http://www.cskp.ru/recs/10370/

ЦСКП в ЦФО: стенограмма круглого стола с участием политклубов: "Бюджетная политика и налоговые стимулы: проблемы государственной поддержки малого и среднего бизнеса и сельхозпроизводителей"

                        Ведущий: Бородин Сергей Геннадьевич, руководитель регионального отделения Центра социально-консервативной политики во Владимирской области, руководитель фракции «Единая Россия» в Законодательном Собрании Владимирской области:
                        - Позвольте представить наших гостей: Семенов Виктор Александрович - депутат ГД РФ (Гражданско-патриотический клуб), Тюриков Александр Георгиевич - ген. директор ЦСКП-ЦФО, Алексеев Игорь Алексеевич - эксперт ЦСКП-ЦФО, ген.директор "Центр ИТ", Генгринович Евгений Леонидович - партнер ЦСКП-ЦФО, ген.директор ЗАО "Энергетические системы и коммуникации", Смирнова Людмила Петровна - эксперт "ЗАО Энергетические системы и коммуникации", Иванов Евгений Николаевич – лидер молодёжного крыла Государственно-патриотического клуба, эксперт-политтехнолог. Результатом обсуждения на «круглом столе» должны стать не только рекомендации, но и законодательные инициативы. Это касается как Законодательного собрания области, так и Государственной Думы. Кроме конституционного механизма подачи законодательных инициатив из области в ГД существует дискуссионная площадка Партии (политические клубы), Всероссийский Совет местного самоуправления, созданный по инициативе партии «Единая Россия» и Совет по местному самоуправлению при председателе Государственной Думы. Нам необходимо использовать эти каналы, чтобы превратить благие пожелания, которые будут выработаны в ходе «круглого стола», в реальные законодательные нормы. О регламенте: докладчик – до 15 мин., содокладчики, участники дискуссии – до 5 мин.
                        Слово предоставляется основному докладчику Мурашко Н.А.
                        Мурашко Н.А., заместитель председателя комитета по бюджетной и налоговой политике ЗС Владимирской области:
                        - Остановлюсь на наиболее, на мой взгляд, интересных вопросах бюджетной и налоговой политики данного периода. Первое, о чём я хотел бы сегодня поговорить, это укрепление финансовой обеспеченности органов местного самоуправления. Происходящая на данный момент реформа делегировала достаточно большое количество полномочий органам местного самоуправления. Безусловно, под это выделяются федеральные финансы, дотации, которые компенсируют затраты органов местного самоуправления на реализацию государственных функций. Но, тем не менее, материальная база органов местного самоуправления абсолютно недостаточна для реализации тех задач, которые сегодня возлагаются на ОМС. Поэтому на сегодняшний момент необходимо заинтересовать глав местного самоуправления в том, чтобы они развивали свою собственную налогооблагаемую базу, имели возможности для развития своих регионов и, соответственно необходимую базу для развития малого бизнеса на своих территориях. Ни для кого не секрет, что основной бизнес начал развиваться вокруг крупных монополий, сырьевых монополий и вокруг бюджетов крупных городов и муниципальных образований. В (!) 2009 года во Владимирской области в межбюджетных отношениях предусмотрена передача налога на сельское хозяйство в органы местного самоуправления. Хотелось бы сказать о том, что делается в ЗС области в этом направлении. Мы выступили с тремя законодательными инициативами, обратились в Государственную Думу: первой из этих законодательных инициатив мы просили продлить действие переходного периода на дополнение дифференциальных нормативов отчисления от федеральных и областных налогов, которые позволяют закрепить эти доходы на постоянной основе за ОМС. Здесь ОМС, при условии своей хорошей работы, имеют возможность получить дополнительные деньги и планировать свои расходы на период , как минимум, трёх лет. Вторая наша инициатива состояла в том, что мы предлагали перераспределить с федерального уровня налог на прибыль предприятий (сейчас он составляет 6,5%) и снизить его до 3%, и соответственно увеличить региональную долю налога на прибыль предприятий с 17,5% до 21%. При этом мы предполагали перераспределить в пользу ОМС доходы с упрощённой системы налогообложения в размере 100% и тем самым заинтересовать их в развитии своей собственной налоговой базы, и пополнить казну ОМС для того, чтобы они могли опираться в развитии своих регионов на эти денежные средства. К сожалению, пока по этим инициативам никакого конкретного ответа нет, поэтому прошу присутствующих депутатов Госдумы обратить на них внимание – они достаточно разумны и обоснованы. Второй момент, который я хотел бы обсудить, это роль денежно-кредитной политики государства, центрального банка в сегодняшней экономике. Центральному банку по его инструкции введён в обязанности контроль за управлением (федерально?) инфляционными процессами. Думаю, что немаловажный элемент этого процесса это контроль за инфляцией, но с учётом возможности роста производства. Ситуация складывается так, что зачастую стараясь снизить инфляцию за счёт уменьшения доходов, за счёт стерилизации денежной массы, мы теряем возможности нашего государства, связанные с пока ещё положительным сальдо торгового баланса, вкладывать деньги в развитие своей экономики. С 1999 года мы практически погасили свой внешний долг: со 154 млрд. долларов к концу 2007 года он сократился до 40 млрд. долларов. Тем самым мы сократили инфляционное давление на экономику. Но, при этом заимствования в банках за тот же период выросли с 11 до 150 млрд., в других секторах экономики – с 20 до 230 млрд. То есть эти деньги точно так же пришли на нашу территорию и центральный банк был вынужден выкупать валюту и, соответственно, имитировать рубли. Эти величины практически сопоставимы: те средства, которые мы отправляем в стабилизационный фонд и те средства, которые наши предприятия заимствуют за рубежом. Получается, что такой стерилизацией мы ничего не добиваемся, а просто закачиваем себе западный капитал. Это сдерживает развитие нашей экономики, и эти средства мы могли бы использовать в совершенно другом направлении, как то кредитование государственных, совместных предприятий, предприятий малого и среднего бизнеса, направленное на приобретение нового оборудования, на то, чтобы мы могли модернизировать свою экономику. Не секрет, что мы закупаем большое количество сельскохозяйственной техники. Недавно в областной администрации было совещание, на которое приезжали руководители Россельхозбанка, которые говорили о том, что в отсутствии возможности получить межбанковский кредит в валюте за рубежом, они не могут производить закупку оборудования. Ситуация парадоксальная , когда мы, обладая достаточными резервами своей собственно валюты, начинаем просить у кого-то отдать нам валюту под проценты. Роль государства в этом вопросе должна быть более активна. Эта денежно-кредитная политика должна быть направлена на то, чтобы обеспечить оборотными средствами те предприятия, которые ввозят сюда технику и новое технологическое оборудование. Понятно, что этот ввоз уже не может быть бесконтрольным. Третий вопрос, который я бы хотел обозначить это способы реализации этих возможностей. Наиболее объективной формой является государственное партнёрство. С одной стороны попытки регулировать нашу экономику, как это было в 90х гг. , рыночным механизмом – мы знаем, к чему это привело: ничего хорошего наша экономика от этого не получила. Поэтому необходимо говорить о том, что лидирующая роль выполнения изменений в экономике должна принадлежать государству. Соответственно оно должно определить, какие отрасли необходимо модернизировать, а каким можно позволить импортировать товар в нашу страну. Исходя из этой программы мы должны организовывать либо какие-то совместные частно-государственные предприятия, если объёмы бизнеса требуют больших вложений, и соответственно, предоставлять им возможность таких займов. Либо кредитовать частные предприятия под закупку импортного оборудования для улучшения материальной базы какой-то конкретной отрасли. Таким образом мы будем развиваться и двигаться вперёд. Но, к сожалению, реализовать это сегодня на базе существующих предприятий проблематично. Я всё ещё возвращаюсь к главной, лидирующей роли государства в этом процессе. На сегодняшний момент у нас либо крупные предприятия в виде госкорпораций, либо сырьевые монополисты. Либо мы имеем достаточно экономически слабые хозяйства, которые занимаются мехпереработкой, глубокой переработкой материалов. К сожалению, на сегодняшний день они не сложились в крупные холдинги и реально крупных инвестиций сами сгенерировать не могут. Здесь, на ближайшие три года, очень интересная тема, место приложения, взаимодействие государства и частного капитала. С другой стороны, на сегодняшний момент мы видим позитивные сдвиги, в том числе, в бюджетном процессе. Появился Минрегионразвития инвестиционный фонд, значит, деньги выделены, и появилась возможность их использования. Но, тем не менее, объёмы этого фонда достаточно велики и условия участия регионов в этом фонде очень тяжёлые. Необходимо иметь большое количество средств для того, чтобы получить поддержку в этом фонде. Это взаимодействие необходимо упрощать. Лидирующая роль государства в реструктуризации экономики, в структурах изменения экономики тоже проводится, но несколько лет назад было продекларировано, что Минэкономразвития будет готовить комплексную программу развития регионов России. К сожалению, на сегодняшний момент, она всё ещё обсуждается, и как такового документа, насколько я знаю, не существует. Этот документ, в некотором смысле руководящий и направляющий движение экономики с разбивкой на регионы, с разбивкой по отраслям промышленности, тоже должен появиться как бизнес-план вложения государственных денег. Собственно возвращаясь к теме проблемы государственной поддержки малого и среднего бизнеса . На мой взгляд, то, о чём я сейчас говорил: пополнение оборотных средств, предоставление малым предприятиям возможности приобрести новое оборудование – на сегодняшний день основное препятствие для развития малого бизнеса. Кроме этого налоговые послабления, налоговые льготы, которые сегодня уже оказаны малому бизнесу играют лимитирующую роль. Безусловно, если сегодня мы говорим о том, что хотим сформировать большую прослойку предпринимателей, получить большое количество предприятий малого и среднего бизнеса, мы должны обеспечить им понятные правила игры, чтобы люди, приступая к занятию бизнесом, понимали, какие у них есть риски, какой уровень ответственности, что они могут, а что нет. Вот здесь со стороны государства должна быть более методическая, консультативная помощь: как организовать, как вести, может, где-то помогать им вести бухгалтерский учёт со стороны государства, оказывать им эти консультационные услуги для развития бизнеса. Тем не менее, государственная поддержка нужна и оказывается. Вот на примере Владимирской области: мы в своё время приняли закон о зонах регулированного развития, который, к сожалению, был опротестован прокуратурой и отменён. На сегодняшний день мы обратились в Госдуму с просьбой внести изменения в федеральное законодательство, которые бы позволили регионам принимать такие законы и в рамках субъекта федерации развивать свою экономику. Но, тем не менее, несмотря на то, что мы пока не получили возможности так действовать, у нас осталась инвестиционная программа, конкурс, в котором участвуют некоторые предприятия, которые получают налоговые льготы. Опять же столкнулись с проблемой федерального законодательства, проблемой государственной поддержки. Оказывается, нельзя определить имущество, произведённое в инвестиционной деятельности как отдельную категорию. То есть если мы понижаем налог на имущество, мы должны понизить его на всё имущество. Соответственно, если предприятие когда-то работало, имеет уже значительные основные фонды и хочет, модернизироваться, вкладывая деньги, мы не можем на инвестиционные вложения, на модернизацию предоставить налог на имущество. Либо на всё, либо ничего. Это тоже понижает возможность для региона в стимулировании инвестиций в основной капитал. Мы обратились с законодательной инициативой в Госдуму, где попросили выделить отдельную группу имущества, созданного в результате инвестиционной деятельности для того, чтобы отдельно его легитировать ?). Тем не менее, на территории Владимирской области есть (преференс?): мы понизили ставку налога на прибыль в рамках региональных отчислений, мы понизили ставку налога на имущество, чем некоторые предприятия пользуются. С точки зрения того, что я говорил ранее, льгота есть, но пользуются её всего лишь 8 предприятий – те, которые получают инвестиционную льготу. Всего их было 14, из которых часть закончилась, част не пользуется, поэтому на сегодняшний момент только 8 предприятий. Объёмы денег, используемых в этом направлении, невелики. Кроме таких льгот у во Владимирской области ещё есть поддержка малого бизнеса. Бюджетом выделено 35 млн. рублей на год и всего лишь 43 предприятия малого бизнеса пользуются этими льготами: в основном, это субсидирование процентов по лизингу и субсидирование процентной ставки. И только одно предприятие по (?) получило льготы. То есть назвать результаты такой работы массовыми, сказать, что за счёт того, что мы поддерживаем государство мы получаем какой-то рост пока нельзя. Либо это должна быть массивная, масштабная поддержка, либо надо менять что-то другое. Тем не менее, как мне кажется, попытки бороться с инфляцией путём занижения расходов бюджета тоже не содействует развитию малого бизнеса. Потому что, если мы говорим о малом бизнесе, клиенты малого бизнеса – это граждане страны. Соответственно, если мы сдерживаем рост пенсий, рост заработных плат, мы понижем покупательскую способность потенциальных клиентов малого бизнеса. Поэтому не нужно действовать таким образом, всё должно быть рассчитано, вычислено, все цифры здесь даются. Хотя, это конечно непростой вопрос с точки зрения макроэкономических подходов к расчётам, которые мы сегодня применяем в нашей экономике. Возможно изменились подходы, изменилась структура экономики, а мы всё пытаемся с милитаристских воззрений относится к регулированию и управлению нашей экономики. Должны вводиться какие-то другие механизмы регулирования. Я не буду говорить сейчас о тех изменениях в налоговом законодательстве, которые произошли в последнее время. Вы знаете, что в значительной степени это стимулирование вложений физических лиц в своё пенсионное обеспечение, в образование в медицину. Эти изменения происходят, но вводиться они должны более динамично. Имеет смысл более детально рассмотреть вопрос, который предлагает наш бизнес с точки зрения понижения НДС до 12%. Конечно, НДС сильно бьёт по предприятиям, которые осуществляют глубокую обработку материалов. Если мы в этом смысле хотим структурировать экономику с направлением в эту сторону, мы должны заняться этим вопросом. Хотя вы видите, что сейчас ситуация на нефтяных рынках достаточно непростая, и тревожные оценки, которые делались на 2009 год, и делались как самые тяжёлые, уже практически реализуются. Вполне возможно, что сальдо торгового баланса, тот запас, который мы с вами нажили будет реально использоваться. Тем не менее, если мы хотим добиться структурных изменений в экономике, на это надо идти, потому что более благоприятного момента не будет. Ещё пару слов о сельском хозяйстве. Как мне кажется, основная задача государства в развитии сельского хозяйства – это создать для него нормальные рыночные условия. Чтобы и сельское хозяйство могло считать свою прибыль, а не ходить с протянутой рукой, мол, дайте нам дотацию на молоко, дотацию на бензин, дотацию на удобрение почв. Всё-таки ситуация, когда селяне продают молоко по 7 рублей, а мы его покупаем за 27 рублей в магазинах не совсем правильная. Надо посмотреть, разобраться. Думаю, в государстве есть достаточно сил, возможностей, правовых в том числе, чтобы эту цепочку немного подчистить с одной стороны. С другой стороны, сельское хозяйство, безусловно, нуждается в дотациях, без этого оно не выживет, и ни в одной стране мира такого нет. Тем не менее, адресная поддержка всё равно должна быть, и мне видится, что роль государства не должна ограничиваться только прямыми дотациями сельскому хозяйству. Но, раз уж мы вкладываем деньги в сельское хозяйство, предоставляем возможность занимать, предоставляем возможность получать основные средства, мы формируем некоторую базу для улучшения увеличения производства молока, мяса. Соответственно, в таких же объёмах мы должны ограничивать, ставить пошлины на ввоз сюда импортного продовольствия. Это продовольственная безопасность страны и это эффект от того, как мы тратим бюджетные деньги. То есть то, что на данный момент происходит, когда мы ограничиваем ввоз сюда мяса курицы, говядины. Это правильные действия, их необходимо развивать и продолжать двигаться в этом направлении. Но в умеренных пределах, потому что наше сельское хозяйство на сегодняшний момент не способно прокормит страну. На мой взгляд, такие направления движения должны быть в сфере сельского хозяйства.
                        Васенин М.С., член комитетов ЗС области по бюджетной и налоговой политике; по законодательным предложениям и законности:
                        - Часто приходится слышать о том, что наше государство как следует не занимается поддержкой производства, поддержкой инвестиций. На мой взгляд, не совсем это правильная позиция. Может быть, люди, которые об этом говорят, не очень хорошо знают ситуацию. На самом деле существуют меры: как меры, которые применяются уже несколько лет, так и меры по поддержке, которые вводятся достаточно недавно. Может быть, мы просто недостаточно хорошо пропагандируем. Вот мой коллега уже говорил о том, что есть и на уровне области целая программа по поддержке инвестиций. На самом деле, есть и на уровне федерации какие-то такие меры, которые уже позволяют говорить о какой-то более или менее продуманной инвестиционной политике государства. В качестве примера мимоходом скажу, что с 2006 года были отменены все ввозные таможенные пошлины на импортное техническое оборудование, аналогов которому в России не производится. Это мера достаточно знаковая. На уровне регионов, повторюсь, главное, что обеспечивает производителям закон наш о господдержке инвестиций, это то, что (легитируется?) налог на имущество, вновь созданное в процессе инвестиций, и с 2007 года мы тали вводить субсидирование части процентной ставки по инвестиционным кредитам. Это говорит о том, что уже достаточно серьёзный подход на уровне государственной политики выработан в направлении поддержки инвестиционной деятельности. Не всё гладко в этом направлении. В первую очередь, у нас пока ещё применяется разрешительный принцип при одобрении инвестиционных проектов на заседании инвестиционной комиссии в области. То есть каждый проект, прежде чем получить поддержку, должен проходить процедуру одобрения, согласования. При этом чётких критериев, по которым тот или иной проект может быть поддержан или, наоборот, заявка на поддержку может быть отклонена, не выработано. Безусловно это уже создаёт определённую неуверенность в предпринимательской среде. Серьёзным препятствием на этом пути является срок рассмотрения этой заявки. Например, если мы сейчас, в 2008 году, хотим реализовать новый проект на территории Владимирской области, заявку надо было подавать за 1,5 года. Учитывая, что разработка инвестиционного проекта, его оформление на бумаге до подачи занимает определённое время, мы выходим на срок, приближенный к двум годам. В современных условиях успех зачастую достигается за счёт быстроты принятия и быстроты реализации инвестиционных решений. Поэтому здесь, конечно, сроки надо сокращать. Эту тему необходимо в дальнейшем поднять. Мой коллега уже говорил, что мы столкнулись на определённом этапе законотворческой деятельности с коллизиями федерального законодательства, когда нам целый ряд нормативов налогового кодекса запрещает или затрудняет оказание той или иной поддержки на уровне региона. В качестве такой абсурдной ситуации можно повторно привести пример, когда мы не можем выделить в отдельную категорию имущество, созданное вновь в процессе реализации инвестиций. Приходится давать льготы либо на всё имущество, либо ни на какое. Эту проблему необходимо рассмотреть на уровне федерации. Что ещё можно сделать в рамках господдержки? У нас не используются меры муниципальной поддержки: это может быть льготное выделение земель под застройку, под строительство объектов промышленной инфраструктуры, это могут быть льготу по оплате земельного налога или аренды за землю – это всё вопросы местного самоуправления. Точно так же на уровне федерации. У нас на уровне региона уже появились субсидии по инвестиционным кредитам, но понятно, что бюджет региона не позволяет сколько-нибудь серьёзную поддержку в этой форме оказать. В среднем, если на сегодняшний день у нас порядка 10 проектов, то самый грубый расчёт показывает, что только очень небольшую часть процентной ставки мы, за счёт областного бюджета, можем субсидировать. Это, конечно, серьёзная поддержка, потому что, когда ставка 7-8 процентов годовых, а иногда 10-12 процентов по инвестиционным кредитам, то даже 1 или 2 процента субсидирования это уже достаточно ощутимые деньги. На уровне федерации также нужно субсидировать значительную часть процентных ставок. Повторю своего коллегу по части использования стабилизационного фонда. Действительно, глупая ситуация получается, когда мы, с одной стороны, владеем достаточно приличным валютным запасом, с другой стороны, используем его совершенно неразумно. Огромное количество инвесторов закупает технологическое оборудование за рубежом. При всём при этом использует кредиты зарубежных банков. Кредиты российской банковской системы просто неконкурентноспособны на сегодняшний день. Я сам, как предприниматель, могу сказать, что там размер процентной ставки отличается на порядок. То есть, если в России, до недавнего времени, ещё до этого кризиса ликвидности, на инвестиционные пятилетние кредиты выдавались 12% годовых, то инвестиционные кредиты западных банков – это 4-5%. И даже когда мы используем так называемую аккредитивную форму финансирования, то наши банки к этой ставке ещё прикручивают 2-2,5% своих денег. То есть всё равно, даже при том условии кредитование на западе более конкурентное по сравнению с нашим кредитованием. Здесь логично предусмотреть инвестиционные вливания из бюджета на поддержку той или иной инвестиционной деятельности. Пора от общей инвестиционной политики переходить к направленной политике, делать акцент именно на те отрасли, которые в ближайшее время станут прорывными в российской экономике. Всем уже набили оскомину это слова про нанотехнологии, биотехнологии, космос, авиацию, судостроение. Так как мы сегодня говорим о сельском хозяйстве, я хочу сказать, что и оно должно стать тем самым прорывным направлением в российской экономике. Ни для кого не секрет, что у нас самое большое количество в мире пахотных земель, причём очень большая часть этих земель является высокопродуктивной, в том числе и чернозёмной. Это преимущество, которое дала нам природа. Грех этим не воспользоваться. Пока немного отойду от темы сельского хозяйства и вернусь к поддержке предпринимательства. Я бы хотел ещё немножко сместить акценты. Мы часто говорим о том, что надо поддерживать именно малое предпринимательство, но здесь у нас на определённом этапе произошла некая подмена понятий. Если мы в том числе ставим целью государственной политики по поддержке предпринимательства повышение производительности, то не поверю я, что оно случится именно в малом предпринимательстве. Для большинства людей малое предпринимательство ассоциируется, в первую очередь, с какими-то торговыми, небольшими фирмами, с предприятиями общепита, косметологическими салонами. О каком кратном росте производительности труда можно говорить в ресторане? На мой взгляд, та невысокая доля занятых в малом бизнесе, которая имеет место на западе, она является не причиной, а следствием высокой производительности труда в крупных отраслях промышленности. За счёт этого появляется возможность высвободить большое количество работоспособного населения и занять его как раз в сфере малого бизнеса. Эта проблема носит не столько экономический характер, сколько носит характер социальный. То есть она, во-первых, позволяет занять, обеспечить работой большое количество населения и по факту высвобождает (?) введение новых технологий в капиталоёмких, наукоёмких отраслях. Во-вторых, она позволяет обеспечить некий социальный сдвиг в настроениях большой массы людей. Мы часто говорим, что бытиё определяет сознание. Тогда, когда у человека появляется пусть небольшая, но собственность, пусть небольшое, но собственное дело, у него меняется мировосприятие, мироощущение. Поэтому, на мой взгляд, говорить о целенаправленной поддержке именно малого бизнеса уместно в контексте не экономической, а социальной политики. Поему ещё говорят, что надо поддерживать малый бизнес? Наверное, главная причина заключается в том, что малый бизнес, в отличие от среднего и крупного, в силу своего масштаба не способен преодолевать те административные барьеры, преодоление которых для других предприятий не составляет большого труда. Приведу несколько случаев из своей практики. Я недавно давал интервью журналу и уже об этом говорил. Административные барьеры, о которых сейчас говорится, носят порой достаточно абсурдный характер. Например, любое юридическое лицо, у которого есть автомобиль, обязано иметь лицензию на обращение с опасными отходами производства. Есть немалая путаница с лицензированием. Например, до сих пор лицензию на эксплуатацию взрывоопасного производства предприятия должны получать и Госгортехнадзоре, а с недавнего времени и в МЧС. Это абсурд. Огромное количество у нас до сих пор требований по разрешению и согласованию. Например, многие предприятия пытаются сейчас оформить землю в собственность. Появилась возможность сделать это на более льготных основаниях. Этот бег напоминает бег по замкнутому кругу. Там десятка два, наверное, надо получить подписей прежде чем землю можно оформить. Я уже сегодня говорил про строительство. Кто хоть раз в жизни пытался что-то построить, знает, сколько нужно пройти испытаний для получения разрешения на строительство. Конечно, должны существовать методы решения этих проблем. На мой взгляд, поддержка малого предпринимательства должна заключаться как раз не столько в его бюджетной поддержке, сколько в том, чтобы ослабить вот этот административный импресс. Во-первых, надо отменить часть абсурдных требований, а неэффективные требования заменить на более эффективные. Пример неэффективных требований: даже на выброс бытового мусора надо разработать специальную проектную документацию. Это требует много времени и денег. Большое предприятие может себе это позволить, а маленькое, в котором нет соответствующих специалистов, позволить себе этого не может, и для него это уже непреодолимый барьер. Мы часто говорим о том, что надо сокращать количество проверок. Да не в проверках дело! Проверка сама по себе не так страшна, не так она много времени занимает. Дело в том, что требования, на соблюдении которых эта проверка настаивает, для многих предпринимателей по факту невыполнимы. Штраф составляет небольшую сумму, но, когда через 5-6 месяцев проверка снова приходит с теми же требованиями, предприниматель не может физически их выполнить. Часть этих требований надо либо упрощать, либо отменять. Соответственно, надо упрощать сроки рассмотрения заявок и порядок их согласования. Повторюсь, заявка на выкуп земли это минимум месяц. По факту некоторые заявки, касающиеся федеральных земель, лежат по 1,5 месяца. Необходимо более чётко регламентировать работу по получению согласований, внедрять принцип единого окна. Вообще в этом направлении, уже из опыта депутатской работы, первые шаги уже делаются. Мы несколько месяцев назад приняли областную программу по повышению качества оказания государственных и муниципальных услуг. Эта программа как раз предусматривает перевод целого ряда учреждений, надзорных и разрешительных, на принцип одного окна. В качестве целевых установок этой программой предусмотрено, во-первых, сокращение сроков оказания государственных услуг в 2 раза и, во-вторых, сокращение общего количества заявок о юридических и физических лиц также в 2 раза. Эта программа рассчитана на 3 года, пока она не на всех муниципальных образованиях планируется к исполнению, только в некоторых муниципальных образованиях в качестве эксперимента. Но посмотрим в течение ближайших двух лет, какой здесь результат, положительный или отрицательный, у нас будет достигнут. Теперь про сельское хозяйство. Уже говорил о том, что сельское хозяйство в России должно стать отраслью приоритетной, должно обеспечить определённый инвестиционный прорыв России на мировых продовольственных рынках. Политика государства должна носить более упорядоченный, более долгосрочный характер. Не так давно в качестве нацпроектов первые шаги в этом направлении были сделаны. В рамках нацпроектов у нас стали субсидироваться длительные инвестиционные кредиты именно направленные на развитие сельского хозяйства. Владимирская область в этом направлении двигается достаточно уверенно. У нас большое количество крепких серьёзных хозяйств стали эту поддержку получать, стали строится новые животноводческие комплексы. Всё это хорошо, но это одно лишь из направлений субсидирования процентной ставки по кредиту. Здесь две трети субсидирует федерация, одну треть даёт регион. В целом крестьяне действительно имеют возможность проводить техническое перевооружение, реконструкцию и строительство новых зданий , закупать хорошее племенное производительное стадо. Но это только одно из направлений. Хотел бы вынести на обсуждение новую тему не регионального, а федерального уровня. Россия – страна большая, с различными климатическими ресурсами, различным качеством земель, но у нас пока нет дифференцированного подхода к поддержке сельского хозяйства. В действительности в последние годы наметился ощутимый перелом в экономике сельского хозяйства для страны в целом. Но обеспечивается он, в основном, за счёт сельскохозяйственных территорий юга России. Там производительность труда растёт действительно впечатляющими темпами. Во-первых, увеличивается площадь земель, занятых под сельское хозяйство, и, во-вторых, что самое важное, растёт продуктивность этих земель. Она растёт за счёт применения интенсивных технологий и за счёт увеличения водо-минеральных удобрений. Понятно, что о такой производительности в нечернозёмной зоне мы уже говорить не можем. Эта проблема, может быть, не была бы такой серьёзной, если бы не затрагивала ещё и целый комплекс социальных вопросов. Потому что люди, занятые в сельском хозяйстве, во многом носители той национальной культуры. И здесь нужно говорить о том, чтобы начинать применять дифференцированный подход к поддержке сельского хозяйства. То есть, чем более низкопродуктивные земли определённого региона, тем большая поддержка государства требуется в этом направлении.
                        Смекалова Д.П., председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России»:
                        - О возросшем внимании государства к роли предпринимательства в становлении инновационно-ориентированной отечественной экономики и решении задач социального развития свидетельствует принятие базового Федерального закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» и Указов Президента Российской Федерации «О Дне российского предпринимательства» (26 мая) и «О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности».
                        Новым этапом в развитии предпринимательства в России должно стать принятие Федеральной целевой программы развития малого и среднего предпринимательства (требуются новые механизмы поддержки и инструменты управления программой). Необходимо развивать комплексную инфраструктуру поддержки малого и среднего бизнеса на федеральном и региональном уровнях. Главной задачей этой комплексной инфраструктуры должна стать реализация государственной политики и мониторинг ее осуществления с целью четкого разделения исполнительских и политических функций между органами государственной власти и местного самоуправления. Закрепление принципа системности и последовательности в принимаемых решениях и совершенствовании нормативно-правовой базы должно дать новый импульс в развитии малого и среднего предпринимательства по всей стране.
                        Основным принципом правового регулирования малого бизнеса ОПОРА считает принцип «упрощения». Все, что относится к созданию и деятельности малого предприятия, должно быть существенно проще, чем для более крупного бизнеса.
                        Замена максимально возможного числа разрешительных процедур на уведомительные для начала ведения конкретных видов предпринимательской деятельности, особенно в промышленно-производственной и инновационной сферах; дальнейшее упрощение порядка государственной регистрации, налогообложения, бухгалтерского учета, налоговой и статистической отчетности, оформления трудовых отношений, аудита, реорганизации, ликвидации или банкротства, упрощенные механизмы инвестирования и кредитования – все это должно стать принципом законодательства. Это необходимо, прежде всего, для того, чтобы несоответствие этому принципу препятствовало разработке и принятию любого правового акта в сфере правового регулирования деятельности субъектов МСП. При этом необходимо ввести жёсткий контроль за исполнением принятых нормативных актов и решений высших лиц государства и закрепить меры ответственности за неисполнение.
                        Мы считаем необходимым принять к реализации следующие предложения:
                        1.Необходимо принятие пакета законопроектов по снижению административного давления на малый и средний бизнес с сохранением в них ключевых положений, одобренных Правительственной комиссией по развитию малого и среднего предпринимательства (с учетом поправок, представленных предпринимательским сообществом):
                        - о защите прав предпринимателей при проведении проверок (законопроект № 92975-5);
                        - об исключении внепроцессуальных прав ОВД в отношении субъектов предпринимательской деятельности (законопроект № 92985-5);
                        - о сокращении функций ОВД по составлению протоколов и рассмотрению дел об административных правонарушениях на потребительском рынке) (законопроект № 480013-4);
                        - об упрощенном порядке продления действия лицензии и замене лицензирования ряда видов деятельности страхованием гражданской ответственности (законопроект № 92982-5);
                        - о замене обязательной сертификации декларированием соответствия (законопроект № 87124-5).
                        2.Необходимо принятие проекта Федерального закона №471693-4 «О внесении изменения в статью 2 Федерального закона «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» (в части отмены обязательного применения контрольно-кассовой техники для налогоплательщиков единого налога на вмененный доход).
                        3.Внести изменения в Государственный реестр контрольно-кассовой техники, включив в него модели контрольно-кассовой техники, не оснащенные электронной контрольной лентой защищенной. Предоставить субъектам малого предпринимательства возможность использования любых модификаций кассовых аппаратов, зарегистрированных в налоговой инспекции.
                        4.Необходимо введение для субъектов малого и среднего предпринимательства безвозмездной уведомительной процедуры оформления лимитов на размещение и вывоз отходов, освободить субъекты малого предпринимательства от платы за негативное воздействие на окружающую среду.
                        5.Необходимо введение персональной (административной, уголовной) ответственности должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих обязанностей, неправомерные действия (бездействие) в отношении субъектов предпринимательства - внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации, Федеральный закон № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 года и др. В том числе предусмотреть ответственность должностных лиц органов исполнительной власти, местного самоуправления за неисполнение законных требований граждан и юридических лиц.
                        Необходима разработка и принятие федеральных, региональных и муниципальных программ развития малого и среднего бизнеса и активизация деятельности созданных координационных или совещательных органов при исполнительных органах государственной власти.
                        Во исполнение Федерального закона «О государственной поддержке малого предпринимательства» принят Закон Владимирской области от 12.12.2006 № 172-ОЗ «Об областной целевой Программе содействия развитию малого и среднего предпринимательства во Владимирской области на 2007-2008 годы».
                        Программой предусматривается формирование новых и развитие уже отработанных направлений поддержки предпринимательства, включая следующие механизмы финансовой помощи субъектам предпринимательства:
                        - возмещение части затрат, связанных с уплатой процентов по кредитам коммерческих банков, привлекаемым:
                        1.субъектами предпринимательства на создание основных фондов;
                        2.потребительскими обществами, членами которых являются субъекты предпринимательства, для предоставления займов;
                        - возмещение части затрат по лизинговым платежам;
                        - субсидирование проектов инновационно-технологической сферы предпринимательства.
                        Таким образом, общий объем финансирования мероприятий финансовой поддержки, с учетом привлеченных средств федерального бюджета, а также кредитных организаций и лизинговых компаний и областного фонда поддержки малого предпринимательства, составил более 994 млн. рублей в 2007 году.
                        При этом следует отметить отсутствие эффективной системы поддержки малого и среднего предпринимательства на муниципальном уровне.
                        Без развитой инфраструктуры малого бизнеса на муниципальном уровне невозможно представить эффективного функционирования органов местного самоуправления, выполнения всех социальных программ и муниципальных заказов, наполнения муниципальных бюджетов. С реформой местного самоуправления для муниципальных образований открывается огромное поле деятельности по поддержке малого предпринимательства в сфере ЖКХ, образования, здравоохранения, социальных и бытовых услуг, транспорта, благоустройства территорий, туризма, ресторанного и гостиничного бизнеса, а также в сфере строительства, промышленности, науки, информационных технологий и инноваций.
                        Поэтому в региональные и муниципальные программы необходимо включить мероприятия по:
                        - упрощению административных процедур и снижению связанных с ними издержек малых и средних предприятий при регистрации бизнеса и начале предпринимательской деятельности;
                        - устранению неэффективного и избыточного государственного регулирования в сфере лицензирования, контроля (надзора) за предпринимательской деятельностью;
                        - проведению ревизии региональных и муниципальных правовых актов, регулирующих вопросы начала предпринимательской деятельности;
                        - и наконец, формированию стратегии развития инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства и т.п.
                        Пикалёв А.А., председатель Совета Владимирского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия»:
                        - Отдельная тема про сельское хозяйство. Вы знаете, как трудно и практически невозможно ввести даже яблоко в США, и вы знаете, что там сельское хозяйство занимается лишь тем, что обеспечивает свою страну и ещё одну треть земного шара. 1% от сверхзанятости вполне достаточен для того, чтобы решить все проблемы для своей страны, и соответственно, для одной трети планеты. Базовых показателей настолько много. Если мы говорим о бюджете, то мы насчитали примерно 20-30 показателей, которые можно уже перечислить в качестве основных. Сейчас в этой модели речь идёт о базовых показателях, за которые нужно и необходимо нести ответственность. Прежде всего, это численность компаний малого и среднего бизнеса, это доля валового национального продукта и валового регионального продукта в отдельности малых и средних предприятий и количество занятых от (МЦП?). Абсолютно уверен и убеждён, что этих трёх показателей вполне достаточно, чтобы развить и построить любую дополнительную схему экономических показателей, и чтобы смотреть как развивается и как строится любая региональная модель экономики. Это структура поступления налогов нашего владимирского бюджета. Обратите внимание, что все налоги это, прежде всего, налог на доходы физических лиц, практически налог на прибыль организаций, из них только часть платится в федеральный бюджет, земельный налог, налог на имущество. Все эти налоги фактически формируются в регионе. Все налоги, кроме части налога на прибыль, контролируются нами и могут составлять самостоятельную часть экономики. Эта таблица не моя, эта таблица с губернаторского доклада, который рассказывал о том, как должен быть экономический рост, связанный со стратегией 2020. Я хотел бы обратить ваше внимание даже не на цифры, а на то, как должны стремительно расти эти показатели, по какой кривой они должны непосредственно возрастать. Вы знаете, есть институт социально-экономического развития регионов, который составил для нас двухтомный труд, который называется «Экономика развития. Социально-экономическое развитие» - в нём приведены все необходимые доводы. И вот это конечный слайд этого двухтомника. Картинка называется «Детская». Обратите внимание на различия: в первой колонке данные на 2007 год, во второй – 2027. Так вот пожалуйста задача для наших аналитиков и экономистов: какие структурные и качественные изменения уровня жизни вы видите? Во всяком случае, мой ребёнок нашёл только одно отличие, о нём я буду говорить чуть попозже. Когда мы говорим об увеличении количества занятых в малом и среднем бизнесе, когда мы говорим об увеличении бюджета, когда мы говорим о тех или иных более конкретных экономических показателях – что будет с чиновником, если он не будет выполнять всех этих задач? Бизнес решает этот вопрос просто и быстро, все вы знаете, что делать с людьми, которые не выполняют своих рабочих обязанностей. Эти вопросы прозвучали на последнем заседании, которое проводило Министерство экономики и развития. Пока мы не ответим на этот вопрос, мы не сможем решить ни одного качественного вопроса, связанного с устранением административных барьеров. Речь идёт об ответственности, о заинтересованности и от прямой зависимости результата от выполненной работы. Речь идёт о том, ч то нам необходимо убрать со всех экономических программ термины «укреплять, улучшать, исправлять» и т.д. Это предложения, подготовленные для Москвы. Они переданы в Правительство Российской федерации, они переданы в (?). Услышат ли нас – не знаю. Но пока мы можем говорить о том, что мы разработали первую уникальную программу РФ «Концепция и социально-экономическое развитие Владимирской области». Он разработана представителями «Единой России» и РСПП. Могу вас смело заверить, что мы учли все базовые показатели, о которых мы непосредственно говорили. Мы берём на себя ответственность и говорим, что эта программа может достичь удвоения предприятий малого и среднего бизнеса. Соответственно мы можем увеличить бюджет в 2 раза уже к концу 2010 года. Такая программа есть. Речь сегодня идёт не только о федеральных уровнях. Сегодня речь идёт, прежде всего, о региональных уровнях. Я хотел бы обратить ваше внимание, что мы ждём решения от Москвы, хотя половина из присутствующих в зале имеет этот замысел для развития региона. Поэтому давайте не будем смотреть с точки зрения «что нам скажет сегодня Москва». У нас сегодня есть 80% возможностей для того, чтобы это сделать на местах.
                        Сеитхалилов Л.Э., заместитель председателя региональной Общероссийская общественная организация «Российский союз налогоплательщиков» по Владимирской области:
                        За последние годы наша страна в своем развитии претерпела качественные изменения, пройдя путь от этапа стабилизации экономики к этапу устойчивого развития и диверсификации. В связи с изменившимися условиями, одной из основных задач стоящих перед нашим государством является создание оптимальной системы налогообложения, позволяющей стимулировать развитие экономики. Средства решения этой задачи общеизвестны: налоговое регулирование и совершенствование администрирования.
                        Налоги, как и вся налоговая система, являются мощным инструментом управления экономикой в условиях рынка. Устанавливая ставки налогов, льготы и санкции, изменяя условия налогообложения, государство имеет возможность стимулировать те или иные отрасли экономики, исходя из общенациональных интересов. Налоговая система должна обеспечивать рост производства и справедливое распределение доходов – таковы общие для всех развитых и развивающихся стран основные принципы налогообложения.
                        Одной из основных задач налоговой системы современного государства является перераспределение доходов населения, содействие социальной справедливости и обеспечению стабильности в обществе. Однако существующая налоговая система не выполняет эту задачу. В нашей стране наблюдается колоссальный (более чем в 15 раз) разрыв в доходах богатых и бедных. Это в несколько раз больше, чем в развитых странах. Одной из причин такого взрывоопасного перекоса является действующая система взимания подоходного налога (по единой ставке - 13%), которая более выгодна богатым слоям населения, чем бедным.
                        В условиях нынешней налоговой системы остаются незадействованными такие важные функции налогообложения, как стимулирование экономического роста производственного и инновационного сектора, особенно в сфере нового технологического оборудования, наукоемких технологий.
                        Из-за несовершенства существующей налоговой политики все отчетливее прослеживается пагубная зависимость бюджетной системы России от конъюнктуры мировых цен на энергоносители.
                        Несовершенство налогового администрирования привело к росту количеству преступлений связанных с неуплатой или уклонением от уплаты налогов.
                        Как преодолеть эти негативные тенденции? Во многом это можно сделать за счет реформирования налоговой политики государства и структурной перестройки экономики путем усиления обрабатывающего и инновационного сектора с использованием мер налогового стимулирования.
                        Эффективная налоговая система нужна всем нам: государству – для обеспечения исполнения бюджета, бизнесу – для ведения своей деятельности в нормальных условиях, обществу в целом – как гарантия исполнения государством своих обязанностей перед ним. Руководство страны, понимая важность и огромную значимость вопросов, связанных с реформированием налоговой системы, уделяет им первостепенное значение. Именно поэтому, выступая на внеочередном заседании Госдумы, Владимир Владимирович Путин сказал, что Россия должна "построить одну из лучших налоговых систем в мире", "Систему, работающую на модернизацию экономики, рост инвестиций в инфраструктуру и новые технологии, в образование, здравоохранение и улучшение жилищных условий граждан".
                        Он предложил целый ряд налоговых стимулов:
                        Во-первых, мы должны пойти на максимально возможное освобождение от налоговой нагрузки расходов граждан и организаций на образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение, оплату процентов по ипотечным кредитам.
                        Во-вторых, все организации, оказывающие социально - значимые услуги - и государственные, и муниципальные, и частные - должны быть поставлены в равные налоговые условия". "Это будет важным шагом к развитию конкурентной среды и привлечению частных инвестиций
                        В-третьих, для обновления производств нам понадобится либерализация амортизационной политики, поэтому уже со следующего года должны быть внедрены дополнительные механизмы ускоренной амортизации отдельных категорий основных средств, и прежде всего - технологического оборудования", нужно также "расширить набор мер налогового стимулирования научно - исследовательских и опытно -конструкторских работ по приоритетным направлениям.
                        Большая часть этих инициатив уже воплощена в виде законодательных актов и вступит в силу с 2009 года. Результатом налоговой реформы должно стать не только снижение налогового бремени, но и ликвидация правового нигилизма в обществе, формирование высокого уровня налоговой культуры и дисциплины, нетерпимости к нарушителям налогового законодательства.
                        А пока по данным МВД в первом полугодии 2008 года был отмечен значительный рост количества налоговых преступлений связанных с неуплатой или уклонением от уплаты налогов. При этом было отмечено, что этот вид преступлений причиняет значительный ущерб государству, тогда как оценка этих преступлений государством и законодателями неадекватна тому ущербу, который они причиняют.
                        Несмотря на то, что за первое полугодие 2008 года ФНС перечислила в консолидированный бюджет РФ 3,764 трлн. рублей (без учета ЕСН), что на 25,4 % больше, чем в аналогичном периоде прошлого года, сохраняется большой объем налоговой задолженности.
                        Задолженность по налогам и сборам (без учета задолженности по уплате пеней и налоговых санкций), по состоянию на 1 июля 2008 г составила 553,8 млрд. рублей (уменьшилась на 3,7%).
                       Задолженность по уплате пеней и налоговых санкций составила 421,1 млрд. рублей (уменьшилась на 24%).
                        Недоимка по налоговым платежам на 1 июля 2008 г составила 209,8 млрд. рублей, (снизилась на 7,7%).
                        В странах с развитой экономической системой уклонение от уплаты налогов преследуется законом и порицается общественным мнением. Мы завидуем высокому уровню жизни этих стран, но не задумываемся над тем, что фундамент этого процветания напрямую зависит от поступления налогов в бюджет. У нас же, уплата установленных законом налогов и сборов некоторыми налогоплательщиками воспринимается не как исполнение гражданского долга, а как ущемление собственных материальных интересов, как посягательство на заработанные доходы. При этом сокрытие доходов оценивается как высокая степень профессионализма бухгалтера и руководителя. Причем процесс уклонения от уплаты налогов вследствие возникновения негативного отбора носит самоподдерживающийся характер: добросовестные налогоплательщики, выполняющие требования налогового законодательства, оказываются неконкурентоспособными и либо выталкиваются с рынка, либо сами начинают уклоняться от уплаты налогов.
                        Все это свидетельствует о правовом нигилизме, низком уровне налоговой культуры и дисциплины царящими в нашем бизнес сообществе, да и в обществе в целом.
                        Борьба с этими явлениями требует консолидации усилий власти и общества. Огромная социальная значимость этой проблемы, требует от органов власти и налоговых органов активнее использовать такой мощный инструмент как общественное воздействие, привлекая к решению этой задачи общественные организации. Одной из них является общероссийская общественная организация "Российский союз налогоплательщиков" – это неполитическая и неправительственная структура, объединяющая рядовых налогоплательщиков, и имеющая отделения в более чем в 50 регионах России. В отличие от прочих объединений налогоплательщиков, которые сосредоточены, главным образом, на борьбе за снижение налогов, РСН стоит на позициях доверия государству и его налоговой политике. Российским Союзом Налогоплательщиков подписаны соглашения о сотрудничестве с ВПП Единая Россия, Федеральной налоговой службой РФ, Ассоциацией контрольно счетных органов, что позволяет нашей организации активно содействовать реализации налоговой реформы через свои региональные отделения.
                        Владимирское региональное отделение так же, как и другие подразделения РСН активно включилось в реализацию налоговой реформы. В рамках соглашения, подписанного с Владимирским региональным отделением партии Единая Россия, члены РСН принимают активное участие в работе Общественных приемных партии в городах Владимир, Ковров и Александров. Предоставление нашими специалистами консультаций по вопросам налогового законодательства способствует повышению уровня правовой грамотности, формированию налоговой культуры и дисциплины среди рядовых налогоплательщиков. Не менее важной задачей мы считаем профилактическую работу с нарушителями налогового законодательства из числа юридических лиц. А поле для деятельности здесь огромно, ведь во Владимирской области по данным УФНС насчитывается около 300 предприятий, каждое из которых имеет совокупную задолженность по налогам и сборам более 1 млн.руб.
                        Мы твердо убеждены, что только совместные действия, сочетающие меры общественного и административного воздействия, позволят руководству области эффективно бороться с нарушениями в сфере налогового законодательства путем формирования в обществе нетерпимого отношения к нарушителям налоговой дисциплины.
                        В рамках этого взаимодействия мы предлагаем:
                        - провести «Круглый стол» посвященный реализации налоговой реформы с участием представителей администрации области, ВРО партии «Единая Россия» ИФНС, ОПФ, УВД и других заинтересованных сторон,
                        - создать в рамках ВРО партии «Единая Россия» общественную комиссию по работе с нарушителями налогового законодательства,
                        - активизировать работу по повышению правосознания и формированию налоговой культуры среди молодежи.
                        - пропагандировать образ добросовестного налогоплательщика, публикуя в СМИ информацию о предприятиях вносящих наибольший вклад в формирование бюджета и не допускающих просрочек в уплате налогов и сборов
                        Основной целью такого взаимодействия должно стать содействие успешной реализации налоговой реформы путем осуществления совместной работы, направленной на повышение налоговой культуры и дисциплины в обществе, обеспечение полноты и правильности формирования бюджета за счет налоговых поступлений.
                        Семёнов В.А., депутат Государственной Думы РФ:
                        - В пятницу Кудрин привёз этот доклад в Думу, тут цифры сами за себя говорят. Например, у нас профицит бюджета в этом году планируется 2, 5 трлн. В 2009 году расходная часть 9 трлн., в 2010 – 10,3 трлн., 2011 – 11,3 трлн. Солидный рост, но сам по себе он ни о чём не говорит, если даже с доходной частью сравнить. Самое главное, как идёт профицит. Если в этом году планируется 2,5 трлн., на будущий год предполагается 1,9 трлн., 2010 – 1,4 трлн., 2011 – 1,5 трлн. Значит, государство уже взяло курс на то, чтобы разогревать экономику. Важно не перегнуть палку, не разогнать инфляционный процесс – отрицательный эффект от этого будет на порядок больше. Так что нам всем нужно пройти путь между Сциллой и Карибдой. Только ленивый сейчас не говорит об административных барьерах. И 19 числа в Думе будет слушаться в первом чтении тот пакет, о котором говорил представитель «Опоры России». Очень интересный пакет, но давайте не строить иллюзий. Законы сами по себе не помогут нам жить, но, как правильно сказал президент: «До тех пор, пока мы все не будем пристёгиваться в машине, независимо от ранга, значимости, не будет порядка». Что касается коррупции, на мой взгляд, главный тормоз экономики сейчас – это коррумпированный чиновник. Он сильно тормозит всё, и сколько бы мы не придумывали законы, если мы не обеспечим, не организуем некий общественный контроль за исполнением уже действующих законов и тем более тех, которые будут приниматься, я не знаю, как у вас в области, в регионе, но до меня вот сейчас доходит из других регионов, что стали массовыми проверки, так как коррумпированные чиновники понимают, что позднее такой возможности не будет. Какие методы могут здесь быть? Они есть уже, эти методы. Законодательные. Первый: мы укрепляем партийную систему от партии «Единая Россия», потому что она сейчас реальный лидер в обществе. Она должна добиваться того, чтобы на ключевых чиновничьих постах были её представители, а следом отвечать за этих представителей. И должна быть такая ниточка снизу, чтобы, когда люди видят, что какой-то чиновник заелся, его можно было вытащить на публичность. Второй момент: сегодня тоже законодательно обеспечен, это так называемая роль некоммерческих организаций, то есть союзов, ассоциаций, «Деловой России», «Опоры России»и подобных им организаций, и таких организаций, как Союз пекарей, металлургов и пр. Здесь от призыва надо переходить к конкретным фамилиям, потому что предприниматель фамилию коррумпированного чиновника не назовёт, он же не самоубийца. А для чего создаются эти союзы и ассоциации? Их лидеры не отягощены бизнесом, свободны в высказывании своих мнений, и они обязаны защищать интересы своих членов. Но если они будут говорить только лозунгами – ничего не будет. Коротко по сельскому хозяйству. Совершенно согласен со всем, что здесь было сказано, и с тенденциями. Перелом произошёл после того как в прошлом году мы приняли закон развитии сельского хозяйства. Принята государственная программа на 5 лет. Всё государство, наконец-то законодательно признало: оно считает, что сельское хозяйство и агропромышленный комплекс без государственного регулирования долгосрочного жить не может. Хотелось бы схематично сказать о тех вещах, которые здесь сегодня не обсуждались. Давайте для того, чтобы поддержать внутренний рынок, сделаем продовольственные субсидии для малоимущих. Каждый десятый американец получает такую продовольственную субсидию. Я специально организовал в августе прямой мост из посольства США с конгрессом США и Министерством сельского хозяйства США для того, чтобы понять их опыт. Мы же говорим о том, что надо это сделать . И, кстати говоря, американцы говорят, что они даже в рамках этой программы не говорят, что нужно покупать только отечественное. Я специально спросил у основателя этой программы, был ли такой либерализм, когда программа только вводилась. Он сказал, что нет, когда 40-50 лет назад программа начиналась, они настаивали на том, чтобы на бюджетные деньги закупалось только отечественное. Но потом, когда они увидели, что администрировать и контролировать этот процесс очень сложно, а на рынке уже 90% отечественной продукции, они перестали настаивать на этом. Поэтому мы считаем, что это необходимо сделать. Нельзя ездить и обеспечивать социальный мир в обществе только за счёт хлебопека. Мы искусственно удерживаем цены на хлеб, заставляя работать без прибыли. Давайте сделаем так, чтобы цены на хлеб для большей части населения не были вопросом жизни и смерти. А те, для кого этот вопрос значим, могли купить хлеб и молоко (сегодня, а завтра ещё и мясо птицы) бесплатно. И эту позицию закрывать за счёт бюджета, так называемые продовольственные субсидии. Энерготарифы для всех сегодня проблема. И понимает, что если государство в прошлом году втихаря приняло закон о переходе на рынок газа – но что значит, когда 1 продавец и миллионы покупателей? Повышение цен – это объективная реальность, от этого никуда не деться, надо пытаться их сдерживать, но они всё равно объективны. Давайте посмотрим на примере села, тепличного предприятия. Ему сегодня навязывают пятилетние договора по поставке газа и электроэнергии, и в этих договорах почасовые лимиты потребления энергии, а за перерасход и недорасход – штраф. По газу – суточные лимиты потребления. Но такое предприятие зависит от погодных условий, которые невозможно предсказать даже на день, а здесь навязывают на 5 лет. Получается, мы селян заведомо загоняем в иррациональную ситуацию. Ни в одной стране мире нет такой процедуры отключения энергоносителя от тех объектов, где находятся живые существа. Мы несём за них моральную ответственность. А если, например, деньги задержались в банке. Птицефабрике достаточно трёх часов без электричества, чтобы после этого были сотни тысяч трупов. Это экология, это экономика, но это ещё и мораль. Никто об том поему-то не думает, а это же основа для коррупции. Зачем мы это отдаём? Не говоря уже об инновациях в инвестициях. Сегодня селянину для того, чтобы построить что-то новое он сразу даст газ на 40% дороже. Для каких-то других отраслей газ составляет 4-5% в их себестоимости, для многих сельскохозяйственных отраслей это 25-30%. Поэтому невозможно начать инновационный проект, так как «старенькие»,получается, более конкурентоспособные, чем «новенькие». Мы с вами тем самым уничтожаем базу для инноваций. Селянин, несмотря на свою нищету, не знаю, так ли явны во Владимирской области эти проблемы, хотя думаю, что в круге первом от города Владимира они заметны, имеет землю. А земля сейчас главный недооценённый актив России. Лес остался и земля, больше ничего супернедооценённого нету. И куда сегодня рейдерство направлено? Именно сюда. И дальше уже, если кто-то видит, что что-то лежит – надо взять. К сожалению, эта проблема коррупции особенно касается силовых структур. Но создаётся масса уголовных дел. Посмотрите на наши СИЗО – они интеллектуально скоро выйдут на уровень 37-го года. Сколько там сидит людей, которые не должны были бы там сидеть. И их вина только в том, что они очень умные, многого достигли в жизни и заработали какой-то капитал, который за их спинами есть. И к этому капиталу люди в погонах очень красиво подбираются. Не знаю, есть ли у вас в области такие факты, но , думаю, они везде есть и чем ближе к Москве, тем больше. Предложение у меня такое: давайте придумаем, давайте предложим государству на 5, может быть 10 лет, наложить мораторий вообще на арест предпринимателей, как меру пресечения в период дознания, если есть другие методы пресечения. Существует наработанная технология создания уголовных дел. Сажают предпринимателя, дают ему контракт – посиди, подумай. Есть ведь такие, что год сидят, к ним следователь не ходит – чем они опасны для общества? Общество сегодня должно подумать о тех людях, от которых и зависит вот эта стратегия 2020. Она будет мертворожденной, если мы тих людей, которые взвалили на себя этот груз риска и ответственности, и назвали себя предпринимателями – если мы лучшую часть этих людей уничтожим. Не надо думать, что вас это не касается. Мы все здесь собрались, люди активные, ответственные – должны реагировать на вызовы времени. Последнее предложение хотел бы сделать такое. Вы видите, что сейчас происходит с сельской землёй, как я уже сказал, она недооценённый актив. Туда ринулись, к сожалению, не только инвесторы, но и огромное количество спекулянтов. И получается так, что у того, кто хочет работать на этой земле, нет денег, чтобы выкупить её. На мой взгляд, совершенно бездарно в советское время куски земли по 3-4 га были розданы миллионам людей. Сейчас это сильный тормоз для развития сельского хозяйства России. Есть люди, готовые купить эти паи, но у них нет денег, а покупают, к сожалению те, кому они не нужны, с расчётом продать их позже. Правильно было сказано о том, что потенциал у сельского хозяйства огромный и это безусловно понадобится. Надо сегодня выделить кредиты 25-50-летние под залог того, на что берёшь – то, что делал Столыпин в начале прошлого века. Практически это должна быть льготная аренда с выкупом, чтобы любой желающий мог купить эту землю и без всяких революций от бездарно розданных участков и мелких земельных рантье земля должна перейти к тем, кто готов не только нести ответственность за эту землю, но и реально работать на ней. Вот если мы сделаем эти принципиальные вещи, то мы эту стратегию 2020 выполним.
                        Годунин С.Б., глава г.Суздаля:
                        - Те задачи, которые мы ставим будут, собственно говоря непонятны населению. Мы ставим задачу удвоению ВВП, бюджетов и т.д. Давайте приведём пример. У нас в г.Суздаль на сегодняшний момент все стратегические задачи выполнены. Приведу несколько цифр: например, по прошлому году рост ВВП 49%, рост предприятий малого и среднего бизнеса, как по количеству предприятий, так и по количеству занятых, превысил 50%, сбор налогов за год увеличился на 47% (с 218 до 320 млн.). Сразу хотел бы сказать о показателе, который мог бы быть универсальным для оценки экономического состояния муниципалитета: на 1000 населения мы собрали 29 млн. налогов за год. Как вы думаете, горожане получили удвоение социальных услуг за этот год? Думаю, то не только удвоения, но даже процентного роста не получили. По той причине, что денег на территории не осталось. Я бы хотел сказать, что из 320 млн.собранных налоговых средств у нас осталось меньше 6%. Суздаль не вновь образованное муниципальное образование, и есть с чем сравнивать. Есть таблица, по которой в 2005 году, до принятия 131ого закона, налоговых поступлений было 50,78 (???) млн., а в 2006 году 15 млн., т.е. в 4 раза меньше, чем в предыдущий год. Учитывая хорошие показатели, мы выравниваем ситуацию. И доходная, и расходная части увеличились в 2, а по некоторым показателям в 3 раза. В итоге за истекших 3 финансовых года население не получило от города ни копейки ни на развитие культуры, спорта, ни на жилищное строительство, ни на капремонт жилья. В этом году нас вообще лишили этих поступлений. Получается, те задачи, которые мы выполняем, ничего не дают. Думаю, давно назрел вопрос о пересмотре доходов и налоговых нагрузок. Мне бы не хотелось, чтобы наша власть пошла по некоторым лукавым путям. Г-н Кудрин говорит об увеличении профицита, но у нас забрали все деньги оставили только 6%, и при этом ежегодные дотации городу уменьшаются а в перспективе они уменьшаются ещё больше. Получается, мы зарабатываем, а в итоге у нас ничего нет. Значит, вопрос по структуре тех налогов, которые закреплены за местным самоуправлением. Я хотел бы напомнить коллегам, что мы давно перешли с трёхуровневой системы бюджетирования на четырёхуровневую. И когда говорят, что муниципалам добавляют, я хотел бы слышать, муниципалам какого уровня. У нас в стране из 24 тысяч муниципальных образований 22 тысячи – это муниципальные образования уровня поселение, в том числе городские, в которых сосредоточена основная масса экономического потенциала того же малого и среднего бизнеса. Я посмотрел на диаграмму, получается, что муниципалам от НДФЛ, налог который платят жители, проживающие на нашей территории, достаётся 10%, а прибыли 0. Социальные услуги получает только муниципалитет. В заявлении Кудрина есть два лукавых момента: во-первых, он говорит, что муниципалы получили на 30% больше – я могу сразу оппонировать. Больше от какой суммы? Можно от рубля 30%, можно от 100 млн. Мы получаем от рубля. Во-вторых, закрепление за муниципалами самых стабильных налогов. Налог на землю и налог на имущество физических лиц. Налог на землю трудно собираемый, с ним ещё надо работать хотя он даёт определённую подпитку бюджету. А налог на имущество физических лиц – мы работали над ним, увеличили за год в 10 раз, с 100 тыс. до 1 млн., но этот миллион никак не повлиял на общую ситуацию. А мы затратили много времени и сил на эту работу, но пришли ни к чему. Сейчас раздаются призывы: давайте закрепим сельхозналог. У нас тоже есть в структуре бюджета сельхозналог, 30% от него, в абсолютных цифрах 2000 р. Зачем мне закреплять налоги, которые просто пишутся строчкой в бюджете и ничего не дают? Поэтому я думаю, что в этом плане есть абсолютно назревшая проблема. Г.Суздаль находится в хорошем положении, за счёт определённых ресурсов живёт как в коммунизме. А что брать с других муниципалитетов? Для них 1 млн. – огромные деньги. Поэтому ставить вопрос о закреплении налогов, которые ничего не дают значить в очередной раз загонять проблему в тупик. Я сразу скажу про второй негативный аспект этой проблемы. Мы говорим про профицит бюджета, в новостной прессе читаем, что муниципалы получают всё, но не осваивают. Кто не осваивает? Мы осваиваем, но нам ничего не добавляют. При этом деньги не осваиваются они обесцениваются и на следующий год население недополучает определённой доли услуг. То же происходит и с федеральным бюджетом. Все эти процедуры распределения бюджетных средств федеральных – это прямой путь к коррупции. Чем больше структур, распределяющих деньги, тем больше уровень коррупции. Мы вынуждены рекрутировать в эту среду новых чиновников, а потом держим их по полгода в СИЗО. Вот о чём надо говорить. И когда президент говорит, что необходимо выработать системный метод борьбы с коррупцией, мы просто издаём закон, делаем какие-то поправки – это не сработает. Должна сработать система, которую можно позаимствовать где угодно, на западе. Там до 90% бюджета остаётся в муниципалитетах. По поводу сельского хозяйства. Мы сколь угодно можем долго субсидировать наши лежащие на боку предприятия, мы сколь угодно долго можем сдерживать рынок земли, сколь угодно долго можем субсидировать малоимущих – кто их будет определять непонятно, но если мы хотим получить продукцию мы должны субсидировать производство продукции. И сразу найдутся люди, и хватит земли. Нам нужен стимулирующие подходы. То же касается муниципалитетов. Пока мы будем получать налоги только от стабильных, ни к чему не приводящих доходов, налогов, никто не будет шевелиться. Мы будем говорить про бизнес? Ни одной копейки от малого и среднего бизнеса в бюджет не идёт – она вся в районе, в области. Я считаю, что пришла пора пересмотреть налоговый и бюджетный кодекс.
                        Тюриков А.Г., генеральный директор ЦСКП в ЦФО:
                        - С проблемами села многие знакомы не понаслышке. Думаю, что перечислять их здесь не имеет смысла, мы достаточно хорошо с ними знакомы и они достаточно широко известны. Всем присутствующим я бы предложил высказывать предложения по устранению этих проблем, давать ответ на вопрос, как решить эти проблемы, организаторам фиксировать наиболее интересные предложения и направлять их руководителям фракции в Госдуме для разработки законопроектов, для разработки предложений в правительство. Представителям исполнительной власти, членам партии использовать эти предложения в реальной деятельности, привлекая к их реализации экспертное сообщество и инициаторов этих предложений. У сельских жителей и сельских производителей проблемы разные, но взаимосвязанные. Позиция клуба в том, что несомненно сельское хозяйство необходимо субсидировать. Субсидирование должно проходить правильно. Субсидии должны быть не ан топливо, не на посевные площади - это уже было в практике и ни к чему не привело, а на единицу произведённой продукции. То есть, например, раз в год, возмещать половину произведённой продукции в соответствии с тарифной сеткой на различные виды продукции, которую установит государство. Такие дотации могут стать не только средством поддержки АПК, но и регулирования производства определённых видов продукции. В ЕС субсидии на сельское хозяйство достигают 30-50%. В России необходимо вводить такие же субсидии – в 25-30% для того, чтобы выйти на конкурентноспособный уровень. В 2007 г. сумма субсидирования сельского хозяйства была 90 млрд. р., т.е.5% от общей стоимости продукции. Необходимо поднять его в 5-6 раз. Нужен дифференцированный подход для развития сельского хозяйства в разных регионах. У нас есть эффективные производители, агрохолдинги, которые не жалеют деньги для внедрения новых технологий. Центры производства необходимо переносить на территории проживания сельских жителей. Посредством дотаций мы сможем бороться с перекупщиками, стимулировать производство.
                        Генгринович Е.Л., партнер ЦСКП-ЦФО, ген.директор ЗАО "Энергетические системы и коммуникации":
                        Я считаю, что на экономический блок нашего правительства необходимо давить. Они говорят о профиците и о том, что профицит муниципалитета составляет 70 – по схемам и графикам это так, с субсидиями, дотациями, трансфертами всё нормально. Но как только опускаешься на нижний уровень управления – всё совсем по-другому. Получается, что чем больше работаешь – тем меньше получаешь. Указами президента 2006 и 2008 гг. об эффективности деятельности власти должна быть составлена система показателей, по которой можно было бы судить о бюррократизации, возможности реализации инновационных проектов и пр. В этот процесс нужно включиться. Мы проводим много круглых столов, и понимания стратегии 2020 нет, есть лозунг. Эффективность стратегии видно на нижнем уровне. Увеличение объёмов малого и среднего бизнеса – ещё не стратегия. Работа экспертов сейчас крайне востребована, и этим надо пользоваться.
                        Бородин С.Г. Спасибо за работу. Думаю, что прозвучавшие инициативы и рекомендации будут учтены в предложениях партии и ГосДуме на осенюю сессию.
 

http://www.cskp.ru/recs/10370/