ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    ЦСКП: Стенограмма конференции на тему: «Развитие через интеграцию. Российский проект для Евразии»

    [28.10.2011]

    Председательствует   Ю.Е. Шувалов. 

    Шувалов Ю.Е. Уважаемые друзья, сегодня мы по инициативе Социально-консервативного союза и Алексея Ивановича Подберезкина, по приглашению Алексея Ивановича находимся здесь, в МГИМО, а вместе мы проводим конференцию на тему «Развитие через интеграцию. Российский проект для Евразии». Я думаю, что это очень актуальный вопрос сегодня в условиях избирательной кампании, которая идет в очень динамичной форме, вступает в решающую фазу. Мне кажется, принципиально важной является повестка дня избирательной кампании – актуальная повестка дня. Кампания должна выйти на решение вопросов, которые определяют стратегический вектор развития страны.

    И одним из таких векторов, пожалуй, доминирующим сегодня является вектор Евразийского направления, определяющий стратегию развития страны, определяющий возможности культурной, духовной экспансии нашей страны и интеграции с тем, что, собственно говоря, делает Россию по-настоящему страной цивилизационного характера, то, что дает ей возможность дышать полной грудью, это культурная, экономическая, духовная интеграция со странами – членами Евразийского союза в перспективе, сегодня это страны Содружества, которые входят в ЕврАзЭС.

    И мы, безусловно, видим необходимость обсуждать и говорить на эту тему. Разрабатывая Российский проект на основе консервативной идеи, на основе идеи социального консерватизма, вы все сегодня являетесь единомышленниками, те, кто участвует здесь, и наши новые партнеры – сторонники этой идеологии, которая нисходит из тех базовых ценностей, которые объединяют наше общество, которое сориентировано на процессы, связанные с устойчивым развитием, развитием, в основе которого интересы человека, живущего на земле, и развитие этой территории с учетом предотвращения тех угроз и экологических, и демографических, и всех прочих угроз, то есть мы рассматриваем человека в центре территориального планирования и развития. И, безусловно, это вопрос интеграции, вопрос содружества с теми странами, которые близки нам по духу, с которыми мы можем выстраивать систему общих ценностей.

    Безусловно, это уже будет другая система ценностей, чем-то отличающая чисто российские ценности. Безусловно, очень важный фактор, и об этом надо говорить, ценности, опирающиеся на духовность, на религию. Здесь мы будем говорить и о христианских, и об исламских ценностях. Ну а главной отличительной особенностью, на мой взгляд, является то, что в этих условиях мы никоим образом не повторяем ошибок Евросоюза, не уходим в мультикультуризм, который приводит к смешению понятий, а позволяем развивать сотрудничество народов и стран на основе партнерства, на основе взаимного уважения и взаимного дополнения. Вот это принципиальный вопрос, о котором мы говорим. Мы говорим о перспективе Союза суверенных демократий, это понятие для нас тоже близко, оно родилось в начале нулевых годов. И я думаю, что это тоже тот принцип, который может послужить основой для развития наших отношений и нашей интеграции.

             Примечательно, что сделано три важных заявления лидеров стран Евразийского пространства. Владимир Владимирович Путин высказался в газете «Известия», потом Лукашенко и позавчера Назарбаев, и мы видим некое новое состояние и новый этап, который наступает, это этап готовности к следующему более активному развитию отношений общего пространства и выстраивание наднациональных институтов.

    Безусловно, приоритетом является экономическая повестка дня, Таможенный союз, который начинает действовать с 1 января 2012 года, и это предпосылки для более активного сотрудничества во всех экономических сферах деятельности. Мы уже обсуждали в рамках Социально-консервативного союза вопрос единой земельной политики, которая могла бы выстраиваться, но здесь возникает формат сотрудничества по целому ряду направлений. Поэтому, я думаю, что сегодня мы должны говорить о создании платформы для обсуждения разных общественных сил, которые присутствуют на территории Евразийского союза, для выработки общих подходов и платформы, которая может говорить о создании той среды, которая бы позволяла выработать условия, на которых мы можем развиваться вместе. И сегодняшний разговор как раз об этом, я хотел бы, чтобы мы говорили об этом, чтобы мы сделали какое-то заявление. Проект, кстати, подготовлен Сергеем Волобуевым. Но это именно проект, я предлагаю обсуждать его и сформировать в результате нашего сегодняшнего разговора некую рабочую группу, которая бы говорила о выработке именно такой позиции, позволяющей объединиться не только активу российского общества, но и представителям других стран Евразийского пространства для того, чтобы выработать совместную платформу действий и интеграции. Поэтому я хотел бы сейчас предоставить слово Алексею Ивановичу Подберезкину, а потом Сергею Волобуеву.

    Пожалуйста, Алексей Иванович.

    Подберезкин А.И. На мой взгляд, за последний месяц произошли очень серьезные события, которые до конца еще нашей элитой да и средствами массовой информации по достоинству не оценены. Статья Путина, выступления Лукашенко и Назарбаева – это, в общем-то, можно расценить как заявку на новую стратегию и внешнеполитическую, и вообще национальную стратегию. Вот будет она реализована до конца или нет – это, конечно, вопрос. Мы увидим. И во многом это будет зависеть от того, Назарбаев, кстати, в статье хорошо сказал: от общественной народной поддержки этого проекта. Потому что интеграционные институты – ЕврАзЭС, Таможенный союз, Торговое соглашение – это все уже есть, это те кирпичики, как Путин говорит, из которых может складываться эта новая модель.

    Но на самом деле из этого неизбежно вытекает и политическая модель безопасности новая, и военно-политическая. Потому что те события, которые происходят за последние годы, я, например, вижу в них определенную логику. Не просто идет череда сначала «бархатных», потом «оранжевых» революций, меняются потом политические системы, политические режимы, идет и череда уничтожения лидеров этих политических режимов. Вот это все говорит о том, что не так все благодушно, все приятно и комфортно в мире. И не случайно, кстати, китайцы в последнюю буквально неделю приняли решение об ужесточении цензуры и контроля над средствами массовой информации, в том числе и интернетом, потому что они поняли, что их системе ценностей традиционной угрожают вполне реальные вещи.

    Так вот, я смотрю сейчас на Евразийский проект, который уже фактически запущен, не только как экономическую прежде всего или финансовую конфигурацию, но и как общественно-политический проект. А может быть, и стратегию, дай бог, если так случится, которую мы давным-давно ждем, для будущего Президента, потому что логика подсказывает, что другой альтернативы нет. Мы 20 лет спорили, кто мы – Азия, Европа, Азиопа, как только ни называли, все по-разному, а на самом деле выбора нет, кроме того, чтобы создавать свое пространство или воссоздавать свое Евразийское пространство.

    И я бы хотел акцентировать внимание на том, что да, мы научились создавать государственные институты, которые худо-бедно работают, может быть, мы критикуем СНГ, иногда даже излишне, но появились ОДКБ, достаточно эффективные институты, вот все эти кирпичи мы научились создавать. Теперь их надо, как сказал Путин, интегрировать в единую систему. И, в общем-то, интегрировать их без общественной политической поддержки невозможно. Идею, по-моему, все-таки Назарбаев высказал о создании Евразийского парламента, который может стать одним из таких институтов, координирующих такую деятельность. Но все будет начинаться снизу. Поверьте мне, мое глубокое убеждение, все будет зависеть от воли тех конкретных общественных организаций, людей, которые смогут создать этот общественно-политический проект. И в данном случае мне очень приятно участвовать в этом процессе, инициатором которого на общественном уровне выступил Юрий Евгеньевич, потому что эта идея для меня лично бесспорна, во-первых, во-вторых, беспроигрышна – она позитивна, она не конъюнктурна, она не зависит от выборов – парламентских, президентских. Она стратегически важна для всей нации.

    Я просмотрел этот проект. Кстати, очень интересный момент. Мы эту тему сделали в качестве предмета обсуждения на портале вчера, вбросили, что называется, и получили несколько сот откликов сразу на эту тему. Это показатель огромной заинтересованности к ней, может быть, недостатка внимания еще средств массовой информации.

    Я считаю, что проект очень удачен. Честно говоря, даже попытался что-то подправить, и пока не получается. Но, в принципе, мне кажется, надо идти дальше. Юрий Евгеньевич, мне кажется, надо закончить все-таки потом наше обсуждение созданием некоторого временного или постоянного органа, который бы взял на себя этот процесс уже как координирующий орган среди общественных сил.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое. Пожалуйста, Сергей Волобуев.

    Волобуев С.Г. Уважаемые коллеги, у всех есть проект заявления «Развитие через интеграцию. Российский проект для Евразии», и вряд ли есть необходимость сейчас зачитывать его или даже пересказывать вольно все положения, которые там зафиксированы.

    Мне бы сейчас хотелось в дополнение к тому, что уже было только что сказано, остановиться на, может быть, ключевом смысловом моменте, который здесь в этом заявлении также нашел отражение. Этот момент касается роли ценностей и роли высших ценностей, роли гуманистической мысли человеческой, которые, как мне кажется, рано списывать со счета сегодня.

    Здесь написано, что 20-30 лет назад ключевым трендом мировой гуманитарной мысли был тренд обсуждения глобальных проблем человечества, была некая воля международная, были площадки, на которых строились модели глобального развития, где были впервые осознаны вот эти вызовы – экологический, демографический, продовольственный, где была провозглашена концепция устойчивого развития. Да, сегодня, оглядываясь назад, мы не можем безоговорочно принимать все, что говорилось тогда. Многие из этих концепций либо были идеалистичны, либо содержали в себе внутренний антигуманный потенциал, в частности эта идея, когда демографический рост рассматривался чисто мальтузиански как угроза человечеству. Конечно, сегодня мы понимаем, что демографический рост – это не угроза. Угрозой являются совсем другие явления мирового плана.

    Но важнейшей нашей задачей сегодня в контексте евразийской интеграции является формирование нового полюса. Вот здесь сказано о полюсе устойчивого развития, но он не возникнет, если не возникнет полюса глобальной мысли, нового полюса глобалистики в хорошем смысле этого слова, когда ответственные интеллектуалы из наших стран, из других стран вновь вернутся к проблемам общечеловеческой перспективы, к проблемам глобальной справедливости, к проблемам формирования справедливого международного порядка. Это те проблемы, которые были на 20 лет отодвинуты ввиду попыток построения однополярного мира, ввиду того, что инстинкты стремления к мировой власти и гегемонии возобладали над разумом и высшими ценностями.

    Безусловно, обращение к этим высшим способностям человечества является внутренним историческим смыслом евразийской интеграции, смыслом также и внешним, поскольку только в этом контексте мы сможем обрести свое место и отстоять свое право на интеграцию и свое место в мировой истории третьего тысячелетия.

    Кроме того, мне кажется, что именно эта миссия полностью соответствует нашим культурным традициям, которыми мы должны распорядиться сегодня правильно.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Я хотел бы предоставить слово Юрию Кофнеру, председателю Клуба российской интеграции МГИМО.

    Кофнер Ю. Спасибо большое.

    Сначала я хотел бы сказать спасибо за то, что меня пригласили сегодня на такое важное собрание. Сразу хотел бы извиниться, что я потом должен уйти, что я выступаю перед более важными выступающими, чем я, просто я являюсь студентом еще, поэтому мне надо пойти на занятия.

    Вкратце я хотел бы рассказать, чем мы занимаемся. Наш клуб был основан год назад для изучения процессов евразийской интеграции. Это исторические, политические, экономические и этнологические аспекты. И все это делается на основе классического и современного евразийства. Кстати, к моему акценту. Я думаю, многие сейчас удивляются. Я сам русский немец, родился в Мюнхене, но влюбился в Россию, я хочу жить и работать здесь.

    Какие у нас были мероприятия, которые я хотел бы выделить в первую очередь. Это конференция в Казахстане «Евразийская интеграция» с участием представителей посольства, это лекция «Миссия России в евразийской интеграции», которую читал Игорь Николаевич Панарин. Это «круглый стол» «Единая валюта Единого экономического пространства», и уже также был «круглый стол» «Готова ли Россия к созданию Евразийского союза?» буквально на прошлой неделе.

    Какие еще у нас будут предстоящие мероприятия? Я хотел бы сразу обратиться к господину Подберезкину, хотел бы пригласить выступать в МГИМО господина Таира Мансурова, генерального секретаря ЕврАзЭС, может быть, Николая Бедуржа(?), а также Александра Владимирова, члена Совета стратегии России, который тоже близок к идеям евразийства, я думаю, его взгляды будут интересны, чтобы мы их услышали в МГИМО.

    С кем мы сотрудничаем? Это прежде всего движение «Молодая Евразия», это Центр имени Гумилева и Движение по защите прав народов.

    Относительно сегодняшнего собрания хотел бы немножко рассказать о последнем нашем мероприятии – «круглый стол» «Евразийский союз», готова ли Россия, готовы ли страны бывшего Советского Союза. И тут было интересно, что выделились именно три аспекта, о которых спорили больше наши студенты, наши участники.

    Во-первых, это был вопрос о национальных взаимоотношениях. Есть недоверие как со стороны русских к новым странам-членам этого Союза – Киргизстан, Молдова, Таджикистан и т.д., и с другой стороны есть и недоверие граждан этих стран к русским. Я думаю, что об этом не надо рассказывать. Поэтому и Российский социально-консервативный союз должен заниматься этими проблемами в первую очередь, потому что если остается эта проблема, это будет как подводная мина для будущего Евразийского союза.

    Второй аспект – это демографический дисбаланс. Это очень низкий рост (слава богу, уже рост) славянского населения и очень большой рост населения с мусульманским бэкграундом. И сейчас я скажу, что, мы считаем, может быть спасением.

    И третий аспект – это отсутствие идеи. То есть мы выделили, что, конечно, Назарбаев давно говорил о евразийской интеграции и его идея о евразийстве (он уже давно называет себя евразийцем), мы называем это назарбаевским евразийством, к этим идеям принадлежит и господин Путин. И тут интересно выделить особенно такое развитие евразийской интеграции – это интеграция совместно с Европой, это идея хософренд(?), о чем и писал господин Путин в газете «Зи Дойч ...»(?) в 2009 году, это создание Единого экономического пространства от Владивостока до Лиссабона, что, я думаю, имеет большой интерес и для нашего бизнеса. С другой стороны, как уже сказано, отсутствие идеи. Не может интеграция лишь на социально-экономических факторах строиться. Должна быть единая составляющая идея. И мне очень нравится, что в этой программе, в этом заявлении, потому что эти идеи нам близки. Мы в нашем клубе выработали так называемые младоевразийство – евразийство молодых жителей Евразии. И считаем, что может нас объединить – это идея современного евразийства. Она имеет четыре пункта. Это, конечно, демократия. Это и суверенная демократия, потому что мы понимаем, что на евразийском пространстве всегда правил сильный царь или хан, который обеспечивал этой системе стабильность. С другой стороны, это общий евразийский парламент, который необходим. И это некая имперская система, но прошу не бояться этого слова. Я имею в виду, что имперская система – это прежде всего социальная мобильность для представителя любой национальности. То есть мы не скрываем, что министром образования России может стать таджик, если, конечно, он знает русский язык, если он знает свой предмет – почему нет? И, наоборот, почему русский не может занимать должность в Туркменистане? Мы считаем, это несправедливо.

    Второй аспект – это общеевразийский национализм, то есть чтобы любой человек, скажем, сегодня на нашем собрании, я думаю, тут много представителей смешанных национальностей, все-таки мы живем в России, чтобы любой человек мог называть себя гордо евразийцем, но при этом русским, бурятом, русским немцем и т.д.

    Третий аспект, за который мы выступаем, это экономическая модернизация и экономическая интеграция. То есть с одной стороны, это идея Сколково, это идея прорывной экономики, экономики знаний, а другой аспект, конечно, это интеграция наших стран и выведение на новый уровень экономического развития.

    И последнее, эти все три пункта – демократия, дружба народов и экономическое развитие, они не могут быть достигнуты в нашем понимании без основ духовности, без основ великой идеи. В нашем понимании эта идея – это духовность на основе наших евразийских религий. И главная концепция, когда спросили господина Медведева, что главное в жизни, он ответил – это любовь. Мы, евразийцы, действительно считаем, что главная интеграция – это взаимная любовь. Это любовь к близким, любовь к дальним, но эта идея – любовь и правда, она должна стать нашей главной идеей. У американцев есть своя идея – капиталистическая, материальная, а наша идея – это все-таки любовь, это духовные ценности.

    Заканчивая, хотел бы еще раз подтвердить, что мы очень приветствует сегодняшнюю инициативу, хотели бы войти в оргкомитет, если это будет возможно, если это одобряется, и мы считаем, что идея евразийской интеграции, в том числе и на социально-консервативных основах, и на основе евразийства имеет тот устремленный в будущее пафос, который способен вывести русский и союзные ему народы на новый уровень экономического, социального, культурного и, в конце концов, общечеловеческого развития.

    Спасибо большое.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое за ваше выступление. Видно, что вы действительно очень глубоко прониклись темой евразийства, и нам очень приятно с вами сейчас сотрудничать и взаимодействовать.

    Андрей Борисович Кобяков, можно вам предоставить слово.

    Кобяков А.Б. Коллеги, я прежде всего хотел бы выразить благодарность за то, что был приглашен на это мероприятие, поскольку считаю его чрезвычайно важным. Должен заметить, что 20 лет, которые прошли с момента прекращения существования Советского Союза, я последовательно отстаивал идею реинтеграции на новых основаниях, прежде всего потому, что испытывал свою личную боль за разрушение уникального и геополитического, и культурного, и цивилизационного образования. Мне казалось, что произошедший демонтаж этой системы противоестественен. Дело не в том, что система, возможно, была не идеальной, возможно, мы имеем право на различные исторические эксперименты, но абсолютно естественным является наше совместное проживание на этом пространстве, которое разделено крупными естественными границами. Ведь и сама Российская Империя уникальна в том, что развивалась естественным путем в рамках естественных границ. И сложившийся здесь тип мироустройства, отношений между культурами, народами, межнациональные отношения и т.д., являют собой, я считаю, истинную сокровищницу для всего человечества. Надо заметить, что мы, к сожалению, сами не научились как следует популяризировать эти идеи и показывать нашу силу. Мне приходилось в частности здесь, в стенах МГИМО, участвовать в рамках одного из международных форумов, где нас пытались поучать европейской политики мультикультурализма, и в этой секции принимал участие Отец Всеволод Чаплин, который, мне кажется, достойно отвечал этим итальянским профессорам, которые приехали сюда к нам, в нашу страну нас учить взаимосуществованию различных народов, национальностей и т.д.

    Хотелось бы еще заметить, может быть, мне это было бы уместно сделать как экономисту, что есть еще помимо известной геополитической концепции больших пространств, есть еще и абсолютно рациональная и очень важная концепция Фернанда Броделя, в дальнейшем получившая развитие в работах Иммануила Валлерстайна, о мирах экономики, то есть о неких относительно замкнутых образованиях, в которых части абсолютно естественным образом тяготеют друг к другу. И тяготеют таким образом по принципу взаимодополняемости, что, в принципе, эти образования в очень малой степени зависят от внешней конъюнктуры. Замечу, что в мире таких образований может быть очень немного. В принципе, Европейский Союз – это тоже мир экономики, и объективный анализ показывает, что если принять все межгосударственные связи внутри Европейского Союза за внутреннюю торговлю, то на внешние связи приходится менее 10% суммарного ВВП этого пространства. Можно сказать про то, что таким же квази миром экономики в естественном своем развитии могут выступать Соединенные Штаты или Североамериканский континент. Другое дело, что они предпочли другую модель, и, как мы сегодня знаем, практически произошла деиндустриализация этого пространства. Но, я думаю, что естественные процессы еще скажутся, в том числе и там. Так вот Россия, Российская Империя, Советский Союз, я надеюсь, в дальнейшем новое образование – это абсолютно естественная, абсолютно не придуманная никем конструкция под названием мир экономики. Напомню, что Советский Союз за весь период своего существования, даже в период самого высокого уровня цен на нефть, когда мы начали поставлять энергоносители в 80-е годы и в страны Совета экономической взаимопомощи, и на Запад, так вот суммарно весь экспорт Советского Союза никогда не превышал 5% от ВВП нашей страны, той большой страны. Это было на самом деле 4,3-4,5%. Кстати, в этой связи абсолютно смешно слушать рассуждения иногда даже именитых экономистов, что именно падение цен на нефть разрушило Советский Союз. Поскольку нефть составляла в экспорте лишь весьма незначительную часть, я напомню, что взаимоотношения с системой СЭВ и со многими развивающимися странами включали поставки полных комплектов оборудования целых заводов и т.д., то есть, вообще говоря, мы в то время отнюдь не были страной с сырьевым экспортом, и считать, что какое-то снижение цен на нефть могло всерьез повлиять на экономические показатели страны, это нелепо. Так вот, мне кажется, это все вместе свидетельствует о том, что абсолютно естественными являются эти процессы интеграции. Замечу, что никаких чудес не бывает. На этом пространстве все образовавшиеся суверенные государства, их экономики находятся примерно на равном уровне, они все еще комплиментарны друг другу в технологическом отношении, по многим все еще унаследованным стандартам, стандартам образования. Более того, сама школа управления, школа образования, подготовки квалифицированных кадров для экономики все еще несет в себе в определяющей мере черты общего наследства. Поэтому мне представляется, что мы на абсолютно правильном пути, 20 лет спустя мы приходим, наконец, к организационным даже некоторым действиям нашего гражданского общества, в точности воплощая библейское «Есть время разбрасывать камни, есть время собирать камни». Я думаю, давайте сделаем все, что от нас зависит, чтобы эти камни собрать.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое.

    Я хочу предоставить слово Игорю Николаевичу Игошину, который руководил сейчас делегацией Центра социально-консервативной политики в Соединенных Штатах, в которую входил Велихов, уважаемый наш руководитель Общественной палаты, и там мы разговаривали с Республиканской партией, как я понимаю. Мне просто интересно, может быть, вы поделитесь своими впечатлениями от встречи?

    Игошин И.Н. Собственно говоря, сама тема встречи, особенно ее второй день, кроме того, что в целом у нас идет такое налаживание рабочих взаимоотношений между thinktank-ом в нашей Государственной Думе, Партии «Единая Россия», Центром социально-консервативной политики и thinktank-ом Республиканской партии Соединенных Штатов, который называется Американский совет по внешней политике во главе с доктором Шнайдером.

    Был также ряд практических вопросов кроме организационных. И практические вопросы, особенно во второй день, касались как раз взаимодействия Соединенных Штатов Америки, как они это видят (и они, по студи дела, готовят политику будущей администрации, они уверены, что именно они придут к власти на ближайших выборах), и России на территории стран бывшего Советского Союза и Восточной Европы. Нащупывают те конфигурации, которые будут приемлемы и для России, и для Соединенных Штатов в том формате, в котором они должны быть уже готовы. И здесь, может быть, как раз как рефлексия на те разговоры, которые были, и те мозговые штурмы, которые были в результате этой поездки, можно как раз посмотреть на реакцию наших партнеров через океан, которые так или иначе влияют на те процессы, в том числе те процессы, которые происходят у нас. И что мы видим по результатам этого обсуждения? В первую очередь мы привели те цифры, которые у нас есть по экономическому взаимодействию, здесь как раз только что об этом говорилось, по странам бывшего СНГ, в первую очередь Белоруссия и Украина, а также потенциально Грузия после того момента, когда с Грузией будут налажены экономические взаимоотношения в полном объеме, будут они восстановлены. То есть мы смотрим на те ретроспективные цифры, которые у нас уже были.

    И что здесь получается? Мы привели нашим партнерам американским несколько цифр, прежде всего по Белоруссии, которая сейчас очень серьезно беспокоит, волнует, и очень серьезно они проявляют интерес. Так вот, мы привели следующие цифры. Очень маленькая страна, понимаем, что занимает достаточно небольшую территорию, хотя территория стратегически геополитически очень значимая, небольшое население. И вот в прошлом году внешнеторговый оборот России с Белоруссией составил более 27 млрд. долларов. Надо понимать, что этот показатель существенно больше, чем наш оборот с Соединенными Штатами Америки. При том надо понимать, что и по населению США больше Белоруссии в 30 раз, а по экономическому потенциалу сравнение уже идет не в 30 раз, а намного больше. При том, что мы постоянно с Соединенными Штатами развиваем наши отношения экономические, и постоянно говорим об инвестициях, и на это направлен очень большой экономический, политический потенциал и т.д., а с Белоруссией мы последние 10 лет постоянно что-то, к сожалению, делим. Здесь как раз возникла на этой почве интересная дискуссия, на которой я, если будет время, более подробно остановлюсь. Претензии, которые нам несомненно будут предъявлять республиканцы после того, как они придут к власти, и они сейчас уже эти темы достаточно серьезно пытаются ввести в пространство обсуждения, это сам факт того, что мы создаем специальные приоритеты для Белоруссии, для Украины, в первую очередь для Белоруссии, и закрываем возможность для Белоруссии стать свободной, экономически открытой страной с равным взаимодействием между Россией, странами бывшего Советского Союза, Восточной Европы и Европейским Союзом в целом. То есть нам предъявляют претензии, что мы как бы ограничиваем Белоруссию своими действиями от взаимодействия с внешним миром, загоняем ее в искусственный тупик, в искусственные вынужденные отношения только с Россией. Более подробно на этом остановлюсь, на том, какие аргументы мы смогли привести и как они были приняты против данной теории американцев.

    Дальше, данные по Украине. Украина в прошлом году, мы привели эти цифры, экспортировала в Россию столько же товаров, сколько во все остальные страны Европы, включая все страны ЕС и не страны ЕС вместе взятые. И при этом, несмотря на то, что Украина пытается параллельно очень серьезно развивать отношения с Китаем, этот показатель в несколько раз больше, чем экспорт Украины в Китай, в 17 раз больше, чем экспорт Украины в США, которые, по сути, последние 10 лет являлись главным политическим партнером предыдущей администрации Украины.

    Привели еще одни цифры в другом разрезе по Белоруссии. На каждого жителя, включая пенсионеров, младенцев, в год в Белоруссии приходится 3 тысячи долларов внешнеторгового оборота с Россией. Для любой страны эта цифра очень значимая. Ни у одной страны мира такого оборота с другими странами нет. И когда мы говорим о Российском проекте, или Евразийском проекте, Славянском проекте, проекте бывших стран Советского Союза, как угодно можно назвать, несомненно, будет звучать несколько разных аргументов, мы постоянно будем с ними сталкиваться. Внешний аргумент будет о том, что только на экономике невозможно объединение. Здесь, я думаю, что нам нужно просто саркастически улыбаться и говорить, извините, посмотрите на цифры оборота между странами, они не могут взяться из ниоткуда. То есть не нужно теоретизировать, это данность. Мы на сегодняшний день составляем, по сути дела, единое экономическое пространство, несмотря на все искусственные барьеры, которые были нам навязаны той моделью управления в странах бышего СНГ на протяжении последних 10-15 лет. Мы, по сути дела, прошли это испытание, и экономика, совместная экономика, не развалилась. На сегодняшний день в силу кризиса в Европе, в силу сложных экономических процессов в мире эти искусственные барьеры снимаются и мы просто подталкиваемся друг к другу. Естественным путем, без какого бы то ни было насилия, без какого бы то ни было искусственного придумывания каких-то идей. У нас просто нет другого выбора. И вот на тот аргумент, который те же партнеры наши – республиканцы приводили о том, что мы создаем искусственные условия, в которых у Белоруссии нет выбора, мы говорим, подождите, мы 10 лет, в том числе под вашим нажимом и под пеленой той идеологии свободной экономики, которую мы тоже в известной степени разделяем, но тут возможны трактовки, так вот, под пеленой той трактовки, которую вы нам навязали отталкивали Белоруссию, повышали цены на естественные энергоносители, не могли договориться по мелочам, постоянно была какая-то возня, постоянно возможность перекрытия трубы и т.д., и т.д., и т.д. Что мешало той же самой Польше, о которой вы беспокоитесь, зайти и наладить отношения? Почему все-таки у Белоруссии и России экономические связи в сотни раз больше, чем у Белоруссии и Польши? В чем проблема? У них тоже есть общие исторические корни, у них тоже есть возможности взаимодействия, у них было открытое и, в общем-то, комплиментарное пространство в течение 10 лет. Мы отталкивали Белоруссию по своей собственной глупости, по большому счету. Мы давали всем другим шанс. Что мешало вам в течение этих 10 лет зайти, развить эту экономику? Почему она не развилась? Почему для Белоруссии на сегодняшний день, для белорусских товаров закрыты пошлинами, разными другими барьерами возможности канала экспорта в Европейский Союз? В чем причины? Поэтому от разговоров либо надо переходить к практике, либо эти разговоры прекращать.

    По большому счету, мы с Максимом Сергеевичем Григорьевым, который участвовал в этой работе, привели такую аналогию. Мы живем с Россией, Белоруссией, Казахастном, Грузией, Арменией, даже странами Прибалтики, которые являются членами Европейского Союза, в общем кондоминиуме. Каждый живет в своей квартире, но есть общий подъезд, и мы вынуждены как-то договариваться о правилах жизни в этом подъезде. И мы знаем, что один из жильцов в нашем доме не просто живет бедно, а начинает потенциально умирать с голоду, и мы вынуждены помогать. И тут через дорогу нам звонят и говорят, знаете, у вас к кондоминиуме какие-то неправильные экономические отношение, там у вас человек умирает, а вы ему помогать вдруг решили, и этим самым вы ограничиваете его потенциальное взаимодействие с нами через дорогу. Слушайте, придите, дайте денег – мы не против! Не даете денег – переставайте критиковать, надоело. Самое смешно в этой концепции, Максим Сергеевич подтвердит, республиканцы в общем такую аргументацию принимают. Они принимают, нам надо быть здесь более настойчивыми, более агрессивными в нашей позиции, более нападающую позицию занимать. У них были все шансы, они их не использовали на сегодняшний день. Хватит нас критиковать, хватит нападать на наши естественные интересы. И здесь, я думаю, скажем, сразу после этой дискуссии была дискуссия по ПРО. По большому счету, те эксперты – это бывшие замы госсекретарей, республиканцы, которые, есть вероятность, что возникнут в этой же должности в ближайшей администрации, это советники бывших президентов, который, я думаю, сохранят свои посты при смене власти, для этого есть шансы, то есть мы налаживаем правильное взаимодействие, правильные каналы консультаций. Более того, у нас достигнута принципиальная договоренность, что в конце апреля – начале мая, после того, как у них по праймериз определится, кто будет реальным кандидатов наиболее вероятным от республиканцев на пост будущих президента и вице-президента, они постараются наш координационный совет между ЦСКП и Американским советом по внешней политике, постараются провести здесь с их участием, по крайней мере с участием одного из них для того, чтобы шло взаимодействие. И с нашей стороны надо тоже будет постараться, чтобы было на соответствующем уровне представлено наше участие в этой конференции. Она будет достаточно значима, я думаю, для будущего определения каналов взаимоотношений между политическими элитами наших стран. И здесь они в ходе именно такого ключевого разговора, когда мы уже начинаем нападать, предъявлять претензии, они, в общем, готовы разговаривать и о системе ПРО объединенной, понимая, что у нас есть интересы, мы от этих интересов не отступим. Они готовы обсуждать ситуацию по сегодняшней Грузии. Мы видим, что сегодня и позиция Европейского Союза, и позиция Соединенных Штатов в отношении Грузии начинает меняться. То есть, по большому счету, общая обстановка в мире, общая экономическая позиция в мире и где-то, наверное, божье провидение дают России очередной шанс. У нас почему-то всегда так. мы постоянно уничтожаем то, что у нас есть, когда у нас хорошая ситуация, когда у нас есть необходимые условия. И когда, вроде бы, мы уже подошли к грани, к той черте, дальше которой невозможно будет вернуться – точка невозврата, божественное провидение дает нам очередной шанс. Вот на сегодняшний день это божественное провидение дает нам шанс восстановить естественное общее экономическое пространство, через это нормальное взаимодействие повысить уровень жизни людей внутри этого пространства. И очень важно не повторить тех ошибок, которые мы сделали, очень важно не пытаться подавить какие-то свободы или ограничить свободы людей, живущих в бывших странах Советского Союза, мы должны понимать, что мы не восстановим, и неправильно ставить такую задачу – восстанавливать ту централизацию власти, которая есть, это очень важно в самом начале декларировать. Очень важно именно выстраивать такое в перспективе конфедеративное устройство, где каждый принимает решение, как в своей квартире живет сам, но при этом правила общего подъезда определяются нормальным общим согласием, есть нормальное взаимодействие и добрососедские отношения, и где сосед понимает, что в первую очередь пойдет за помощью к соседу и надеется на соседа, нежели на кого-то, на дядюшку из-за океана. И как общее пространство уже выступает дальше по общим интересам, отстаивая их и перед Европейским Союзом, я надеюсь, со временем в долгой исторической перспективе, при правильном развитии, у нас есть перспектива дальнейшего объединения общеевропейского, и мы, по большому счету, Европа – от Лиссабона до Владивостока в полной мере, и взаимодействие с другими большими экономиками как Соединенные Штаты Америки. Поэтому эта поездка, которую вы, Юрий Евгеньевич, инициировали, была очень полезной. Мы видим, что ЦСКП как ключевой thinktank «Единой России» правящей нашей российской элитой воспринимается очень серьезно, по его линии готовы выстроить каналы взаимодействия на серьезном уровне с ключевыми нашими партнерами мировыми. И более того, можно находить те решения, которые помогут нам жить и в нашем внутреннем общем доме, определять его правила и делать так, чтобы эти правила не оспаривались никем из соседних домов. То есть у нас для этого все перспективы есть, важно эти перспективы, это божественное провидение, которое нам надо, правильно использовать.

    Шувалов Ю.Е. Уважаемые друзья, сейчас я хочу дать слово Ирине Петровне Николаевой.

    Но перед этим я хотел бы обратить внимание, что к нам присоединился Харченко Иван Николаевич, наш коллега. Мы вообще все ближе и ближе общаемся с Конгрессом русских общин, и мы планируем 4-го числа провести «круглый стол». Я думаю, что это полезное и важное сотрудничество, и в том проекте, о котором мы сегодня говорим, безусловно, Конгресс русских общин является просто необходимым элементом конструкции. Поэтому я вас приветствую, если будет желание, вы потом тоже можете выступить.

    Пожалуйста, Ирина Петровна. Ей надо уезжать, к сожалению, в Петербург. Руководитель аналитической группы ЦСКП – Северо-Запад.

    Николаева И.П. В рамках ЦСКП – Северо-Запад мы пытаемся разработать механизм реализации решения всех тех проблем, которые здесь только что прозвучали.

    Первая проблема. Речь идет о формировании практически новой парадигмы развития цивилизации. Что это значит? Необходимо привести в соответствие функционирование трех систем – социальной, экономической и экологической. Человечество практически поставило себя на грань выживания. Те экологические проблемы, которые возникли в связи с нарушением базовых экологических законов, они поставили перед необходимостью вообще изменения полностью экономической парадигмы. Речь идет о формировании совершенно новой модели экономического развития, причем глобальной. Есть такой английский историк и философ Тойнби, который написал, что единственно возможной устойчивой системой развития экономического может быть только глобальная система. Если человечество сможет определить основу формирования такой системы, оно выживет. Но еще к этому добавляется задача согласования этой экономической парадигмы с парадигмой экосистем, которые функционируют сами по себе, и процессы там идут необратимые. И естественно, сразу же встает вопрос о необходимости коренного изменения общественного сознания.

    Чтобы побыстрее рассказать, я не готовилась к этому выступлению, но так как мы рассматриваем эту проблему в ЦСКП – Северо-Запад, я просто тезисно зачитаю.

    Новая ступень развития цивилизации ознаменовалась резким усилением деструктивных процессов, несущих с собой угрозы глобальной безопасности для всего мирового сообщества. Какие?

    Разрушение системы международных отношений и вооруженные международные конфликты. Мы имеем полную картину сейчас.

    Активизация теневых центров управления процессами насильственного преобразования геополитического и геоэкономического пространства, использующих системные интервенции и терроризм в качестве оружия.

    Третье, активизация криминального бизнеса – наркобизнес, миграционный и коррупция.

    Активизация национального сепаратизма, поддерживаемая национальными элитами.

    Неадекватность всех существующих систем управления социально-экономическими и политическими процессами тем отрицательным тенденциям, которые развиваются в мировом системном пространстве, включая межгосударственные и государственные системы.

    Прогрессирующий характер экономических кризисов и глобальная потеря стимула для экономического развития государства, слабость и неэффективность межгосударственных союзов. Отсутствие общего видения проблем, стратегии обеспечения безопасности и развития мировой цивилизации и механизмов реализации этой стратегии.

    Вот это проблемы. С точки зрения системного подхода, над которым мы работаем, анализ ситуации с позиции системного подхода свидетельствует о том, что мир сегодня столкнулся с глубоким системным кризисом планетарного масштаба, и обеспечить глобальную безопасность возможно только за счет создания такой системы управления политическими, экономическими и социальными процессами, которая будет в состоянии консолидировать интересы и потенциалы различных государств на единой стратегической основе и направлять их в русло сбалансированного и устойчиво развивающегося геополитического и геоэкономического пространства. Вот это устойчивое развитие предполагает, по нашему мнению, вот это устойчивое взаимодействие трех систем – социальной, экономической и экологической.

    Задача чрезвычайной сложности. Сейчас я немножко коснусь механизма. Это сложная и масштабная задача требует принципиально новых системных построений в сфере управления и кардинальных сдвигов во внутренней и внешней политике государств. вот товарищ говорил о давлении американском, это, по сути дела, насильственные и деструктивные по своему характеру процессы в геополитическом пространстве. Естественно, что они продолжают реализацию своей доктрины однополярного мира, использую для этого различные инструменты, в первую очередь легальные инструменты системного давления – финансовые, идеологические, информационные, любые. То есть можно сегодня без военного вмешательство, в принципе, разрушить любое геополитическое формирование и создать на его месте все, что угодно.

    Сегодня не обязательно стрелять, сегодня идут совершенно другого характера системные войны, фронт которых невозможно вычислить, этого врага не видно, это все размыто. И вот тут чрезвычайно важно использовать исторический опыт формирования Российской Империи, здесь уже звучали эти слова, это ненасильственное образование национального, экономического и политического сплава. Были дефекты, но этот опыт уникален по своей природе. Больше такого опыта нет ни у кого, это можно сказать. Евросоюз сформировался только перед лицом общего врага. Это же послевоенное геополитическое формирование, у них был враг. И вот этот враг сейчас исчез, исчезло вот это уникальное образование – СССР. Враг исчез, перечисленные проблемы, о которых я говорила, моментально сразу стали сказываться на Евросоюзе, он рассыпается на глазах. В принципе, оказалось, это очень неустойчивая система. У них нет консолидированного интереса, а любую систему формирует именно консолидированный интерес. Поэтому сейчас будет рушиться, а недалеко и разрушение Соединенных Штатов, недалеко разрушение Германии на земли, потому что там нет вот этого механизма формирования консолидированного интереса, а он формируется в социальной среде, его формируют люди, его формируют элиты. А поскольку у нас социальная среда не понимает в общем и целом происходящих процессов, люди оторвались от общего видения, поэтому и так остро встал вопрос. Мы деградируем все вместе, не имея возможности принять консолидированное решение – что делать? И Путин четко сказал, что наше государство сшито на «живую» нитку, и любой неверный шаг – накроет и все, нам уже никогда больше не встать. Сегодня вопрос исчисляется не десятилетиями уже для поиска решения, а годами. Сколько отведено – трудно сказать.

    Что мы предлагаем? Решение всех этих проблем требует разработки новых системных принципов построения федеративных межгосударственных отношений, тут немножко об этом говорилось, базирующихся на балансе интересов государств и необходимости обеспечения безопасности и развития всех вместе. Разработка конституции вот этой федерации, то есть закона, которому бы все подчинялись. Конечно, национальная специфика будет накладывать какие-то коррекции.

    Шувалов Ю.Е. Не факт, что это будет федерация, может быть, это будет конфедерация.

    Николаева И.П. Евросоюз – это же федерация. Ну, да, образование – сплав какой-то. Но нужна платформа, и этой платформы пока нет. Идут отдельные вкрапления – вот экономику разовьем, вот политику выстраиваем, ОДКБ сформировали, то же самое в ШОС, везде. Оно какими-то пробными маленькими шагами идет, а ситуация разворачивается намного быстрее, и поэтому необходимо создание вот этой консолидированной платформы. И опыт создания такой платформы в рамках ЕврАзЭС мог бы как раз послужить вот этим системообразующим импульсам вообще для всего мирового сообщества. Я уверена, начнут подсоединяться многие государства, потому что все испытывают те же самые проблемы.

    Создание механизмов системного строительства, обеспечивающего запуск, формирование и поддержку необходимых системных процессов. Что нужно? Нужно не только экономику, надо еще экосистемы, надо привлекать науку. И тут в рамках ЦСКП – Северо-Запад мы эти механизмы разработали.

    Сокращаю время своего выступления, потому что мне надо бежать на поезд.

    Самую большую сложность будет представлять организация процесса перехода от традиционных форм восприятия вот к этой новой парадигме, которая еще только витает чуть-чуть в воздухе, ее еще нужно нам разработать всем вместе. Но без взгляда сверху на ситуацию ничего не получится. Решение отдельных экономических, социальных, национальных проблем должно укладываться в общую парадигму, тогда это будет все подчинено в единой стратегии. А если нет, мы разлетимся. Это очень медленный процесс, который идет. Он нужный, но он слишком медленный. А нам нужно сделать системный прорыв в этом направлении.

    Вот этот переход от традиционного к новому восприятию потребует трансформации стереотипов стратегического мышления от конфронтации оборонительной стратегии к интеграции и совместным действиям. Вот это очень важно переломить, доказать, что это необходимо.

    Второе, создание необходимых стартовых механизмов для того, чтобы эти процессы запустить. Их нет еще. Начальная консолидация ведущих государств, реально влияющих на формирование международных отношений. Кроме ЕврАзЭС.

    Мы разрабатывали также и вообще в целом, какие государства. Евросоюз без России не сможет существовать, у него нет ни стимулов, ни потенциала для того, чтобы ему куда-то двигаться. Понимаете, огромный, мощнейший промышленный потенциал, который практически заблокирован в рамках этой системы. Так или иначе, все вот эти кризисы – итальянский, испанский, греческий – это же свидетельствует об этом. Они никуда не могут двигаться.

    Выборы разработок и реализации приоритетных системных проектов, потому что за все браться, конечно, нельзя, но нужно выбрать приоритет, в который вцепиться «мертвой» хваткой и делать его сообща.

    Стартовый момент в организации системных процессов – это организация процесса рассмотрения предложений со стороны ведущих государств. Это тоже стартовый момент. Какие-то предложения будут постепенно консолидироваться. Но мы предлагаем это сделать на системной основе, чтобы было легче, потому что системный подход дает общую матрицу, общее направление, как сформировать все это.

    Я благодарю всех за внимание и разрешите мне откланяться.

    Шувалов Ю.Е. Пожалуйста, Кирилл Фролов.

    Фролов К.А. Большое спасибо за предоставленное слово. Развивая мысль депутата Игошина, я бы хотел отметить несколько вещей.

    Первое. У нас действительно шанс, богом данный, говорю это перед всеми и перед барельефом Святого Александра Невского, который здесь прямо при входе и который собирал евразийское пространство. Исторического времени крайне мало, и я считаю, что какие-то шаги по необратимости создания Евразийского союза должны быть предприняты до возвращения республиканцев во власть. То есть пока определенный пересменок в США существует, нужно действовать. Естественно, ведущая и направляющая политическая партия – это «Единая Россия», но общественное движение в поддержку Евразийского союза можно и нужно сформировать здесь, и группы пропаганды Евразийского союза должны выезжать на места здесь и сейчас, потому что я занимаюсь не только Украиной, но и Киргизией, и Казахстаном, и вижу, что никакой работы по собиранию Евразийского союза, битвы за умы не ведется, хотя потенциал такой работы огромный. Даже когда американская база в Манасе два компьютера подарила школе, из этого делается PR-акция глобальной помощи бедной Киргизии, в то время как Россия десятками дарит эти компьютеры, но пропиарить это не может. Вот, наверное, это движение и должно заниматься глобальным продвижением идеи Евразийского союза. Потому что сила противодействия не оставляет третьего варианта, либо мы его создадим, либо ни одна из опор Евразийского союза не сохранит свой суверенитет. Потому что да, республиканцы еще не вернулись, но МИД Руни уже говорит, что Путин – это вызов Соединенным Штатам. Они не бояться наступательной политики: Бог поручил Америке руководить миром! А мы все время чего-то боимся, оправдываемся и т.д.

    Более того, очень правильно было сказано о битве за умы и идеологических конструктах. Прямая идеология расчленения России в стиле Новодворской или Константина Борового, она уже не работает, сейчас битва ведется в первую очередь за умы русских людей. Сейчас новый идеологический конструкт – так называемый уменьшительный национализм, когда нам говорят, что русскому народу ради его же блага нужно избавиться от имперского бремени – нужно отдать Кавказ, и все это заканчивается тем, что уже в Новосибирске эти псевдонационалисты проводят митинг «Хватит кормить Москву!», которая якобы грабит Россию. То есть это, по сути, пропаганда десуверенизации России в духе гитлеровской пропаганды времен Великой Отечественной войны. Вспомним, в СС тоже была Липецкая республика, русское самоуправление, и тоже все это делалось якобы во благо русского народа. Нам нужно пояснить, что русский народ не выживет в ситуации враждебного пояса. Если будет взорвано среднеазиатское подбрюшье, если к власти придут по ливийскому или египетскому варианту ваххабиты, то у России там 7,5 тыс. границ, поэтому Средняя Азия с этой точки зрения еще как нужна. И светские режимы, которые боятся ваххабизации, наши союзники, и им больше деваться некуда, как идти в Евразийский союз, потому что принцип конфедерации дает им возможность сохранить власть и собственность. Потому что и Штаты, которые стоят за ваххабитами, и не первый год, вспомним, как они еще моджахедов поддерживали в Афганистане, и Китай действуют очень жестко, они не оставляют никаких возможностей, а мы оставляем.

    Еще новая мулька против Евразийского союза, что он угрожает русским, это Холмогоров забросил, что это новоордынский проект. Ребята, язык Евразийского союза будет русским, это укрепление русской культуры на всем пространстве исторической Руси, поэтому не надо нас пугать киргизами. Геополитические оппоненты России находятся не в Бишкеке.

    Более того, скажу уже совсем в своем кругу, казахи и киргизы – это религиозно неопределившиеся народы. И хочу обратить внимание на то, что последние два заседания Священного Синода Русской Православной Церкви коррелирует с идеей Евразийского союза, то есть Патриарх Кирилл и Премьер-министр Путин словно мыслят в одних категориях. Создан среднеазиатский митрополичий округ, и на последнем Синоде на Киргизию отправлен епископ впервые за много столетий. Ошибка Екатерины Второй, которая решила, что раз тюркоязычные – значит, мусульмане, исправляется. И открыто еще три новых епархии в Казахстане.

    В чем интерес? В том, что американские протестантские секты очень серьезно действуют в регионе, и поэтому открытие православных епархий должно быть с пониманием, принятыми местными элитами. И опять же начинаются игры. Кто-то в СМИ запускает информацию, что Узбекистан против визита Патриарха Кирилла, хотя никаких официальных заявлений не было от Узбекского посольства. Это делается, как мне представляется, где-нибудь в Американском посольстве. Почему? Казалось бы, при чем здесь Украина? А притом. Им нужно создать прецедент, чтобы поменьше Патриарх ездил на Украину, потому что там идет очень серьезная своя борьба за цивилизационное будущее, поэтому долг российской политической элиты помочь этому визиту, чтобы опасных прецедентов не создавать.

    Что касается Украины. Вот депутат Игошин очень четко сказал, что Господь дает России шанс. Действительно дает. В чем он заключается? Вчера Евросоюз голосовал по Украине, было голосование. И фактически смысл этого жесткий ультиматум, который, по сути, предлагает Януковичу и Тимошенко поменяться местами. Да, мы приветствуем вашу евроинтеграцию и пусть у вас политическая ассоциация, но для этого Виктор Федорович Янукович должен не просто выпустить Тимошенко из тюрьмы, но снять с нее все судимости, то есть диктат правосудию, и обеспечить ее участие в выборах. То есть, если она не виновата, значит, Янукович виноват. Дальше Венецианская комиссия говорит, что восстановление мажоритарно-пропорциональной системы на Украине – это нарушение демократии. А что такое мажоритарно-пропорциональная система? Эта система позволяет Партии регионов укрепить свое присутствие в будущей Верховной Раде с помощью депутатов-мажоритарщиков. То есть идея Венецианской комиссии поддерживает Тимошенко, Яценюка и прочих. То есть Янукович должен понимать, что все, его убирают, и Збигнев Бжезинский четко и ясно называет его диктатором. А что делают эти люди с теми, кого они провозглашают диктаторами, ясно на недавнем примере Муамара Каддафи. Когда судили Милошевича, еще была хотя бы формальная процедура суда, то здесь просто того, кто мешает и стоит на пути, просто линчуют без лишних разговоров. В этой ситуации наш долг сказать Виктору Федоровичу: дорогой Виктор Федорович, повернись к Евразийскому союзу лицом и будешь править долго и счастливо, так же, как Владимир Владимирович Путин, Александр Григорьевич Лукашенко, Нурсултан Абишевич Назарбаев. Долго и счастливо! Но все это нужно делать уже сейчас.

    И, может быть, пару слов о диалоге с республиканцами. Там нужно тоже не бояться говорить: ребята, вот вы правые, вы консервативные христиане, вы запрещаете в своих штатах аборты, гейпарады и т.д. Мы такие же, только православные! Поэтому вам не выгодно нас сминать, иначе мы вас справедливо обвиним в двойных стандартах. Так вот, чтобы мы вас не обвинили в двойных стандартах, что вы поддерживаете самые деструктивные, самые аморальные, самые антихристианские силы для разрушения исторической российской государственности, признайте наши интересы. Да, пространство исторической Российской Империи, пространство СССР, СНГ, Евразийского союза – это наши интересы. Наши народы имеют не только и экономическое, и цивилизационные предпосылки к совместному проживанию в виде федерации или конфедерации, и вообще Патриарх говорит, что Россия, Украина и Белоруссия вместе есть Святая Русь, оттуда начался русский мир, крещение. Почему вы запрещаете нам жить вместе? Мы же не запрещали немецкому народу воссоединиться? Почему им можно, а нам нельзя? Поэтому не нужно бояться таких откровенных нормальных аргументов и говорить по Евангелию, то есть и говорили не как книжники, а как власть имеющие. И вот и говорить с ними как с власть имеющими. И конечно, практический аспект. Ассоциация православных экспертов готова предоставить свои интеллектуальные кадровые ресурсы для общественного движения Евразийского союза, свои структуры, которые существуют на Украине, в Белоруссии, в Казахстане и даже Киргизии (недавно было, кстати, обращение русский организаций Киргизии, что они приветствуют Святейшего Патриарха и очень хотят его видеть на этой земле, которая с Россией живет уже несколько столетий), и активно подключиться, потому что исторического времени у нас нет. Я считаю, что процесс должен приобрести необратимый характер до возвращения республиканцев.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо.

    Сафонов Сергей Борисович.

    Сафонов С.Б. Я очень коротко. Я хотел бы добавить немножко коллегу, которая, к сожалению, нас покинула, из ЦСКП – Северо-Запад, плюс я еще одно ключевое слово услышал, сидя через кресло от Юрия Евгеньевича, он его произнес. Я хотел бы прокомментировать это все.

    Очень важна, с моей точки зрения, институциональная форма данного союза. То есть что это такое должно быть? С кем мы должны общаться в тех или иных странах? Могу немножко поспорить с Игорем Игошиным о том, что подъезд с соседями не будет жить дружно в том случае, если мы будем общаться с полным спектром мнений и партий, которые находятся в той или иной стране, в той или иной структуре. Поэтому безусловной платформой для начала этого процесса, для начала процесса интеграции должна быть платформа в нашем случае социального консерватизма. Если мы будем искать и конкретно общаться, и составлять наши thinktank-и и выбирать opinion leaders, что называется, из социальных консерваторов тех или иных стран, и мы выстроим эту цепочку от Лиссабона до Дели, то, в принципе, нам гораздо легче будет наращивать уже мясо, мы приобретем определенный опыт, и в связи с этим уже будем находить взаимопонимание не только с подвижниками, с единомышленниками, но и проводить интеграцию с другими людьми. Поэтому, не исключая общение с лидерами других стран, где консерваторы не являются власть предержащими на данный момент, необходимо все-таки первично для нас – это общение с консерваторами, и вторично – общение с лидерами. Это на первом этапе.

    Вот такая институциональная форма союза, мне кажется, будет наиболее приемлемой на начальной стадии, и она может позволить развиться в максимально короткий срок.

    Почему я упомянул Юрия Евгеньевича, я услышал от него слово «конфедерация», и даже как-то родилось общее название какое-то: Конфедерация социально-консервативный партий, сил и союзов. Может быть, на первом этапе.

    Почему конфедерация? Потому что гораздо легче будет привлечь силы зарубежные к такой форме, федеративный уклад уже требует определенных документов общих. Конфедерация – это самая слабенькая форма объединения, но она годна для начала, для того, чтобы привлечь максимальное количество единомышленников.

    Шувалов Ю.Е. Конфедерацию я имел в виду уже государственное устройство того образования, о котором мы говорим.

    Сафонов С.Б. Да-да-да. Но имеется у этого слова (я вчера специально проконсультировался в словарях) неполитическое значение, поэтому мы спокойно можем его употреблять. Во всяком случае, это была бы начальная платформа для интеграции, в которой была бы определенная ротация, желательно с постоянным членством России и ключевых держав. В целом, вот моя идея.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Пожалуйста, Харченко Иван Николаевич.

    Харченко И.Н. Уважаемые коллеги, спасибо за приглашение. Я, безусловно, поддерживаю и мнение о том, что это исторический шанс восстановить большое влиятельное государство, которое с помощью определенных сил внутри страны, но и вмешательства извне было развалено, разрушено, которое мы с вами еще помним и понимаем все преимущества того, если бы это государство плавно трансформировалось в демократическую страну, а не было разрушено, а теперь мы его вынуждены по кусочкам собирать. Так вот, с моей точки зрения, тогда сами основы тех процессов, которые происходили в 90-е годы прошлого века, они были заложены в самом устройстве, когда национальные элиты чувствовали давление извне. Из Москвы ими руководили, их назначали, им спускали какие-то партийные указания, и сами национальные элиты были предрасположены к тому, чтобы получить самостоятельность, и они настраивали местное население, которое, в конечном итоге, изгнало людей не своей национальности, в первую очередь русских специалистов, украинцев, белорусов, армян, грузин и т.д. из своих республик, и думало, что оно само как-то справится, сможет управлять своей экономикой. Ничего не получилось, в результате всем стало только хуже от этого.

    С моей точки зрения, есть три основополагающих аспекта будущего объединения, которые надо, безусловно, соблюсти.

    Первое – это абсолютное невмешательство во внутренние дела друг друга. И с этой точки зрения я абсолютно поддерживаю эту форму – конфедерация, которую Юрий Евгеньевич предложил. Никаких других вариантов не существует. Внутренняя политика – это внутреннее дело каждого, и это должно быть краеугольным камнем.

    Следующий принцип – это взаимный интерес, экономический в первую очередь. Потому что основой вот тех раздоров, которые местные элиты впрыскивали в безграмотные зачастую национальные структуры, было то, что мы кого-то там кормим. Вот мы кормим Москву, мы туда все отправляем, мы хлопок, а мы – армянский коньяк, мы то, мы сё. А в результате, когда посчитались, оказалось, что Москва всех кормит. Но было уже поздно.

    Так вот, если мы сейчас четко не просчитаем все плюсы и все минусы, то есть каждый житель каждого государства четко должен понимать, что мы получаем следующие плюсы. Мы получаем относительно дешевые энергоресурсы и природные ресурсы и запускаем у себя какие-то производства, а мы получаем достаточно квалифицированную рабочую силу, которая будет выполнять какие-то вещи, кто-то получает продукты питания, я имею в виду – с Украины, или уголь, или еще что-то. Когда народ будет четко понимать те выгоды, которые он приобретает, и это все будет обсчитываться, а не будут приниматься какие-то геополитические решения – а давайте-ка им вот тут по дешевке что-то и вот тут, чтобы они не убежали от нас. Все надо считать, потом что как только появляются вот эти перекосы – это почва для раздора, для того, чтобы развалить это государство.

    И третий основополагающий момент – это обороноспособность. Это создание общей системы безопасности на объединившемся пространстве, потому что сегодня Россия доминирует, доминирует в первую очередь за счет того, что в соответствии с договоренностями при распаде Советского Союза мы оставили за собой ядерный потенциал. Я сам офицер-ракетчик, я понимаю, что такое наши стратегические вооруженные силы, наши ракетные войска стратегического назначения. Поэтому, если мы распространяем вот эту военную защиту, и при этом не ущемляем их уже созданных национальных каких-то военных образований, а наоборот, интегрируем их на каких-то принципах, здесь тоже очень тонкая грань, потому что, скажем, там сформировались свои военные элиты. Хотя у них мизерные в нашем понимании армии, но они тоже себя мнят какими-то генералами, адмиралами и прочее. То есть здесь это тоже будет очень сложный процесс интеграции, но нам надо определить вот эти принципы.

    Поэтому, с моей точки зрения, определив три основных вот этих направления и правильно расписав и описав их, мы становимся привлекательными для любой из стран постсоветского пространства, а может быть, даже и тех европейских государств, которые сегодня ринулись в Европейский Союз, почувствовали себя там изгоями, почувствовали себя там людьми третьего, а то и пятого сорта, и теперь тоже мечутся, не понимая, где их дальнейшая судьба.

    Вот, с моей точки зрения, этим и следует сегодня заниматься политическому руководству страны, а мы должны ему помочь в этом.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо, Иван Николаевич, я абсолютно с вами согласен. Пожалуйста, Гудков Андрей Евгеньевич.

    Потом будет Романов Роман Геннадьевич.

    Гудков А.Е. Я рад приветствовать вас, уважаемая аудитория! В СКС я представляю Союз землеустроителей России – людей, которые устраивали землю уже на протяжении более 300 лет. И прежде чем э то делать, создавать условия работы и жизни на земле, землеустроитель всегда приносил клятву на Библии, что будет он делать по совести, по заповедям Господним. Это было до 1917 года. Потом ситуация изменилась. Действительно, сейчас у нас есть широкая платформа для евразийской интеграции, достаточное количество евразийских объединений – это СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии. Нам дан старт по наращиванию вот этих отдельных потенциалов, потому что под каждый такой потенциал есть своя группа стран, которая им интересуется. СНГ – одна группа, Таможенный союз – другая группа. Но при этом мы должны при этом наращивании избежать формата и содержания этих евразийских объединений. Как это сделать? Каким образом создать концепцию, которая бы учитывала проблемы этого сближения форматов, обозначила цели и выработала механизм по достижению данных целей.

    Сегодня очевидной становится концепция и стратегия, ибо тон задан этого сближения заявлением трех президентов наших стран. Это несколько принцип.

    Принцип первый – союз должен изначально иметь в своей основе глобальную конкурентоспособность, не только в экономической, но и в социальной, и в духовной сфере.

    Второе – союз должен стать глобальным геоэкономическим мостом между Европой и Азией, а также, полагаю, между Африкой и странами, которые интересуются ее развитием, в частности, Китаем.

    Третий принцип. Союз, как крупный мировой хозяйственный центр, должен иметь свою региональную резервную валюту. Это заявил Назарбаев, он ускоряет этот процесс, понимает, что кризис не за горами, уже не финансовый, а экономический, новая волна, и поэтому его заявление о том, что мы должны создать свою наднациональную расчетную единицу имеет под собой основу – это обеспечить нашу финансовую самодостаточность в вопросах финансирования, развития тех экономических проектов, о которых здесь все сейчас говорят, что было естественной основой интеграции.

    Четвертый принцип. Интеграция и создание союза, с учетом всех геополитических рисков, что нет у нас исторического времени, все равно должна идти естественным путем, без искусственных инъекций по ее ускорению, иначе все это будет искусственно и распадется.

    Как это сделать? Это пятый принцип. Единственным образом – широкая общественная дискуссия. Это, по сути, просветительская и адаптационная дискуссия и поддержка процесса интеграции. Хотелось бы, чтобы широкие круги государственных чиновников наших интеграционных стран, общественные и религиозные организации, бизнес-сообщества и партийные структуры приняли активное участие в обсуждении реализации на практике вот этих механизмов интеграции. И каждая страна может и должна предложить свой конкретный проект для Евразии. Мы же представляем Российский проект для Евразии. Основной его формат сказан в заявлении, которое у каждого лежит на столе.

    И решение земельного вопроса наших стран, по нашему мнению, является одним из приоритетов, ибо труд на земле, уклад и традиции понятны абсолютно всем народам стран, которые претендуют на данную интеграцию. Это в первую очередь. А наш совместный запас продуктивных земель составляет 25-27% мировых. Это означает, что Господь нам дал возможность кормить четверть населения мира. По оценкам европейского сообщества (на этой неделе была германская конференция) к 2020 году нас будет уже 9 миллиардов человек, а на этой неделе нас стало 7 миллиардов. И, по их мнению, 1 миллиард – это будут голодающие люди, которым продуктов уже не хватит. При этом ЕС сейчас резервирует 7% земель своих для будущих своих поколений, и считает это гуманным, при том, что 1 миллиард в мире будет умирать. Вопрос, можем ли мы все вместе буквально за 5-6 лет перепрыгнуть пропасть двадцатилетнего отставания в вопросах развития наших земель и земельных отношений, которая возникла из-за нашей дезинтеграции, и совместно научиться кормить четверть населения мира? Если мы это не сделаем, пожалуй, нас могут просто смять другие геополюсы мира.

    Поэтому в Российский проект, мы полагаем, должны войти несколько основных вещей в земельной сфере.

    Первое – это выработать подходы к формированию стратегии единого землепользования стран Таможенного союза, а далее уже Евразийского экономического пространства.

    Необходимо создать координацию между земельными службами наших стран, реальную координацию. В дальнейшем выработать единые принципы управления земельными ресурсами. Ну а далее речь может идти о создании уже наднациональной земельной службы стран, которая могла бы координировать вопросы единой экспортной политики нашей стран, которая бы обеспечила объем экспорта не менее 400 млрд. долларов в год. Сегодня это объем экспорта нефти и газа Российской Федерации, для сравнения. То есть экспорт нефти и газа и продовольствия – один к одному. Эта задача может быть достигнута уже к 2022-25 годам совместными усилиями.

    Второе, восстановить взаимосвязи сегодня уже между научными учреждениями, образовательными, бизнес-сообществами и госструктурами, кто работает в земельной сфере наших стран. Это тоже возможно. Создать обновленную совместную земельную и агропромышленную экспортноориентированную политику.

    Третье, сформировать евразийскую инновационно-технологическую кооперацию между нашими странами как основу создания новой сельской экономики индустриально-инновационного типа. Это совершенно другой уровень технологий переработки нашей продукции. Не просто экспорт сырья, зерна куда-либо, что делают Казахстан и Россия, а переработка его на месте с получением добавленной стоимости в 8-10 раз. Это другой ВВП наших стран, не 2 трлн., а намного больше.

    Также необходимо обсуждать финансовые возможности развития этих наших земельных ресурсов за счет наших консолидированных национальных валют стран Евразийского экономического пространства. И строительство глобального геоэкономического моста с помощью нашего Евразийского союза между Европой и Азией, как я сказал, между Африкой и заинтересованными странами, которые заинтересованы в ее развитии. Не секрет, что в Африке началась уже новая, по сути дела, культурная революция. ВВП Африки растет 9% в год, больше, чем в Индии. Потребление растет. Многие страны мира сейчас приходят в Африку с целью освоения сельхозземель, строительства розничных сетей, потому что идет рост. Россия должна быть тоже в Африке. У нас есть торгпредство, у нас есть соответствующие службы всяких внешних и прочих разведок, которые в состоянии обеспечить выход России на рынок Африки, которая готова платить своими ресурсами – нефтью, газом, рудами, драгметаллами.

    Я выражаю надежду на успех нашего Российского проекта и уверен, что для его продвижения и победы мы консолидируем наши усилия. Пусть сегодня они немного рассредоточены, но уже сегодня идет объединение на площадке Социально-консервативного союза, чтобы вместе осуществить перемены. Перемены здравые и выверенные, которые будут по карману каждому гражданину обновленной России и Евразии, нашего с вами русского мира. И всех с Богом!

    Спасибо.

    Романов Р.Г. Юрий Евгеньевич, спасибо за предоставленное слово.

    Хотелось бы порассуждать немного вот над каким вопросом. Очень хорошее название – развитие через интеграцию. Но интеграция не всегда приводит к развитию, потому что очень часто люди объединяются ради каких-то общих целей, они становятся деструктивными. Вот здесь говорилось, что давайте экономическое объединение. Часто вот эти экономические объединения становятся с целью обеспечения контроля над ресурсами. Фактически, это средство потребительского отношения к природе, к обществу, к людям, к чему угодно. И такое отношение, потребительская модель общества, которая сегодня господствует везде и всюду, она приводит именно к разрушению, на самом деле. И вот это объединение ради контроля над ресурсами, оно, с другой стороны, всегда вызывает мощные угрозы.

    Мы буквально вчера вернулись в составе парламентской группы из Сочи по поручению Бориса Вячеславовича Грызлова по анализу экологической ситуации. И есть очень интересные конкретные примеры, когда ситуация, опять же в преддверии Олимпиады это все простимулировало, такая, что без объединения людей решить такие проблемы становится невозможным. Очень важно, чтобы мы размышляли не только над объединением ради контроля над ресурсами, но мы объединялись для повышения качества среды обитания, потому что сегодня общая угроза нашей общей среде обитания такова, что если мы не решим проблему, то мы все просто начнем вымирать.

    24-го числа было совещание в Счетной палате у Пискунова Александра Александровича, очень интересная статистика, что самое большое количестве человеческих жертв было не в результате войн, а в результате экологических проблем, которые вызывали болезни, эпидемии и т.д.

    Сегодня очень важно, чтобы повышение качества среды обитания и становилось мощной консолидирующей идеей. И в рамках Социально-консервативного союза сегодня мы начали работать над конкретными вопросами, над совершенно конкретными задачами. То есть мы переходим от переживаний, рассуждений на эту тему к конкретным реальным делам. И я бы хотел предложить в заявлении участников Конференции «Развитие через интеграцию», здесь есть очень хорошие принципы – сбережение народа, суверенная демократия, устойчивое развитие. Нужно добавить – повышение качества среды обитания. Потому что без качества среды обитания никакого устойчивого развития не получится. Может получиться интеграция ради разрушения, в конечном счете. Вот такое конкретное предложение.

     

    Шувалов Ю.Е. Спасибо.

    Пожалуйста, Маринэ Восканян.

    Восканян М.В. Спасибо, Юрий Евгеньевич, за предоставленное слово.

    Уважаемые коллеги, я бы хотела затронуть такой аспект, который, как мне кажется, сегодня еще не звучал, это взаимодействие с европейскими партнерами с учетом нынешних инициатив евразийских, скажем так.

    На самом деле, начать хочется, может быть, с не очень приятных вещей. Мы все знаем, что, к сожалению, европейская пресса, и здесь надо отметить, что она вовсе не отражает мнение самих европейцев и далеко не всех европейских политиков и экспертов, очень часто любые инициативы России, связанные с тем, что в понимании этих так называемых экспертов называется «имперские амбиции», сразу вызывают резкий негатив. Достаточно сказать, что даже само выдвижение, объявленное Владимиром Владимировичем Путиным, баллотироваться на президентских выборах уже вызвало подобную волну, еще не было ничего объявлено, ни о каком Евразийском проекте. Теперь еще и это. то есть мы понимаем, какая начнет подниматься пена в этой связи.

    Здесь встает вопрос, противопоставляется ли что-то в информационном поле вот этому? На мой взгляд, недостаточно, потому что говорилось о том, что да, есть взаимодействие партийное между «Единой Россией» и европейскими партиями, еще какими-то, социально-консервативными и т.д. Но партийное взаимодействие – это одно. Люди обычные, точно так же экспертное сообщество, понимаемое в более широком смысле, оно на самом деле информацию о том, что происходит в России, черпает больше всего из своей собственной прессы, которая сами понимаете, как это отражает. Легко представить себе, например, во что превратится этот документ, если он будет отинтерпретирован подобными журналистами и что будет о нем написано.

    Реплика: в любом случае так и будет. (Смех в зале.)

    Реплика: Но это не повод от него отказываться.

    Восканян М.В. Так вот, о чем я хотела бы сказать. В этой связи, возможно, является важным направлением деятельности определенное разъяснение и какой-то диалог с теми европейскими способными к диалогу людьми и структурами, которые, по крайней мере, хотя бы не настроены оголтело антироссийски.

    Кроме того, что еще интересно. Дело в том, что мое личное общение с европейскими экспертами показывает, они сами говорят, что нам интересно было бы от России услышать какие-то, может быть, идеи. Причем здесь речь идет, естественно, не об экономике, ну, есть объективные вещи, в которых Европа далеко впереди нас и это нам надо у них учиться, но поле смыслов таким полем вовсе не является. И если можно сказать, что, например, когда с точки зрения бизнеса наши бизнесмены приезжают туда, они там учатся и говорят: «научите нас, потому что вы знаете, как лучше», то, например, в поле каких-то ценностных вещей, смысловых вещей совершенно нельзя сказать, что Россия должна обязательно у кого-то учится. Здесь совершенно верно Андрей Борисович вспомнил типичный пример, когда люди считают, что они точно уже в этом плане все поняли и теперь будут остальных учить. Так нельзя. В этой сфере все являются абсолютно равноправными партнерами. И в этой связи, может быть, был бы интересен как раз подобный диалог ценностный, ведь ничего никто там не знает ни про какой социальный консерватизм, понимаете, примитивизированное понимание России, что это бывшие коммунисты, а теперь вообще какую-то новую империю строить собираются, тоже тоталитарную.

    Какой должна быть эта работа, это вопрос дискуссионный, но то, что это должно быть, чтобы в Европе тоже люди понимали, что никто им здесь не враг…

    Шувалов Ю.Е. Давайте проведем совместную конференцию с европейскими центрами.

    Восканян М.В. Это было бы прекрасно! Потому что напрямую мне человек вопрос задает: вот ваш Путин говорит про евразийство, это что значит, что вы себя больше не хотите считать Европой? Известный эксперт европейский мне так лично говорит. И вот такой уровень непонимания того, что Россия может быть одновременно и частью Евразийского союза, и при этом партнером равноправным европейским. Надо это недопонимание обязательно устранять, потому что без европейских партнеров мы тоже никакой евразийской интеграции не построим.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое, я абсолютно с вами согласен.

    Павел Александрович Шашкин, пожалуйста.

    Шашкин П.А. Спасибо за предоставленное слово. Мне очень приятно выступать на первой такой масштабной Конференции Социально-консервативного союза, который мы все создавали. Вдвойне приятно, что это происходит в МГИМО, поскольку здесь же в соседнем кабинете находится моя родная кафедра европейской интеграции, и достаточно долго приходилось изучать правовой и экономический опыт интеграции европейских стран.

    Очевидно, что тема, заявленная Владимиром Владимировичем Путиным, можно даже сказать, перезрела. Эта тема актуальна предельна по той простой причине, что, как это уже много раз озвучивалось на разных форумах и конференциях, альтернативы интеграции попросту нет. Если говорить серьезно, в среднесрочной стратегической перспективе, по различным экспертным оценкам, если Российская Федерация будет пребывать в том состоянии, в котором она пребывает сейчас, экономическом, политическом, демографическом в первую очередь, в тех границах, в которых она сейчас пребывает, конкурентоспособность России в перспективе будет утрачена. Поэтому альтернативы союзу тех постсоветских республик, которые готовы выступать единым блоком в мировой конкурентной борьбе, как это озвучено Владимиром Владимировичем Путиным, по сути дела, не существует.

    Вопрос в том, в каких формах будет реализовываться этот союз. Конечно, есть уже успешный опыт работы Евразийского экономического сообщества, заработал Таможенный союз. Но, как показывает опыт создания такого рода масштабных наднациональных интеграционных объединений, все риски и стратегические угрозы, которые могут в связи с этим возникнуть, просчитать пока на данный момент не представляется возможным. Так создавался, например, Европейский Союз, который столкнулся на протяжении достаточно длительной истории своего развития – сначала европейские сообщества, затем Европейский Союз, с самыми разными угрозами. Но, как показывает практика, здесь коллеги уже обозначили эту тему, реальная интеграция возможно все-таки на основе создания реальных наднациональных институтов этой интеграции, что невозможно без делегирования той или иной части национального суверенитета, своих полномочий этим наднациональным органам.

    Конечно, в первую очередь речь должна идти об экономической составляющей интеграции, как здесь справедливо подчеркивалось, о создании соответствующей региональной валюты. Речь идет о совместном планировании и стратегическом выстраивании перспектив развития промышленности, социальной, демографической политики, потому что без этих реальных инструментов, которые будут четко зафиксированы на уровне наднациональном, в том числе, возможно, и в правовой форме международных договоров, все благие пожелания останутся только на бумаге. Европейский Союз это неоднократно демонстрировал, и очень трудная история развития европейской интеграции это только лишний раз подчеркивает, в том числе те проблемы, с которыми ЕС сталкивается сейчас.

    Конечно, приятно, что в Российском проекте нашли отражение все те мысли, которые мы неоднократно обсуждали, в том числе и Русская Православная Церковь неоднократно высказывалась на эту тему, это тематика ценностей, это устойчивое развитие и это интеграция на постсоветском пространстве. Но хотелось бы, чтобы Евразийский союз сложился не как некое полуинтеграционное образование. Мы уже имеем довольно сложный опыт, связанный с созданием союзного государства, не хотелось бы, чтобы Евразийский союз повторял эти ошибки. А для этого, мне кажется, нужно найти именно те ключевые точки политической и экономической повестки дня, которые могли бы быть реализованы уже на практике в самом ближайшем будущем, в том числе в форме подписания каких-то межгосударственных соглашений. И уже исходя из этих соглашений, отталкиваться уже в своих действиях в реальной политике.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое.

    Пожалуйста, Григорьев Максим Сергеевич.

    Григорьев М.С. Я хотел бы еще несколько слов дополнить к тому, что говорил Игорь Николаевич Игошин по нашей поездке в США, и объяснить, почему это важно в свете того, что мы сегодня обсуждаем.

    Во-первых, хотелось здесь дополнить, что, конечно, наш диалог носил не комплиментарный характер, но и достаточно прагматичный с двух сторон. Например, у нас была встреча с помощником госсекретаря Соединенных Штатов, где в том числе мы задавали вопрос, что происходит в связи с движением «Оккупируем Уолл-стрит», те массовые беспорядки, которые происходят в Соединенных Штатах, почему задерживают полицейские 700 человек, еще 100 человек, 200. И мы получили очень интересный ответ, что это чисто экономические проблемы, их меньшинство, они не отражают мнение большинства и прочее, прочее. Было достаточно забавно это слушать.

    Среди тех, с кем мы беседовали, были разные люди, в том числе участвовал бывший заместитель министра обороны Соединенных Штатов, есть такая Мэри Лонг, которая в свое время курировала от министерства обороны Соединенных Штатов борьбу в том числе с наркотиками и по всему миру, и в Афганистане. И, конечно, мы тоже задавали вопрос, как вы так интересно боролись в Афганистане, что производство наркотиков увеличилось в 10 раз? То есть диалог был достаточно прагматичный.

    Что было интересно? Большинство вещей и вопросов, которые они поднимали, это та часть республиканской партии, они были абсолютно прагматичными. То есть никаких рассуждений об общей демократии или о каких-то правах человека, или каких-то еще других вещах не было, были очень жесткие прагматичные вещи, связанные, например, с такими вопросами, как распространение радикального ислама. Они предполагают, что эта проблема близка и России, и в том числе ждут здесь каких-то совместных действий. Хотя и здесь тоже мы задавали вопрос, вот вы вроде как боретесь с радикальным исламом, а только что в Ливии практически своими руками привели к власти исламистов – руководитель военной организации Переходного национального совета, член организации, которая была названа Государственным департаментом террористической. Только что в Египте в том числе с вашим участием убрали Мубарека, который тоже не давал Братьям мусульманам прийти к власти. До этого Ирак. Таким образом войдя в Ирак, убрав сдерживающую силу Ирак, Соединенные Штаты возвысили своими руками Иран и сделали локальной сверхдержавой. Ну и т.д., и т.д., конечно, мы тоже это обсуждали. И интересно, что это они понимают. То есть в Соединенных Штатах очень сложная политическая картина, и даже в рамках Республиканской партии есть разные течения. Есть течение, которое очень дипломатично, очень плотно дружит с саудийцами и как раз взаимодействует на разных основах, а есть те части, которые понимают некую опасность всего этого. Мы беседовали с теми, которые как раз понимают опасность этих вещей, и они прямым текстом говорят: мы здесь хотим работать с Россией вместе, потому что понимаем, что радикальный ислам – это проблема и для вас тоже.

    Что еще важно? Мы, конечно, обсуждали вопросы, связанные с СНГ, связанные с Украиной, Белоруссией. Вместе с Игорем Николаевичем объясняли, почему нам важна интеграция совместно с этими странами. Объясняли, что то же самое, фактически мы идем по пути, по которому идет Европа, сами Соединенные Штаты, есть специальные соглашения между Мексикой и США, ну и т.д. Мы объясняли, что здесь идем в контексте, и это они тоже понимают, но тем не менее при этом задают один вопрос. Они говорят, что мы здесь понимаем, что это все логично, все правильно, но поскольку Соединенные Штаты классические, как они выражаются, боятся восстановления империи с Россией во главе, то здесь пока та политика, которую они выбирают, это политика противодействия, может быть, не прямого, мягкого, но тем не менее противодействия. Поэтому, конечно, нужно продолжать с ними работать, нужно это делать, наверное, масштабно. Мы понимаем, что в США есть огромное лобби и армянское, и украинское, и польское, и кубинское, причем не самой страны Кубы, а скорее тех, кто раньше были гражданами Кубы, скорее антикубинское лобби, и они все активно работают. Российского лобби там нет, это надо понимать. И здесь вот эта инициатива, которую мы совместно с Американским советом по внешней политике и ЦСКП – создание координационного российско-американского совета, которую мы делали, я думаю, что это очень важный момент и ЦСКП может занять здесь некую нишу такого правильного российского лобби, направленного на определенные американские круги.

    Заинтересованность в США со стороны России каких-то совместных вещей есть, и во многом она носит абсолютно прагматичный четкий характер договоренностей: мы вам это, а вы нам то, мы вам вот это, а вы нам вот это. То есть здесь можно беседовать, здесь нет вот этих вот вещей. Если идеология есть для средств массовой информации, где кричат о том и об этом, то когда с ними начинаешь беседовать, обсуждать с людьми действующими – бывший заместитель госсекретаря, министра обороны и прочие, они об этих вещах ведь не говорят. Они говорят, а как вы относитесь к увеличению транзита в Афганистан, чтобы мы это делали, а как вы относитесь к увеличению роли Китая, может быть, здесь тоже начинать нам взаимодействовать, а как вы относитесь к радикальному исламу? То есть вещи абсолютно прагматичные. И здесь, конечно, есть поле для того, чтобы работало серьезное российское лобби, точно так же, как и действует лобби многих других народов и этносов.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Коллеги, я хочу подводить какие-то итоги. Есть желающие выступить? Пожалуйста.

    Воронцов А.О. Воронцов Антов, координатор молодежных программ Всемирного Русского Народного Собора. Я буквально пару слов хотел сказать.

    Мне кажется, здесь все очень правильно говорили. Один момент мы не отметили, это предельная важность идеи Евразийского союза для внутренней политической ситуации в России. Вот сейчас если вы окунетесь в сферу интернета – блоги, «ВКонтакте», социальные сети молодежные – очень активно идет обсуждение лозунга «Хватит кормить Кавказ!». Совершенно провокационный лозунг, и не вызывает абсолютно никакого сомнения, что он инспирирован некими внешними силами. Но хочу отметить один важный момент. Когда выбирали слабую точку, чтобы давить на российскую государственность, то все было очень хорошо просчитано, и они выбрали именно тот момент, раскачивая который можно попытаться добиться результата, потому что в проигрышные проекты вкладываться деньги не будут.

    Почему выбран именно этот лозунг и именно такая стратегия? Я глубоко убежден, что сейчас и Россия, и любое другое государство стоит на глобализационной развилке между фрагментацией или регионализацией. Правильно тут было отмечено некоторыми коллегами, что статус-кво уже сохранить не получится. Можно либо разваливаться, и такие процессы уже начинаются, в том числе в благополучной Европе, либо консолидироваться и строить новые наднациональные союзы. И в этом отношении идея Евразийского союза в том числе и сугубо прагматична для России, очень перспективная. Более того, как уже сказали здесь, альтернативы регионализации, альтернативы союза у нас просто нет исторической. Иначе нас ожидают очень сложные времена, и не дай бог, если произойдет.

    И второй момент очень важный, идеологический, касаемо внутренней политики России. Многие исследователи серьезные, кто изучал причины развала и государств, и цивилизаций, начиная с Древнего Мира и заканчивая современными событиями в арабских странах, они отмечали, что главный момент – это массовый общественный пессимизм, отсутствие в обществе какой-то мощной идеи, когда деградирует общество, и деградирует не только в экономическом или политическом плане, а в том числе и в плане ментальном, вот этот общественный пессимизм. И единственное противодействие, единственное лекарство от него – это некий большой проект. И идея Евразийского союза может стать тем большим проектом, который действительно всколыхнет общество и даст нам силы и внутренние и психологические ресурсы для дальнейшего движения вперед.

    Какой должна быть эта идея – это тема для отдельного разговора. Мой учитель Александр Сергеевич Панарин, ныне покойный, известный политолог, говорил много о Евразийском союзе и отмечал, что внутри Евразии не могут жить люди, интересы которых будут ограничиваться одним желудком. Те, кому интересен желудок, поедут поближе к морю. И мне кажется, это очень важный момент, и мы должны понимать, если мы хотим создать этот союз, мы должны дать некую цивилизационную альтернативу, которая привлечет не только тех граждан, которые проживают на территории новообразованного союза, но и активных пассионариев со всего мира.

    Спасибо.

    Денисов А.В. Некоторое дополнение к вышесказанному. Хочу отметить очень важный момент недопущения в процессе вот этой всей интеграции создания так называемых условных параллельных миров, когда бизнес-элиты интегрируются одним образом, политические – другим. Во всех этих странах, которые в перспективе мы видим в этом Евразийском союзе, оппозиция намного более профессионально подготовлена западными спецслужбами, чем даже в России. И надо понимать, что мы скоро столкнемся с вызовом со стороны интегрированной оппозиции. Это первое.

    И второе. Хотелось бы отметить небольшую, но важную задачу для Союза консервативных сил, это взглянуть на процесс этой интеграции не только горизонтально, но и вертикально, потому что все в конце концов сведется к простым людям, способам организации и самоорганизации на земле, к возможности реализовать свою экономическую и гражданскую инициативу, и в том числе вот эта собирательная работа по кооперации. Не только разделение труда, но и кооперация – в бизнесах, в совместном труде на земле и т.д. людей разных народностей. В тех условиях, которые сейчас есть, это чрезвычайно важно, потому что региональные контексты очень остро отличаются сейчас. И то, что проходит в Подмосковье, на Кавказе может вызвать резню, не говоря уже о тех людях, которые придут с других территорий и скажут, почему бы нам Ханты-Мансийск не сделать территорий таджикского бизнеса по оленям, к примеру, нам это интересно. И тут же начнутся разборки с местными кочующими народами.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо.

    Коллеги, тогда подытожим. Я хочу сказать, что я считаю сегодняшнее мероприятие действительное стартовым с точки зрения большой программы. Андрей Евгеньевич правильно сказал, мы предлагаем Российский проект, и мы ждем действительно предложений от партнеров Евразийского сообщества к тому, чтобы это был взаимовыгодный союз, взаимоинтересный, на основе общих ценностей. Но при этом, конечно, мы должны взять на себя функции лидера этого процесса и на основе той консервативной идеи, которая нас всех объединила, попробовать активизировать общественные институты, те организации, которые могли бы выступить в качестве партнерских Социально-консервативному союзу, другим организациям, которые готовы присоединиться с российской стороны к этому процессу и выработать общую платформу.

    Времени у нас действительно немного, работа эта интересная, важная и динамичная. Поэтому я предлагаю сегодняшнее наше заседание считать заседанием, учредившим некий оргкомитет, в который могут войти все участники, включая и молодежь, которая присутствует здесь, и ребят из МГИМО, я думаю, те, кто согласились с нашим концептом. Координацию этой работы осуществляет Сергей Николаевич Петряев. Мы заранее с Алексеем Ивановичем Подберезкиным проговаривали, что он мог бы эту работу вести. И в рамках Социально-консервативноо союза это одно из направлений, которое мы считаем важным, интеграционное, мы уже ему поручали. Поэтому я предлагаю работать дальше с заявлением. Если в целм замечаний не будет, то его обязательно опубликовать, и, исходя из него, уже выработать программу «План работы», который будет доведен до всех вошедших в этот оргкомитет участников.

    Спасибо всем за работу!

    Версия для печати