ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    ЦСКП: Стенограмма заседания на тему: "Малый и средний бизнес: состояние, проблемы и перспективы модернизации"

    [18.03.2011]

    Председательствует   Ю.Е. Шувалов.

     

    Шувалов Ю.Е. Уважаемые друзья, я приветствую всех участников сегодняшней конференции, которая проходит не только в Москве, но еще в шести регионах, причем это промышленные центры РФ. Я приветствую участников в Петербурге, в Красноярске, в Ростове, в Нижнем Новгороде, в Екатеринбурге.

    Я хочу сказать, что среди наших гостей, особенно в регионах, участвуют, это уже не гости, это участники движения модернизации, которое формируют сейчас в виде региональных активов. Толчком к формированию такого движения стал форум «Россия, вперед!», который проходил в октябре, который вел Борис Вячеславович Грызлов. Тогда было принято решение о формировании активов региональных движений.

    Сегодня мы обсуждаем очень важную тему, и Валерий Афонасьевич согласился быть одним из ведущих и этой темы, и участвовать в работе движения участников модернизации в качестве лидера этого направления. Сегодняшняя тема связана с поддержкой малого бизнеса, который работает в сфере производства и инноваций. Я хочу сказать, что это направление является очень важным для модернизации страны, но при этом участие малого бизнеса, задействованного в этой части, не так велико. В количественном составе это порядка 15-20%. Но именно там находятся наиболее активные, пассионарные люди, которые приняли решение о том, чтобы заниматься своим делом, которые обладают не только отчетами, но и конкретными идеями, которые можно капитализировать. И они уже научились превращать эти идеи в производственные продукты. Большая их часть задействована в обрабатывающем секторе экономики, в сфере комплектации изделий. И от их деятельности в перспективе зависит суверенитет нашей страны, наша самостоятельность, по сути дела, этап новой индустриализации, который так важен сейчас в России. Посмотрите, что происходит в мире, как меняются сырьевые рынки. То, что происходит в Персидском заливе, к сожалению, скорее всего, приведет к падению цен на сырье, и наша страна не сможет оставаться сырьевой страной в экономическом смысле. Нам чрезвычайно важна диверсификация экономики. И в этом плане опора может быть именно на этих людях. Поэтому для «Единой России» чрезвычайно важна такая союзническая организация, которой становится уже организация участников модернизации. Она объединяет прагматиков, людей дела, но в то же время патриотов России, заинтересованных в том, чтобы страна восстановила своей потенциал, стала действительно великой державой. Вот этому призвано сегодняшнее наше обсуждение.

    Предметно, я думаю, что мы выработаем, уже Президент внес определенные предложения по поддержке этой категории малого бизнеса, но и наша работа, работа депутатов Государственной Думы, направлена на то, чтобы выработать реальные возможности поддержки, организовать форму частно-государственного партнерства, подержать те кластеры, которые формируются в ряде регионов, направленные на инновационно-производственную деятельность. Это будет постоянной задачей, которую мы будем с вами решать.

    Я приветствую всех участников сегодняшней конференции, которая пройдет в том числе и здесь, в Москве. Это представители в том числе институтов развития, которые созданы в последние годы. Поэтому я считаю, что есть все условия для того, чтобы серьезно заняться вопросом промышленного развития страны. Для этого, конечно, нужна стратегическая программа развития производства и промышленной политики России.

    Я бы хотел вот по этим вопросам предоставить слово Валерия Афонасьевичу Язеву.

    Язев В.А. Большое спасибо, Юрий Евгеньевич. Я со своей стороны приветствую всех коллег здесь у нас в студии и в регионах.

    Для малого и среднего бизнеса в последние годы, по крайней мере, в наших политических заявлениях, много делается, но, к сожалению, часто хотели как лучше, светлой памяти Виктора Степанович Черномырдина, друга моего и учителя, а получилось как всегда. По многим направлениям мы ухудшили положение малого и среднего бизнеса за последние годы, принимая законодательные акты. Очень сложны отношения малого и среднего бизнеса в области тарифов, услуг. Они дискриминированы посистемно по определению в доступе к кредитным ресурсам. Я вот вижу здесь «Банк развития». «Сбербанк» сегодня декларирует ставку 7,5% для первоклассных заемщиков, для малого и среднего бизнеса это выливается в 17-20%. Развиваться на таких условиях невозможно.

    Сегодня приняты такие позитивные решения о промсборке, о локализации производства автокомпонентов в России. Они отодвинут наши предприятия от этой темы на невозможную длину, то есть эти головные организации, европейские, японские, построят здесь свои производства, и места нашему малому и среднему бизнесу не будет в силу отсутствия конкурентных возможностей. Поэтому нам еще очень много нужно серьезно думать на эту тему для того, чтобы дальше развивать малый и средний бизнес, что необходимо для страны. Я потом приведу вам несколько цифр. У меня такое базовое выступление. Может быть, многие в большинстве своем знают то, что я буду говорить, но немножко систематизировано, это поможет нам вести дискуссию.

    Что такое малый и средний бизнес в России сегодня? Это более 4 миллионов индивидуальных предпринимателей, более 1,5 миллиона малых и средних предприятий, на которых трудится около 15 миллионов работников. Это 20% трудоспособного населения страны. Вклад продукции в ВВП, производимый малыми и средними предприятиями, по оценке Минэкономразвития к 2012 году может дойти до 30%. Ну это утопия. Сегодня это 15%, и никогда до 30% в 2012 году, на следующий год, не будет. А они этой статистикой вооружают политическое руководство страны.

    Для сравнения, в странах Евросоюза малые и средние предприятия используют до 70% рабочей силы ЕС, и производят примерно 60% ВВП. Например, в Китае к 2020 году сфера услуг в ВВП, обеспеченная малым бизнесом, достигнет 60%.

    Я не свожу вопрос к очередному соревнованию за количественные показатели успехов малого бизнеса в России, я призываю участников дискуссии сделать упор все же на качественный аспект проблемы. Ну и региональный разрез по тем регионам, которые сегодня участвуют.

    Например, по итогам 2009 года в целом по России выручка на одного работника малого предприятия составляла 1,6 млн. рублей в год. Этот показатель в Москве – 2,4 млн. рублей. В Красноярском крае – 1,2 млн. рублей. В том же Красноярском крае по итогам 2009 года было 107 малых предприятий на 10 тысяч человек населения, а в Нижегородской области только 94. Ну, порядок цифр тот. Однако выручка на одно малое предприятие в Нижегородской области – 13,6 млн., а в Красноярском крае – 7,8 млн.

    Я здесь отвлекусь и скажу вам, что значит этот порядок цифр, кто в уме не умеет считать. Малое предприятие численностью 10-15-20 человек: выработка – 13 млн. Выработка на одного работника на турбиностроительном заводе в Шанхае – 15 млн. рублей на одного работника. Выработка в штате Иллинойс на предприятии по выпуску электросварочного оборудования на одного работника – 15 млн. рублей. Выработка на одного работника ювелирной фабрики где-нибудь около Венеции, есть там такой всемирно известный городишко, – 15 млн. рублей. Так вот это разговор о производительности труда. Притом, что производительность труда в наших малых предприятиях раза в полтора больше, чем в целом по российской промышленности. Но она в 10 раз меньше, чем это требуется для того, чтобы быть конкурентной. Вот когда я вам говорил по автокомпонентам, к сожалению, эта цифра нас опрокинет.

    Также важно помнить, что об успехе малого бизнеса мы может судить по тому, насколько конкурентоспособна их продукция, как обеспечена социальная защита работников в данной сфере, и продвинулась ли Россия на пути инновационного развития благодаря деятельности малых предприятий.

    В своем выступлении я хотел бы выделить ряд приоритетов.

    Это основные проблемы, которые могут быть решены во взаимодействии с органами законодательной власти. Следующий, социальная защищенность занятых в сфере малого и среднего бизнеса. Направление взаимодействий малых предприятий с крупным бизнесом и естественными монополиями. Возможность увеличения числа малых предприятий за счет неторгового сектора и малых инновационных компаний.

    Начну с критериев отнесения к малому и среднему бизнесу, и сравню их параллельно с принятыми в Евросоюзе. В соответствии с нашим законом средняя численность работников на предшествующий календарный год не должна превышать для средних предприятий от 101 до 250 человек, в Евросоюзе тоже 250. Для малых предприятий – до 100 человек, в Евросоюзе – до 50 человек. До 15 человек для микропредприятий, в Евросоюзе – до 10 человек. Цифры бьются примерно одинаково, и тут, надо сказать, мы «причесали» свое законодательство.

    Однако более интересен такой критерий как выручка от реализации. Я вам уже приводил цифры на одного работника. Установлено предельное значение выручки от реализации. Для микропредприятий у нас – 60 млн., в Европе – 80 млн. Ну, 2 млн. евро, рядом. Для малых предприятий у нас – 400 млн., в Европе – 10 млн. евро. Тоже совпадает. Для средних предприятий у нас – 1 млрд. рублей, в Европе – 50 млн. евро, или 2 млрд., все же в два раза больше было у них.

    Сам факт приближения к европейским стандартам хотя бы по группе малых и микропредприятий не может не радовать. Однако поставим себя на место владельца малого предприятия и зададимся вопросом: что мне дает этот критерий с точки зрения, например, налогового режима? Я имею в виду переход на упрощенную систему налогообложения. Вы понимаете, о чем я говорю. У нас сегодня согласно Налоговому Кодексу это 60 млн. рублей для малого предприятия численностью не больше 100 человек упрощенная система налогообложения. И то, это по инициативе «Единой России», если помните, это как антикризисная мера была, Грызлов ее озвучивал. А до этого было 25 млн.

    Так вот, мы что делаем в законодательстве? Мы консервируем выработку на уровне 600 тысяч рублей в год на человека, то есть 60 млн. на 100 человек. А я вам говорю, нормальная выработка – это 15 млн. в год на человека. А мы считаем, что если предприятие только начало на ноги вставать, модернизацию проводить, мы его сразу снимаем с упрощенной системы налогообложения и «душим» дальше. Вот с этим надо очень серьезно, фундаментально разбираться. Я прошу обратить на это внимание.

    Даже по итогам нелегкого в экономическом плане 2009 года выработка на одного работника малого предприятия в России в целом составляла 1,6 млн. В случае максимальной занятости это соответствует 160 млн. На это малое предприятие нужно не 60, как сегодня, а 160 млн. Если взять Санкт-Петербург – 190 млн. Свердловская область – 230 млн. Это по выработке. Красноярский край – 120 млн. Действующий размер выручки для перехода на упрощенку – это серьезнейший барьер на пути развития эффективности малых предприятий, дающих высокие показатели производительности труда. То есть мы занимаемся консервацией низкой производительности. Мы призываем создавать предприятия, которые вручную лопатой будут чистить снег. И мы в это кинулись, когда антикризисные меры разрабатывали, говорили, всем надо дать лопаты, и пусть идут, чистят дорогу. С одной стороны, создали огромное количество рабочих мест, а что толку от этого экономике и социальной сфере решения фундаментальных макроэкономических проблем?

    Обратимся сейчас к вопросу о тарифах страховых взносов, совокупный размер которых с 1 января 2011 года составил 34%. Здесь трудно комментировать. Это очень высокая величина, которая возвращает нас к серым схемам оплат. Причем самый серьезный удар по предприятиям, где самая высокая степень добавленной стоимости, где высокая доля умственного труда, высокие зарплаты.

    Мы прекрасно понимаем, что проблема наполнения Пенсионного фонда и, соответственно, социального обеспечения наши граждан в ближайшем будущем, это одна из основных системных проблем российской экономики. Такие процессы, как старение населения, сокращение его трудоспособной части провоцируют дискуссии о повышении пенсионного возраста. Из 140 млн. россиян на 1 января 2010 года у нас 76 млн. трудоспособного активного населения. И в этих условиях мы отдельными фискальными мерами, когда говорим, что надо до 34% увеличивать страховые отчисления, просто давим ростки экономической эффективности именно малого и среднего предприятия.

    Я считаю, что основной ресурс формирования социальных фондов, прежде всего Пенсионного, это повышение производительности труда и поддержка тех сфер, которые уже сейчас дают результат. А это малый и средний бизнес.

    Но это же серьезное фундаментальное решение, его сложно делать. Для того, чтобы повысить производительность труда, нужно модернизировать российское машиностроение, сферу реальной экономики, нужно инвестировать сотни миллиардов долларов и евро, нужны налоговые преференции. Проще администрировать и заявить, что нужно увеличить пенсионный возраст. Вот где нужна воля Правительства и наша, как законодателей. Нужно создать мотивацию для модернизации промышленного производства в России для повышения производительности труда. Если производительность у нас может вырасти реально в 5 -7 раз, при этом зарплата пускай вырастит в 2-3 раза, и отчисления в пенсионные фонды при той же ставке решат проблемы дефицита пенсионного фонда. Не надо пугать людей ранним выходом на пенсию, надо дать им орудие производства, чтобы они могли зарабатывать нормальную зарплату.

    Понимая озабоченность предпринимательского сообщества относительно размеров взноса, я хотел бы обратить внимание аудитории и получить отклик на предмет стимулирующей роли обязательных страховых взносов. Речь идет о пониженных тарифах для отдельной категории плательщиков на 2011-2019 годы.

    Несколько примеров. Мы установили пониженный размер страховых взносов на 2011-2012 годы для целого ряда видов экономической деятельности, например, производство машин и оборудования. Однако распространяется это понижение только на предприятия, принимающие упрощенную систему налогообложения. А цифры я вам назвал, чтобы не возвращаться. То есть там ничего невозможно создать, это такой замкнутый круг. О каком развитии национальной промышленности мы тогда говорим?

    Считаю, что на текущий момент, наиболее конструктивное направление для критики и последующего совершенствования законодательства страховых взносов – это доработка и расширение критерия, который применяется при установлении пониженных размеров взноса. А вообще их все надо понижать, для всех видов российского бизнеса.

    В системе мер государственной поддержки и развития малого и среднего бизнеса я выделю следующие направления. Это предоставление средств федерального и регионального бюджетов. Создание технопарков в сфере высоких технологий. Увеличение доступности кредитных ресурсов для субъектов малого бизнеса. Защита средств индивидуальных предпринимателей в коммерческих банках. Поддержка малого предпринимательства моногородов. Гарантированное обеспечение госзаказа для предприятий малого и среднего бизнеса.

    На сегодняшний день объема финансовой поддержки со стороны государства явно недостаточно. В соответствии с Законом «О бюджете» на 2011, 2012, 2013 годы в качестве субсидий на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства, включая крестьянские, фермерские хозяйства, планируется направить в 2011 году 16 млрд., а по статье «Фонд содействия развитию малых форм предпринимательства в научной сфере» только 4 млрд. Ну, я не знаю, нужны ли комментарии по этим цифрам? Это ничтожно малые цифры, которые никакого кардинального изменения в развитии малого и среднего бизнеса в России, конечно же, не сыграют.

    Наиболее сильные и ответственные регионы ведут работу и по предоставлению кредитов, и по снижению налогового бремени. Проводится информационно-консультационная поддержка, снижаются административные барьеры.

    Однако возьмем пример с созданием технопарков высоких технологий. Уровень софинансирования за счет субсидий определяется на основе показателя бюджетной обеспеченности региона. Таки образом, перспектива есть у относительно благополучных субъектов. В результате в проекте на период до 2014 года участвует не более 15 субъектов федерации. Кстати, я буду благодарен, если нижегородцы и петербуржцы поделятся опытом создания технопарков высоких технологий по этой системе.

    Но я вернусь на полминуты к софинансированию. Мы признали его эффективным механизмом законодательства во всем. Строительство метро в городах – софинансирование. Снос ветхого аварийного жилья – софинансирование. Мы тем самым усиливаем дифференциацию бюджетного развития регионов. Те регионы, которые не могут обеспечить финансирование в силу их слабой экономической мощи, будут стагнировать. Те, которые относительно сильны в наборе российских территорий, будут развиваться. Надо с этим что-то делать. Это одна из фундаментальных проблем. Ряд программ надо выводить из-под принципа софинансирования. Потому что невозможно, мы загубим то, что могло бы развиваться. Есть же умные, предприимчивые люди и в экономически слабых регионах. А для того, чтобы обеспечить их поддержку бюджетную, субъект федерации и федеральные деньги им недоступны, потому что нет софинансирования.

    Относительно доступности кредитных ресурсов стоит отметить, что после двукратного уменьшения объемов рынка в сфере кредитования малого бизнеса в период кризиса с 2010 года показались первые признаки оживления. Я имею в виду сроки, ставки, условия кредитования. Тормозит развитие кредитования сферы малого и среднего бизнеса совокупность факторов, которые происходят как от самих заемщиков, так и от кредитных организаций. Что это за факторы? Невысокий уровень финансовой грамотности предпринимателей и непрозрачность деятельности. Отсутствие качественной залоговой базы у малого предприятия. Что у него закладывать? Мы ему еще и ограничение положили, что у него активы не могут превышать такую-то цифру. Жесткая кредитная политика банков, необходимость соблюдать требования Центробанка по созданию резервов на возможности потери по ссудам, и другое. Декларативность заявлений крупных банков о готовности кредитовать российские предприятия по разумным ставкам, до 10% годовых. Я сейчас приводил пример, что «Сбербанк» заявляет 7,5% кредита. Но это первоклассным заемщикам, это «Газпром», это «Роснефть». А если речь пойдет о малом и среднем предприятии, ставка будет 15-20 %. Ну как на нее развиваться?

    Еще одним аспектом взаимодействия предпринимателей и банков является защита средств, находящихся на счетах индивидуальных предпринимателей в коммерческих банках. По своей осведомленности о деятельности банковской системы и способности оценить ее надежность индивидуальные предприниматели не отличаются, к сожалению, пока от большинства населения. На мой взгляд, можно было обсудить вопрос о возможности распространения страхового возмещения из Фонда страхования вкладов на средства индивидуальных предпринимателей.

    По оценкам Агентства по страхованию вкладов при распространении этого страхового возмещения на индивидуальных предпринимателей рост совокупных обязательств системы страхования увеличится на 2%. Ну, пренебрежимо мало. То есть можно этим заниматься.

    Теперь о рынке труда и социальной защищенности работников. Отмечу, что на нашем «круглом столе» представлены благополучные регионы с точки зрения показателей занятости. Правда, в Красноярском крае и Ростовской области по итогам кризисного 2009 года были отмечены отдельные показатели ниже уровня среднероссийского. Интересно будет услышать, какая ситуация у вас сейчас.

    Гибкий упрощенный порядок принятия управленческих решений, свойственный сфере малого бизнеса, часто обретает отрицательную сторону в системе трудовых отношений. Здесь можно выделить целый ряд примеров, а точнее злоупотреблений. Я уже говорил, зарплаты в конвертах, незаконное лишение социальной гарантии, умышленные или непреднамеренные ошибки при начислении заработной платы и пособий, ущемление прав женщин. Полноценной защиты интересов занятых в сфере малого бизнеса у нас пока не сформировано.

    Еще один блок вопросов – предпринимательство развития промышленности и инноваций. В отраслевой структуре субъектов малого и среднего бизнеса в России существенный перевес в сторону торговли и сферы услуг. По итогам 2009 года это 45% предприятий. И только 10% малых и 23% средних предприятий в обрабатывающих производствах. Построение национальной инновационной системы невозможно без развития инновационного предпринимательства, которое нацелено на решение сложных научно-технических задач, и что важно, способно превращать результат своей деятельности в коммерческий продукт. Вот здесь просто колоссальная дыра.

    Доля продукции малых инновационных внедренческих предприятий в ВВП России составляет примерно до 0,1%, что в десятки раз меньше, чем в экономиках развитых стран. Но повышение этой доли тоже не конечная цель. Далее технологии должны переходить в национальную промышленность.

    Перспективы взаимодействия малого и крупного бизнеса поистине обширны. Это франчайзинг, передача работ и услуг крупными заказчиками на аутсорсинг, контрагентские поставки и работы, кластерное взаимодействие. Последнее направление приобретает особую актуальность в связи с развитием системы федеральных университетов, при которых создаются инновационные кластеры. Например, научно-инновационный образовательный кластер, созданный моим родным вузом, Уральским федеральным университетом имени Президента Ельцина, при котором создано уже около 30 малых инновационных предприятий в Екатеринбурге.

    Естественно, в сфере внедрения инноваций, как ни в какой другой, необходим системный подход, о котором я уже говорил вначале. И от законодателя требуется четкое определение понятий и критериев инновационной деятельности, от представителей финансово-кредитных кругов – готовность работать с такого рода продуктами, а от самого предпринимателя – ориентация на создание востребованного продукта, создание которого не завершается оформлением патента, а только начинается. Я надеюсь, сегодня мы услышим выступления о реализации инновационных проектов в регионах, а также об опыте привлечения средств в проекты такого рода.

    Я вчера проводил российско-германский сырьевой форум в Омске. Был чартер из Германии, 60 бизнесменов прилетало, также большое количество российских специалистов и омских. Вот там обсуждалась тема, я сопредседатель Российско-германского сырьевого форума, обсуждалась тема кластерного развития. Четыре кластера рассматривались: агропромышленный, лесопромышленный, нефтехимический и кремниевый. И рассматривались механизмы, создавались и подписывались соглашения по сотрудничеству правительства Омской области, омского и российского бизнеса, германского бизнеса и правительства Германии, и федерального, и земель. Очень интересный опыт. В ближайшие где-то полтора месяца будут изданы сборники, я готов их передать ЦСКП для тиражирования, они будут на русско-немецком языке.

    Завершая свое выступление, я прошу участников дискуссии высказывать обоснованную позицию по совершенствованию специальных налоговых режимов, а также доработке механизма исчисления страховых взносов, формулировать основные проблемы по взаимодействию с органами государственной власти и местного самоуправления в промышленности, особенно с естественными монополиями.

    Вот здесь отвлекусь еще на минутку. Что сейчас происходит на рынке электроэнергии? Мы слышим кругом вопли, и правильное, обоснованное колоссальное повышение тарифов. Что сегодня происходит с либерализацией рынка, открытием рынка мощностей? Они в полной мере действуют, но тем не менее крупные потребители, которые больше 5 мегаватт мощности располагают, они уходят на оптовый рынок и берут электроэнергию у ФСК напрямую. А МРСК остается в работе с потребителями, которые представляют как раз малый и средний бизнес и население. Население защищено, и все затраты МРСК возлагаются на малый и средний бизнес. И для него непропорционально растут тарифы и отпускные цены на электроэнергию. Это еще усугубляет его ситуацию в каких-то конкурентных позициях и вызывает серьезный рост затрат. С этим тоже надо сейчас фундаментально работать и экстренно принимать меры.

    Я прошу дать предложения по дополнительным способам обеспечения социальной защиты занятых в сфере малого и среднего бизнеса. Опираясь на ваше мнение, мы сможем эффективнее совершенствовать наше законодательство в сфере малого и среднего бизнеса.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо. Валерий Афонасьевич, я уверен, что ваш доклад, безусловно, может стать основой для дискуссии в обществе относительно стратегической программы развития производства в России.

    Я хочу предоставить слово Владимиру Александровичу Головневу. Он, к сожалению, чуть-чуть задержался на предыдущем совещании. Просто хочу сказать, что вот те активы, которые сейчас в регионах участвуют в нашей конференции, они уже сформированы как активы движения участников модернизации, которое является дружественным партии «Единая Россия». Там мы собираем людей и объединяем усилия тех, кто реально сегодня встает на путь формирования и продвижения собственных идей, направленных на модернизацию нашей экономики. А в основе этой модернизации, безусловно, должна быть, как я только что выразился, новая индустриализация страны, то есть мощная промышленная производственная политика, которая во многом опирается на актив, представленный малым и средним бизнесом, людей, которые в этой сфере работают.

    И вот доклад, который Валерий Афонасьевич подготовил и представил нам сейчас, безусловно, дает нам более широкие горизонты. Это как бы не официальный парламентский доклад, он действительно дает возможности и для дискуссии, и для расширения возможностей поддержки этих людей, которые действительно являются союзниками власти, но представляют широкую общественность, тем более представлены в регионах нашей страны.

    Головнев В.А. Уважаемые коллеги, уважаемый Юрий Евгеньевич, большое спасибо за возможность выступить. Если честно, то небольшое опоздание, которое произошло, оно, может быть, немножко и в тему. Сейчас проходил Президиум Генсовета партии, где мы подводили итоги выборов, которые прошли 13 марта, и в том числе мы сегодня рассматривали вопрос, какие группы населения нас поддержали. Ни для кого не секрет, что 2011 год непростой год – это год выборов. В марте в заксобрания, а буквально уже через полгода, в декабре месяце, это и в Государственную Думу, а буквально не за горами уже президентские.

    И как же в этом плане к нам относятся представители в первую очередь малого и среднего бизнеса? Потому что ни для кого не секрет, что это тот активный отряд в любой экономике мира, который, в общем-то, всегда на некоем острие, на стыке, на том векторе, который задается. И к глубокому сожалению, те выводы, которые сегодня озвучивались, не всегда для нас, и в целом для партии власти, и для тех представителей, которые, в общем-то, достаточно глубоко, как мне кажется, понимают те процессы, которые происходят в бизнес-сообществе, не всегда эти выводы для нас утешительны.

    С моей точки зрения, как человека, который достаточно длительный промежуток времени руководил средней компанией, сегодня есть две основные проблемы. Проблема первая, о чем говорит и лидер нашей партии Владимир Владимирович Путин, и Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев, это, конечно, в первую очередь бизнес-климат. И что мне очень приятно, здесь в этом зале присутствуют представители всех организаций бизнеса, и «Деловой России», и «ОПОРЫ России», и РСПП, и Торгово-промышленной палаты. Я думаю, что они, наверное, более четко сформулируют те вопросы и те проблемы. Но, как мне кажется, все-таки, вопрос, связанный с бизнес-климатом, на сегодняшний день стоит на первом месте.

    Хотя, в общем-то, зачастую нам, может быть, и не нужно изобретать велосипед, потому что нам всем понятно и вполне очевидно, что малый и средний бизнес в развитых странах мира дает от 70 до 80% ВВП, в нем задействовано до 70% населения. И с точки зрения инновационной экономики, и с точки зрения модернизации именно предприятия, где работает 10, 20, 50, 100 человек, являются теми движущими силами, которые смогут подхватить новые идеи, которые способны что-то создавать в чистом поле, которые более гибкие, которые более оперативные, которые в разумном смысле могут разумно рисковать, если позволите такую тавтологию. И, конечно, в этом плане нам предстоит сделать достаточно многое.

    Если посмотреть тот горизонт последних двух-трех лет, а я бы назвал посткризисные промежутки, это со второй половины 2008 года, наверное, и 2009, 2010 годы, многое сделано. 2009 год был вообще достаточно активным. И многие меры, которые применялись, конечно, они входили в тот пакет антикризисных мер, которые в том числе достаточно интенсивно разрабатывала Государственная Дума совместно с Правительством. 2010 год, может быть, был по инициативам чуточку менее активным, но это и понятно.

    Вопрос, что же нам предстоит сделать? Ну, давайте остановимся на первом вопросе, который беспокоит, как мне кажется, всех, и малый, и средний, и крупный бизнес. Это вопрос, касаемый увеличения страховых взносов с 26 до 34%. Ну, проще будем называть, увеличение ЕСН. Конечно, это в первую очередь достаточно серьезно ударило по предприятиям малого и среднего бизнеса. Что нам делать? Вопрос двойственный. С одной стороны, мы должны прекрасно понимать, что тот дисбаланс, который существует по пенсионной системе, а мы вынуждены закладывать в бюджет несколько триллионов рублей на погашение этого дисбаланса, говорит о том, а где же брать деньги? С другой точки зрения, мы говорим, давайте делать модернизационную экономику, давайте давать возможность предприятиям двигаться. Как мне кажется, мы должны здесь в первую очередь обратить внимание на те предприятия, которые работают в реальном секторе экономики. Ну и, конечно, которые занимаются инновациями.

    И здесь, как бы это, может быть, не звучало грустно для торгового бизнеса, все равно бизнес делить на некие части, подразделять. Если это предприятие занимается производством, выпуском новой продукции, сферой услуг, то мы должны здесь давать достаточно серьезные преференции для того, чтобы предприятия могли каким-то образом эти средства отправлять на развитие тех проектов, которые они планируют.

    Другой вопрос, что это могут быть не прямые денежные вливания, а это могут быть и налоговые каникулы, это могут быть какие-то отсрочки. И здесь, конечно, мы должны по-другому задействовать налоги, как это, в общем-то, во многих странах. Налоги должны носить характер не только связанный с изыманием денег, а в том числе и вопрос, связанный с некой стимуляцией тех или иных отраслей, тех или иных направлений ведения бизнеса.

    Но в целом, мы должны очень аккуратно подходить к вопросу, связанному с нашими пенсионными трендами, которые мы задали. Пока, если посмотреть на поверке, это мое субъективное мнение, но думаю, что многие коллеги, надеюсь, со мной согласятся, сильно большого маневра, каким образом нам пополнить бюджет, у нас не так много. Это в первую очередь подакцизные товары – это табак, алкоголь. Это, вероятнее всего, более внимательно посмотреть на имущество, то есть, налог на имущество, на землю посмотреть, от какой цены его исчислять. Ну и, наверное, еще, может, быть пару-тройку других форм. Все. То есть сильно большого маневра, с моей точки зрения, у нас нет.

    В этом плане мне бы очень хотелось, чтобы представители бизнес-сообщества сегодня дали свои предложения. Не просто говорили относительно того, что давайте вернемся к 26%, а, говоря об этих шагах, попытались подсказать, где мы найдем те ресурсы, которые нам необходимы для реформы или работы в той пенсионной системе, которая существует.

    Второй аспект, это вопрос, связанный с 94-ым Федеральным законом. Это вопрос о государственных закупках. Потому что здесь и Президент Российской Федерации, и все руководители говорят о том, что резервы здесь у нас достаточно большие. И называются суммы, исчисляемые триллионами. Я надеюсь, что уже в весеннюю сессию Государственная Дума сумеет достаточно плотно и детально подойти к этому закону, и все-таки какие-то новые подходы по госзакупкам, по проведению тендеров, по проведению аукционов нам представить.

    Следующий аспект, это, конечно, финансирование. Наш бизнес, в первую очередь малый и средний, очень нуждается в ресурсах. В ресурсах недорогих и в ресурсах достаточно длительных. С этим есть серьезные вопросы. Поэтому очень бы хотелось, чтобы мы сумели создать, то ли это будут какие-то фонды, может быть, это будут специальные банки, где для предприятий, которые работают в отраслях инновационной деятельности с точки зрения модернизационного подхода мы могли давать такие ресурсы, чтобы могли развиваться данные предприятия.

    И, конечно, в целом, мне кажется, это даже больше вопрос к бизнес-сообществу. Конечно, мы должны в целом менять отношение к бизнесу. Боюсь, что просто со стороны Думы или исполнительной власти без совместных усилий с бизнес-организациями, с бизнес-сообществом нам это будет сделать непросто, потому что зачастую отношение к людям, которые делают свое дело, пока остается не всегда позитивным, и этот тренд мы должны тоже постепенно каким-то образом менять.

    От себя, от нашего Комитета я бы хотел сказать о том, что мы готовы к любым предложениям. В том числе, участие в данном «круглом столе» дает возможности те инициативы, те идеи, которые будут сегодня обсуждаться, та резолюция, которая будет принята, уже сейчас достаточно оперативно каким-то образом трансформировать в законодательные инициативы, которые мы сумеем и от лица Комитета, и, конечно, от лица партии «Единая Россия» трансформировать в законы, которые будут работать.

    Большое спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Галушка Александр Сергеевич.

    Галушка А.С. Уважаемые коллеги, большое спасибо за приглашение на сегодняшний «круглый стол», за такую заданную конкретную, откровенную тональность проблем, которые волнуют малый и средний бизнес, и за возможность изложить точку зрения «Деловой России» на стратегию развития малого и среднего бизнеса в России.

    Для нас сегодняшнее мероприятие увязано с переработкой Стратегии-2020. Старт этой переработки дал Председатель Правительства. Сейчас активно идет диалог по самым актуальным вопросам и проблемам развития России, в том числе по проблемам и вопросам развития малого бизнеса. Безусловно, об этом говорил и Владимир Владимирович Путин, когда мы встречались по этой теме переработки Стратегии-2020, что ее переработка увязана с политическими циклом. Важно посмотреть, в какой точке мы находимся, что удалось добиться, где плюсы и где минусы, и принять именно стратегические решения.

    С точки зрения стратегии, что первое нам бросается в глаза, когда мы смотрим на наш малый и средний бизнес? Нам бросается в глаза то, что существующая на макроуровне сырьевая структура экономики во многом определяет характер и пределы развития малого бизнеса. Что происходит? Сырьевая рента, которая поступает в страну, с точки зрения малого бизнеса прежде всего конвертируется в потребительский спрос, и малый бизнес прежде всего обслуживает этот потребительский спрос, занимаясь торговлей. Сегодня порядка где-то до 80% малого бизнеса занято в сфере торговле.

    При этом, что мы наблюдаем? Этот тезис несколько раз подчеркнул Валерий Афонасьевич, что у нас в этом секторе наблюдается невысокая производительность и занятость невысокого качества. У нас прошел только что месячный цикл совещаний, его проводил Дмитрий Анатольевич Медведев. В течение месяца концентрировано обсуждалась тема занятости, мы дважды участвовали в совещаниях у Дмитрия Анатольевича, и вот то, о чем мы говорили, это как раз о качестве занятости, которое у нас есть, с низкой производительностью. А что является следствием? Не только неконкурентоспособность как экономики, так и этого сектора экономики, но плохая работа не может дать хорошей зарплаты. Никак. И поэтому существующая прежде всего структура и качество, облик малого бизнеса, который сложился в нашей сырьевой экономике, на наш взгляд, является главным с точки зрения вопросов стратегии его развития.

    При этом, что обращает на себя внимание? В этих условиях действительно поддержка малого и среднего бизнеса провозглашена на самом высоком государственном и политическом уровне как один из важнейших приоритетов. Разработаны соответствующие программы, приняты соответствующие законы. В чем их суть? В чем, если так можно сказать, смысловое ядро кристаллизации всех этих программ и мер? Фактически, они говорят о том, что вот есть у малого бизнеса проблемы в налогах – давайте сделаем специальный налоговый режим. Есть проблемы у малого бизнеса в финансировании – давайте через соответствующие институты будем субсидировать ему процентную ставку. Есть проблемы в плате за техприсоединение к инфраструктуре компаний естественных монополий – давайте специально установим именно для этого малого бизнеса порядок этот присоединения. Есть проблемы в тарифах – давайте сделаем какую-то специальную адаптационную меру к тарифам для малого бизнеса. Это как бы общий дух и смысл.

    Но что в результате? Да, может быть, для первого этапа это и было неплохо, обкатать эти различные программы, научиться даже поддерживать малый и средний бизнес. Но такая направленность мер поддержки порождает ситуацию, когда малому бизнесу невыгодно становиться средним, а среднему бизнесу становиться крупным. Невыгодно. Выгодно оставаться вот в этом созданном заповеднике с раскрытыми зонтиками поддержки. И, наверное, это структурно один из самых серьезных вопросов к стратегии поддержки малого и среднего бизнеса.

    На теме ЕСН я, если позволите, с учетом ее остроты, отдельно остановлюсь. Сегодня одна из мер пересмотра решения по повышению ЕСН состоит в том, чтобы снизить ставку именно только для малого бизнеса. Но опять это укладывается в ту же логику. Когда мы только для малого бизнеса снижаем ставку, мы еще больше заинтересовываем его в том, чтобы он оставался малым, и не вырастал из тех пределов, в которых он находится. Конечно, это проблема. Проблема серьезная, если мы тем более говорим о масштабной, серьезной модернизации.

    С места: Есть предложение из трех компаний сделать десять. Это же хорошо.

    Галушка А.С. Да, это тоже одна из обратных сторон этой медали. Мы можем отдельно об этом поговорить с учетом международного опыта, о том, насколько это хорошо. По крайней мере, в международной практике мы подтверждения того тезиса о том, что это хорошо, не приводим. Но я хотел бы закончить, а потом выслушать вас, коллега.

    Пожалуй, да, мы еще и стимулируем средние становиться малыми.

    Таким образом, существующая сырьевая структура экономики и существующие меры государственной стратегии поддержки малого бизнеса консервируют существующую, далеко не эффективную структуру малого бизнеса, и задают предел его развития. Это, наверное, главный вывод, который мы бы хотели сделать.

    Вместе с тем мы наблюдаем сегодня очень интересную практику, которая складывается в российских регионах, в тех регионах России, которые избрали стратегию улучшения инвестиционного климата, на этой основе привлечение инвестиций, развитие новых производств несырьевых. Мы видим, что именно в этих регионах формируется принципиально новый спрос на малый и средний бизнес. Сегодня, когда крупный инвестор приходит в регион, практически всегда он обрастает малыми и средними предприятиями, которые являются его поставщиками. И образуется кластер. Причем мы смотрели, какой практический эффект. В среднем где-то удваивается занятость. То есть, допустим, пришло предприятие, создало 5 тысяч рабочих мест, вокруг него в малом и среднем бизнесе еще 5 тысяч рабочих место создано. Новые бизнесы выросли. Но эти новые бизнесы уже принципиально другого качества. И в этих передовых регионах мы сегодня видим, как создаются центры кластерного развития, которые подтягивают малый и средний бизнес к этим крупным предприятиям, приходящим в регион. Как в этих регионах создаются центры развития технологических компетенций. Центры, которые ориентированы на развитие таких технологических компетенций у малых и средних предприятий. И, конечно, мы видим принципиально другую формирующуюся структуру, и принципиально другой, новый высокотехнологический и высокопроизводительный облик малого и среднего бизнеса.

    Таким образом, нам представляется, что именно малый бизнес в первую очередь заинтересован не столько даже в мерах адаптации к неблагоприятному бизнес-климату, а в улучшении этого климата, который стимулирует как его развитие, так и стимулирует приход крупных якорных инвесторов и производств, которые в свою очередь порождают его такое современное, высокопроизводительное, высокотехнологичное, в том числе в ряде случаев и инновационное развитие.

    Для «Деловой России» тема инновационного климата не абстрактна, а абсолютно конкретна. Мы исследовали этот вопрос и с точки зрения региональной проекции, и с точки зрения федеральной, выработан целый блок конкретных мер, которые отвечают, на наш взгляд, на главные вопросы, интересующие бизнес-инвесторов. Это доступная инфраструктура, это благоприятная административная среда, это доступное финансирование, это налоговое стимулирование новых производств и новых инвестиций. Это обеспечение производств кадрами и поставщиками. Эти лучшие практики мы сформулировали в 50 конкретных мерах и свели в модельной программе улучшения инвестиционного климата для субъектов Федерации. Она сегодня поддержана и Минрегионом и Минэкономики. Факты в наличии послужили основанием для Президента Российской Федерации дать поручение каждому субъекту Федерации разработать программу улучшения инвестиционного климата до 1 июля 2011 года. Сейчас эта работа в регионах идет, и «Деловая Россия» совместно с Минэкономики и с Минрегионразвития самым активным образом в этом участвуют.

    Таким образом, резюмируя, нам представляется, что с точки зрения стратегии лучшая стратегия развития малого и среднего бизнеса в России – это кардинальное улучшение инвестиционного климата. Кардинальное улучшение инвестиционного климата, которое создает новые сектора экономики, которые являются драйвером развития малого и среднего бизнеса, и сам малый и средний бизнес поддерживают.

    Позволю себе два слова о ЕСН с учетом того, что в предыдущих докладах эта тема звучала наиболее остро. Действительно, для «Деловой России» это один из приоритетных вопросов. Мы 24 декабря, когда встречались с Председателем Правительства, обсуждали эту тему. Изложили Владимиру Владимировичу наши предложения по возможности снижения ставки страховых взносов. Результатом стало поручение Премьера Минэкономики, Минсоцздравразвития, Минфину, совместно с «Деловой Россией» проработать возможность снижения ЕСН. Сейчас у нас такая работа идет, и я вкратце мог бы охарактеризовать ее промежуточные итоги и дальнейшие направления.

    В чем суть дела сегодня с точки зрения практической отработки с исполнительной властью этого вопроса? Мы сегодня, с одной стороны, видим гиперрегрессию. Заработные платы до 463 тысяч рублей в год облагаются по ставке 34%, а свыше – по ставке 0%. При этом у нас сохраняется плоский и относительно невысокий подоходный налог. Явная несбалансированность, притом, что международная практика показывает, что обычно прогрессивный подоходный сочетается с регрессивным социальным. Нам нужно оставить наш плоский и невысокий подоходный налог, это одно из наших завоеваний. Но явно здесь часть налоговой базы выпадает. И лучшая налоговая политика, как мы знаем, это снижение ставки при расширении базы. Поэтому мы предлагаем этот порог либо существенно продлить, либо его устранить и снизить ставку. И расчеты показывают, что устранение этого порога и установление ставки в размере 26% дает практически тот же самый объем сбора, который хотят получить при повышении ставки до 34%, и сохраняя существующую гиперрегрессию. Это первое решение, которое сейчас просчитывается и отрабатывается.

    Второе. С точки зрения налоговой системы в целом что мы видим? Мы видим, что, вот здесь звучал тезис о подакцизных товарах – акцизы на табак и алкоголь. Но у нас акцизы на табак и алкоголь самые низкие в Европе. Ниже, чем у нас, нет нигде. Антитабачная концепция, которую утвердил Председатель Правительства Владимир Владимирович Путин, предполагает в ближайшей среднесрочной перспективе повышение акцизов на табак до среднеевропейского уровня. Это уже принятое решение, Концепция утверждена. Так вот если до этого уровня их повысить – это дополнительные доходы бюджета 800 млрд. рублей, 2% ВВП. Практически та же сумма, которую сейчас хотят получить от повышения ЕСН. При этом все страны Восточной Европы этот путь прошли. Условием вступление в ЕС было повышение акцизов на табак. Украина за последние два года повысила акцизы на табак в 8 раз. Никаких «табачных бунтов», это в стране, где слабее администрирование и беднее население, кратный рост сбора в бюджет и сокращение на 12% потребление табака. Вот эффекты – и социальный положительный, и бюджетный положительный. Акцизы на алкоголь. Да хотя бы до прибалтийского уровня их поднять – это уже 150 млрд. рублей дополнительных доходов. Когда мы видим налог на имущество физических лиц. 15 млрд. рублей объем сбора – это меньше, чем затраты на администрирование этого налога. Аномально низкий объем сбора. Затраты на администрирование больше. Когда мы видим НДПИ, налог на добычу полезных ископаемых, не дифференцированный экономически, и при этом сравниваем с некоторыми другими странами, ну явно там тоже резервы имеются, они просто счетно в глаза бросаются.

    На наш взгляд, в чем суть дела? Нагрузка на зарплатные налоги, а сегодня Россия, подняв ставки ЕСН до 34%, стала одним из мировых лидеров по уровню нагрузки, не все развитые страны могут себе позволить такой высокий налог, а мы развивающаяся страна, и мы это сделали. Мы явно начинаем проигрывать в конкурентоспособности за привлечение инвестиций в Россию. Не будем забывать, что у нас создано Единое таможенное пространство, что у нас сосед Казахстан, и из Казахстана возможен бестаможенный доступ на российский рынок. А в Казахстане этот налог составляет 11%. Не то что 26, а 11. К нам недавно приезжал мэр Томска, так вот он рассказал, что после роста цен на электроэнергию и повышение ЕСН к нему пришли его предприниматели и сказали: «Ничего личного, но мы уходим в Казахстан». Потому что доступ на тот же самый рынок из Казахстана бестаможенный такой же свободный.

    Таким образом, на наш взгляд, есть явные резервы для снижения налоговой нагрузки, прежде всего по снижению ЕСН, и компенсации выпадающих доходов бюджета за счет других налогов, тех налогов, которые не подавляют экономическое развитие, не снижают конкурентоспособность российской юрисдикции, стимулируют такое развитие, и при этом позволяют исполнить социальные обязательства. На наш взгляд, да, наиболее остро звучит вопрос ЕСН, но если посмотреть не на отдельные налоги, а на налоговую систему в целом, то, на наш взгляд, резервы такового налогового маневра сегодня имеются. Об этом мы говорили Председателю Правительства Владимиру Владимировичу Путину 24 декабря. Итогом стало его поручение, которое сейчас отрабатывается.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое.

    Я бы хотел предоставить слово Гордину Дионису Сергеевичу, генеральному директору ЗАО «НЛА Региональные инновации и инвестиции». Пожалуйста.

    Гордин Д.С. Приветствую! Очень интересная ситуация, сейчас параллельно на ММВБ идет форум, посвященный ровно тому же – развитию малого и среднего предпринимательства. И вот один из выступающих в президиуме бросил в зал такую реплику: «Государство много заботится о нас, старается создать условия, практически у всех существует много программ. Но вот интересно, есть здесь кто-то от государства?». Я улыбнулся, понимая, что через час мне бежать на такой же форум, где присутствуют все от государства, а рядом сидят люди, которые от бизнеса то же самое обсуждают. Я могу обозначить основную проблему. Там сидят инвесторы, там сидят люди, у которых под управлением больше 10 млрд. долларов. Зал такой серьезный, это ММВБ, это российская бизнес-элита, представляющая здесь зарубежные деньги. И все говорят одно и тоже: а проектов-то где взять? Деньги есть, проектов нет.

    Та же ситуация в институтах развития. Я до этой позиции, которую занимаю сейчас, работал в «Роснано», и мы испытывали колоссальный дефицит проектов. «Роснано» может себе позволить в течение полугода-года доупаковывать проект, чтобы в него войти. Частные инвесторы этого не могут себе позволить, даже если это крупный много миллиардный венчурный фонд. Поэтому одной из основных проблем, которую видело и «Роснано», и ММВБ, и инвестиционное комьюнити, это формирование среды, в которой компании могли бы доходить до уровня, когда в них деньги-то войти могут. Притом, что опыт говорит, вот у нас было больше 70 командировок за год по регионам, потенциал сумасшедший, в регионах очень много классных проектов. Но войти в них невозможно. Хотя видно, что при должной работе корпоративщиков, при работе инвестиционщиков доупаковать проект до приемлемого для финансирования, в который может войти и институт развития, и частная инвестиционная компания, можно. Практически отсутствует среда управления инвестициями, среда управления бизнес-проектами в регионах.

    Отсюда была сформулирована задача «Роснано», ММВБ и другим институтами развития, она много обсуждалась на координационном совете проекта «Русский NASDAQ» РИИ ММВБ в «Роснано», и появился проект Национального листингового агентства. Это компания, которая сейчас создает в регионах сеть упаковочных компаний, по сути региональных инвест-банков, совместно с региональными властями, с местным региональным бизнесом. Задачей видится в первую очередь упаковка компаний должным образом, для того, чтобы в них могли войти инвесторы на всех фазах инвестиционного цикла, абсолютно на всех. То есть, если в регионе, например, присутствует более-менее развитая посевная фаза, туда мы не лезем, если отсутствует – формируем подобное подразделение.

    Поэтому, на наш взгляд, есть проекты, есть сделки. Крайне низкая квалификация среды, безусловно, бизнес не доупаковывает проекты, они не достойны того, чтобы в них сейчас входить. Но усилий на то, чтобы довести процент и количество проектов до должного, например, есть такая задача, которая стоит перед РИИ ММВБ, перед этим секторам хай-тека, больше 100 проектов иметь на биржевой площадке выполнимо только при условии, если в регионах будет сформирована среда для взращивания подобных компаний. Хорошо, если это при технопарках. Вот сейчас есть замечательная инициатива «Роснано» по созданию нанофабцентров, при которых будет обязательно формироваться центр транспортных технологий, который позволит на посевной фазе упаковывать проект. Но а как остальные фазы? Вот, собственно, для этого и создавалось Национальное листинговое агентство, чтобы доупаковывать проекты на всех фазах развития.

    В этой связи проблема ЕСН, она в действительности, конечно, колоссальная для всех. И в том же Омске как будут действовать предприниматели? У них границы рядом, они перейдут все. Вот реально. Мы общаемся со многими, они говорят: «А как действовать-то сейчас?50 кмнаправо – и у нас другая налогооблагаемая база!». Плюс еще преференций там сколько? Много. У нас намного меньше преференций, чем в Казахстане.

    Я вам еще один пример приведу. Российско-казахский венчурный фонд роснановский, я им занимался в свое время в «Роснано». Это было что-то с чем-то. Мы намного сложнее, извиняюсь, тупее и неповоротливее, чем они. То есть в Казахстане проекты делают проще. И туда народ сейчас перебежит с новым ЕСН. Эта угроза, которая сейчас обозначена, она не виртуальная. Это угроза сегодняшнего дня. И мы сейчас большинству наших портфельных компаний и компаний, которые упаковываем, говорим: «Ребят, ничего, все исправится. Давайте за счет повышения эффективности здесь останемся. Мы вам местные льготы выбьем, мы вам на федеральном уровне пробьем компенсацию выхода на IPO, мы чем-нибудь вам компенсируем, только останьтесь здесь, иначе мы вам помогать не сможем, и развивать вас не сможем, и продавать вас не сможем потом».

    Я думаю, что это хороший посыл. Я призываю всех присутствующих максимально поддержать посыл компаниям оставаться здесь, несмотря на очень плохой инвестиционный климат, и все-таки как-то… Это понятно, «ОПОРА России», «Деловая Россия», их инициативы очень правильные. Они общаются с теми людьми, которые сейчас заседают вот тут недалеко, на Кисловском. Но как было бы здорово, если бы мы все вместе собрались, и люди, которые реально финансируют проекты за счет своих средств, рискуя ими, в рамках ГЧП сумели финансировать эти проекты.

    Еще одни момент. Существует соглашение девяти, вы, наверное, об этом слышали. Это соглашение институтов развития, крайне эффективный инструмент, который спрямил дорогу до финансирования, но опять-таки я знаю, что там сильно не хватает проектов. И в то время как заседания могли бы проходить раз в месяц, представьте себе, есть интерфейс, единое окно к ВЭБу, к «Роснано», к РВК, а заседает это замечательное содружество довольно-таки редко, потому что проектов не так много, которые выносятся. Бред. Не используем огромный потенциал. Вот люди, которые там, через дорогу, они это очень хорошо поняли, и сейчас под это соглашение будут готовить ряд проектов. Конечно, частный бизнес найдет, как взять деньги у государства, отфинансировать. Но было бы неплохо, если бы законодательно все это поддерживалось на всех уровнях.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое.

    Теплоухова Олеся Владиславовна, заместитель председателя правления, член правления ОАО «Российский банк развития».

    Теплоухова О.В. Спасибо за возможность выступить. Я представляю «Российский банк развития». Как уже отмечал Валерий Афонасьевич, много кто занимается финансовой поддержкой малого и среднего предпринимательства. Это Минздравсоцразвития, безусловно, уважаемое Министерство экономического развития. «Российский банк развития» – это дочерняя структура «Внешэкономбанка», один из участников девятистороннего соглашения, о котором говорил господин Гордин. Мы занимаемся поддержкой малого и среднего предпринимательства уже с 2004 года, хотя только в 2009 году получили под это государственные средства в размере 40 млрд. рублей, и тем самым наша программа приобрела государственный статус поддержки.

    Основная суть программы – это кредитование малого и среднего предпринимательства по двухуровневой системе. Мы предлагаем ресурсы банкам-партнерам, организациям инфраструктуры, к которым относим лизинговые компании, микрофинансовые, факторинговые компании. Эти компании и банки в свою очередь предоставляют льготные кредиты малому и среднему бизнесу.

    Наши приоритеты полностью коррелируются с темой модернизации и инновации, потому что, конечно, мы в основе своей видим поддержку именно производственного сектора, и у нас есть даже отдельная программа финансирования инноваций и модернизаций.

    Мы достигаем этих приоритетов через процентные ставки, то есть продукты, которые предлагаются для модернизации и инновации, они очень и очень льготные. На сегодняшний день ресурсы предлагаются в рублях до семи лет по ставке от половины до двух третей ставки рефинансирования. Согласитесь, это очень и очень льготные средства. Наши партнеры к этим средствам прилагают свою маржу, отбирают заемщиков, принимают на себя риски по данным проектам. И на сегодняшний день основной наш результат по программе – это конечная ставка для заемщиков, которая очень сильно отличается от среднерыночных ставок. По нашей программе, сегодня реализуемой в 81 субъекте Российской Федерации из 83 существующих, конечная ставка для заемщика где-то на уровне 12,7% годовых, это данные на 1 марта. Очень хороший результат.

    Что касается инноваций и модернизации, то эту программу мы начали не так давно, и там ограничения еще жестче, потому что это самые льготные кредитные наши предложения, там ставка на уровне 10% колеблется. Но вы посудите сами, мы сами предлагаем ресурсы 4-5%, поэтому, в общем-то, с приемлемым уровнем маржи также на уровне 4-5-6% наши партнеры готовы принимать риски по подобным проектам, и сегодня эта ставка на уровне 10%, чуть меньше, чуть больше также колеблется.

    По цифрам. 40 млрд. мы получили из бюджета, но это не единственный источник, который мы используем для фондирования нашей деятельности. Мы берем средства на рынке у европейских институтов развития, у Центрального Банка, просто на рынке. И сегодня цифры по программам таковы, что порядка 120 млрд. общий объем поддержки, который сейчас выдан в экономику. Около 34 тыс. предприятий также профинансировано, то есть достаточно большой уже срез, и региональная экспансия программы, конечно, продолжается.

    До сих пор мы не нашли партнеров в двух регионах всего, это Ненецкий автономный округ и Чечня, но рассчитываем, что в этом году нам удастся с учетом сотрудничества и с местными органами власти, и с инфраструктурой, которая есть на этих местах, в этих регионах, также добиться того, что предприятия этих регионов в программу к нам войдут.

    Инновации и модернизация – совершенно особая наша точку приоритизации, и здесь, конечно, откликнулось очень много банков, прежде всего около 100 банков, партнеров отозвались на наше предложение сотрудничать. Но результаты таковы, что сегодня с 28 мы заключили соглашения. Я присоединяюсь к коллеге, что с проектами в этой области достаточно сложно и напряженно, хотя мы пошли вперед, не дожидаясь каких-то государственных основ и четких канонов того, что считать модернизацией и инновацией. Для себя мы решили, что везде, где есть патент, это инновация, везде, где есть повышение производительности труда на одного работника, это модернизация. Оценили это количественно, и подобные проекты нам приносят. С 28 банками, как я сказала, сейчас мы подписали соглашения, и порядка 7 млрд., чуть больше, уже выдали на эти цели. Притом, что ограничения максимально по стоимости финансирования одного проекта у нас 150 млн., можете судить, какое количество проектов уже получили поддержку в данном направлении.

    Что касательно планов. Конечно, мы будем продолжать количественный рост программы. На этот год запланировано около 30%, не такой огромный рост, как в 2010 году, но это тоже достаточно амбициозная цель для нас. То есть по итогам 2011 года «Российский банк развития» рассчитывает, что общий объем поддержки достигнет где-то 140 млрд. рублей.

    В отличие от всех традиционных кредитных продуктов, около 15 продуктов мы сейчас предлагаем рынку. Вот все, что касается инноваций и модернизации, увеличивается в разы. Для примера сейчас я вам называю цифру, фактические данные на 1 марта – это 7 млрд., и планы по концу года – это 18 млрд. рублей, то есть в три раза, очень большой рост. И, конечно, мы рассчитываем, что будет эффект и от Девятистороннего соглашения, в общем, больше веры у предпринимателей сейчас и в нашу программу, и в другие меры государственной поддержки, которые предпринимаются на разных уровнях, потому что первое впечатление у нас было такое, что, может быть, считают, что бесплатный сыр только в мышеловке, и кто поддержит эти инновации и т.д., и т.д. Но сейчас уже те проекты, которые уже реализованы, они говорят сами за себя, и есть обмен мнениями среди предпринимателей, и потихонечку, потихонечку мы видим, что активность возрастает, и рассчитываем даже эти очень сложные плановые цифры по итогам 2011 года достичь.

    Также в наших планах повышение адресности кредитных продуктов. И в дополнение к уже существующим, мы будем вводить отдельные отраслевые предложения с учетом ориентира на производственный сектор. Наверное, это будут проекты по энергоэффективности, это будут отдельные кредитные предложения по деревообработке, может быть, что-то из медицинской промышленности тоже в прицел на малый бизнес также будем предлагать рынку.

    Уже сейчас мы предлагаем кредитный продукт для лизинговых компаний, он называется «Отечественный автолизинг», также приоритизацию этой цели достигаем через процентную ставку, потому что предложение наше 6,75, то есть ниже 7%, ниже ставки рефинансирования, на пять лет предлагаем людям в компании деньги брать. Естественно, что целью такой лизинговой сделки могут быть только отечественные автомобили. Тоже спрос есть, достаточно активный, мы рассчитываем также этим продуктом пользоваться и в дальнейшем.

    Наверное, кредитная поддержка – это очень важно. И финансирование «Российским банком развития» строится планово, поэтапно. Мы и в 2011 году будем программу только продолжать, а не завершать, у нас есть стратегия. Мы рассчитываем к окончанию 2015 года достичь 10% рынка по поддержке малого и среднего предпринимательства, тем самым будем уже задавать условия на этом рынке, способствовать конкуренции среди банков. Но я обращаю внимание, здесь уже тоже выступающие отмечали, что кредитной финансовой поддержки недостаточно. Очень важно повышать уровень финансовой грамотности предпринимателей, потому что основным нареканием наших партнеров является то, что проектов действительно недостаточно, и от идеи до воплощения проходит достаточно большой процесс, они теряются, эти проекты, клиенты не всегда готовы предлагать те документы, те бизнес-планы, те необходимые обоснования, которые требуются банкам. В этой связи мы также не стоим на месте. Посредством нашего интернет-сайта rosbr.ru мы сейчас внедряем программу дистанционного бизнес-обучения. Очень многие предприниматели уже пользуются этими программами, тем самым мы рассчитываем на то, что все-таки повысится уровень грамотности предпринимателей, и их кредитные предложения будут более востребованы со стороны банков, то есть будет этот процесс налаживаться.

    Вот и все, что мне хотелось отметить сегодня.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо, очень интересная информация. Я надеюсь, что мы будем обязательно пользоваться возможностями Банка развития.

    Корочкин Владислав Леонтьевич, «ОПОРА России».

    Корочкин В.Л. Добрый день, уважаемые коллеги! Я хотел сегодня показать вам некоторые слайды, к сожалению, технически это оказалось невозможным, поэтому я сейчас попытаюсь перестроить свое выступление таким образом, чтобы рассказать какие-то моменты словами.

    Но то, что сейчас до этого говорили коллеги, в принципе, сразу скажу, мы взаимодействуем со всеми практически представленными институтами развития, и большая часть тех вещей, которая озвучивалась до этого, она так или иначе отражена в наших планах, направлениях действий, которые существуют, о которых мы говорили, неоднократно обсуждали на форумах и на самых различных мероприятиях.

    Поэтом я бы хотела начать немножко с другого. Поскольку это все-таки клуб, и, наверное, здесь должны рождаться какие-то новые идеи, а не только мы должны повторять то, что уже где-то, когда-то кем-то озвучивалось. Поэтому я предлагаю обсудить такую тему. А не кажется ли вам, что сейчас все, что мы говорим, это не более, чем воспроизводство индустриальной экономики в той стадии, которую весь мир уже давным-давно миновал? И для того, чтобы понять, что нам правильно делать с малым бизнесом сегодня, мы должны понять, какой экономика будет через 5, 10, 20, 30 лет, и, уже исходя оттуда, решать, какие меры первоочередные сегодня.

    Для того, чтобы это лучше понять, «ОПОРА России» уже запустила форсайт-проект «Малый бизнес» с целью получить в ближайшее время, примерно через 4-6 месяцев дорожную карту по развитию малого и среднего бизнеса в частности, а возможно и экономики Российской Федерации в целом. Но уже даже та первая стадия, которую мы прошли, показала, что мы себе неверно представляем, что надо делать. В частности, мы неверно представляем себе, точнее, практически не представляем, что же такое инновационный малый бизнес, откуда он берется, как он функционирует, и может ли он вообще функционировать вне инновационной среды, которая ему для этого нужна?

    Поэтому когда коллеги говорят про отсутствие проектов и что инноваторы не могут оформить свои идеи в какой-то бизнес-план, это нормально. Дело в том, что если бы мы посмотрели внимательно на то, как это происходит в тех инновационных зонах, которые существуют за рубежом, это не инноваторы, это та среда, в которой они живут. Как только появляется идея, инфраструктура, которая создана вокруг инноватора, подхватывает эту идею и несет ее тому, кто эту инновацию способен воплотить в технологическом процессе.

    Таким образом, для того, чтобы понять, что мы должны делать, мы должны прежде всего охарактеризовать инновационную среду, которая должна существовать. Еще раз повторяю, что это не инноватор с идеей патентует свое изобретение в США, это не инноватор предлагает его корпорации «Боингу», это чаще всего масса малого бизнеса, я подчеркиваю, это, может быть, основная функция будущего малого бизнеса в тех инновационных сферах и тех инновационных зонах, это обслуживание вот этих самых инноваторов. Это просто такой штришок.

    Теперь, что можно было бы сделать уже исходя из этого взгляда сегодня. Вот говорят, что не хватает ресурсов. А почему не хватает ресурсов? Нам, например, кажется, что ресурсов полно. Этих ресурсов полно у госкорпораций, у крупного бизнеса, у естественных монополий. Правильно я говорю? Тарифы откуда такие большие? Почему тарифы большие? Потому что инновации туда не внедряются. Почему они не внедряются? Потому что все карты, все технологические процессы засекречены, закрыты. Если мы посмотрим на самолет, который делает ВВС США, карты открыты. Любой русский инноватор, просто сидящий на компьютере человек может предложить свою идею, как улучшить тот или другой узел Боинга. По нашим вещам каким-то это невозможно.

    Значит, первое, что можно сделать, это поставить задачу раскрыть все те технологические карты и все те производственные цепочки, сделать их открытыми для того, чтобы привлечь миллионы людей, миллионы студентов, миллионы ученых, которые существуют, к активной работе над совершенствованием этих самых технологических процессов. И уверяю вас, если управление данными компаниями будет поставлено правильно, они будут заинтересованы в них, потому что это их прямая экономия, их прямая прибыль. До тех пор, пока она не нужна, естественно, этого не будет происходить.

    Значит, задача какая? Первая задача – это использовать антимонопольное законодательство, законодательство о госзакупках для того, чтобы стимулировать этот процесс. Поэтому 94-ый Федеральный закон, конечно, нужно совершенствовать, конечно, его нужно усиливать, распространять, возможно, на дополнительных экономических субъектов, на которых сейчас он не распространяется. Потому что это колоссальные деньги, и без привлечения вот этого ресурса, без того, чтобы вот эту львиную долю российского бизнеса сделать инновационной, то есть заставить ее привлекать инновации, вопрос о формировании инновационной среды, в которой сможет существовать малый бизнес, ставить в принципе некорректно. Это дискурс для обсуждения, который можно продолжить дальше.

    Шувалов Ю.Е. Владислав Леонтьевич, очень интересная идея, я абсолютно с ней согласен. И эта идея как раз работает с точки зрения той организации, о которой мы говорим, общественной организации участников. Мы сильно хотим создать живую среду людей, которые свои идеи готовы предлагать для обсуждений и создавать коллективы для их реализации. Понятно, что здесь нужно объединение усилий и создание действительно такого массового движения.

    Я хочу сказать, что у нас сейчас планируется включение регионов. Можно вас попросить сейчас прерваться? Вы главную идею высказали. А я хочу еще Юрию Петровичу Сентюрину предоставить слово, замминистра энергетики, его статус очень важен в нашем «круглом столе», и одна из проблем – это проблема подключения к электроэнергетике, в том числе предприятий, работающих в малом бизнесе.

    Сентюрин Ю.П. Я бы хотел поблагодарить за возможность выступить на этом форуме. Считаю его очень важным, и сколько бы площадок сегодня ни было задействовано для обсуждения вопросов поддержки и развития среднего и малого бизнеса, все равно этого будет недостаточно, особенно исходя из той роли и тех надежд, которые мы возлагаем на этот сектор национальной экономики.

    Я хочу сказать, что Министерство энергетики в числе тех ведомств, которые, безусловно, имеют в качестве приоритета задачу содействовать и развивать отношения в сфере малого и среднего предпринимательства. В этом плане начало текущего года наложило непростой отпечаток на наши взаимоотношения, имею в виду рост достаточно существенный тарифов на энергоресурсы, и на электроэнергетические ресурсы в частности, а также на горюче-смазочные материалы. По этому поводу прошла целая серия дискуссия.

    Мне хотелось бы сказать, что мы находимся в очень тесном контакте с «Деловой Россией», и в начале этого года прошло специализированное заседание генерального совета «Деловой России», на котором мы, Министерство энергетики, совместно с распределительными компаниями общались с деловым сообществом, и очень внимательно, тщательно и детально обсуждали все вопросы, связанные с ситуацией, сложившейся на тарифном рынке электрической энергии и мощности. Кстати, благодаря этому общению было найдено немало интересных и эффективных способов преодоления этой ситуации. Многие из них вошли в документы, которые стали итогом обсуждения на специализированном заседании Государственного совета по повышению устойчивости функционирования электроэнергетического комплекса Российской Федерации, который прошел 11 марта в Хакассии. И там по итогам Государственного совета поставлен целый ряд задач, которые намерено в ближайшее время решать Министерство энергетики. Цель этих задач, этих поручений, а также того, что должно стать итогом их выполнения, создание прозрачного, открытого такого рынка электрической энергии, мощности, тарифной системы на горюче-смазочные материалы, энергоресурсы в частности, которые позволят, если эта ситуация становится барьером в развитии среднего и малого бизнеса, тот этот барьер снять, а сделать наоборот вопросы энергообеспечения надежной основой для развития бизнеса такого масштаба.

    Мне хотелось бы несколько только конкретных моментов назвать, потому что на самом деле предложений очень много, и не хватит всего сегодняшнего времени, чтобы обсуждать их детально, что предстоит сделать в ближайшее время по этому поводу.

    Во-первых, до октября месяца Министерство по поручению должно сформировать так называемую белую книгу развития электроэнергетики и теплоснабжения России, в которой предполагается в системном виде изложить целевое видение развития электроэнергетики и теплофикации в реализации курса на инновации и модернизацию экономики, который бы обеспечивал баланс интересов потребителя и инвестиционной привлекательности сектора, а также взаимоувязанный механизм основных инструментов госконтроля стимулирования и регулирования отношений в сфере электроэнергетики и тепла, включая предложение в части оптимизации системы управления.

    Кроме того, в ближайшее время, точнее, этот законопроект мы уже внесли в Правительство на этой неделе, рассчитываем, что он будет внесен в Государственную Думу, закон, который мы относим к числу базовых, о государственной информационной системе топливно-энергетического комплекса Российской Федерации. Когда мы говорим про открытость, прозрачность процедур, как, что, чего происходит, многое мы связываем с этим федеральным законом. В нем предполагается выделить специальный сегмент целевой, содержащий информацию о состоянии и развитии рынка электроэнергии, динамики физических и ценовых показателей производства, спроса и потребления электроэнергии, структуры топливной корзины и издержек в разрезе по технологическим переделам, видам деятельности, группам потребителей, территориальной проекции потребления до муниципальных образований включительно в целях повышения оперативности, качества и целостности информации, доступной органам как госвласти для принятия решений, так и позволяющей реализовывать права граждан на информацию в полном объеме.

    Ну и хотелось бы мне упомянуть, сегодня очень много коллеги говорили о том, что маловато проектов интересных, которые бы можно было поддержать очень активно. Речь шла о проектах в области энергоэффективности энергетики. Хочу сказать, что Правительству поручено совместно с органами власти на местах разработать программу развития малой энергетики и децентрализованных источников энергоснабжения, включая возобновляемые источники энергии, технологии производства тепла, электроэнергии из локально доступных энергоресурсов. Это является одним из приоритетов, и многие из проектов, которые будут заявлены в этой области в соответствии с методикой, разрабатываемой нами, мы будем относить к числу проектов, выводимых на государственную поддержку.

                    Коллеги, поэтому в целом хочу еще раз сказать, что Министерство энергетики нацелено на самую активную работу, на взаимодействие, будет благодарно за предложения, которые будут поступать в наш адрес. Мы считаем, что системные организации малого и среднего бизнеса – «ОПОРА России», «Деловая Россия», наши партнеры в этом смысле, намерены и в дальнейшем, исходя из партнерских отношений, вырабатывать совместные решения, с тем, чтобы энергетика была стимулом и основой для развития малого и среднего бизнеса.

                    Спасибо.

                    Шувалов Ю.Е. Спасибо, Юрий Петрович.

    Переходим в режим подключения регионов и общения с ними. У нас на связи Санкт-Петербург.

                    Санкт-Петербург Добрый день! Мы рады приветствовать всех участников конференции. Благодарим всех за возможность принять участие. Я скажу пару вступительных слов перед нашим кратким основным докладом.

    Я бы хотел отметить, что мы собрались в данном случае на площадке широкой комиссии поддержки модернизации, где мы провели уже ряд мероприятий, в том числе конференцию 25 февраля, где у нас было около сотни руководителей крупных предприятий, ректоров вузов и т.д., где мы действительно рассматривали пути развития промышленности. И сейчас, поскольку была заявлена более узкая тема – малое предпринимательство в промышленности, здесь более узкий состав, работающий в основном в этом направлении.

    Я бы хотел отметить, что мы стараемся исходить из подготовки комплексных рекомендаций различных направлений неотрывно одно от другого. И здесь хотел бы поддержать предыдущих выступающих, что невозможно рассматривать малый бизнес в промышленности в отсутствии вариантов развития промышленности вообще, точно так же, как все остальные направления, скажем, инновационную политику нельзя рассматривать отдельно от промышленной политики и т.д. Поэтому мы стараемся привести наработку аналитического материала в такой комплексный режим, и данную конференцию мы рассматриваем не только как посвященную данному вопросу, но и как начало работы широкого общественного движения по выработке понимания основных вопросов самим обществом. И здесь речь идет и об экспертном сообществе, и об общественных организациях. И мы думаем, что не только в режиме дискуссии, но и в режиме постоянного обмена аналитическими материалами, что мы предложили уже в качестве структуры информационно-методических центров, мы должны находиться в постоянном режиме отработки общего массива программы развития страны, естественно я имею в виду различные варианты, которые как раз есть.

    На этом я бы хотел передать слово нашему основному докладчику Татьяне Анатольевне Азаренковой, которая является руководителем программы поддержки малого и среднего предпринимательства Комитета по экономическому развитию и промышленной политике и торговле правительства Санкт-Петербурга.

                    Пожалуйста, Татьяна Анатольевна.

                    Азаренкова Т.А. Добрый день, коллеги! Большое спасибо за возможность выступить на такой интересной дискуссии. Действительно, в Москве мы услышали обсуждение самых животрепещущих вопросов для бизнеса, я могу это подтвердить, я каждый день общаюсь с представителями нашего малого бизнеса.

    Прежде хочу сказать, что такое малый бизнес Санкт-Петербурга. Это 300 тысяч субъектов малого предпринимательства, в том числе 90 тысяч индивидуальных предпринимателей. 27% поступлений налогов идут как раз от этого сектора экономики. По нашей экспертной оценке практически 25% ВВП формируют наши представители малого и среднего бизнеса. 24% оборота организаций приходится именно на организации малого бизнеса.

    Вы понимаете, что это важный сектор экономики, и поэтому правительство города уделяет особое внимание развитию предпринимательства в городе. Ежегодно выделяются очень достойные бюджетные средства на поддержку малого предпринимательства. Более того, на участиях в конкурсах Минэкономразвития нам удается привлекать еще средства федерального бюджета.

    Развитие малого предпринимательство у нас осуществляется в соответствии с концепцией, и для нас приоритет – это развитие малого бизнеса в сфере производства и инноваций. И фокус при реализации всех наших мероприятий по поддержке направлен именно на эти малые и средние предприятия.

    Какие же у нас есть меры? Во-первых, у нас очень хорошо развита инфраструктура поддержки.

    Говоря о развитии инновационного предпринимательства, мы можем говорить о следующем. У нас есть много (неразборчиво) с момента возникновения инновационной идеи.

    Далее. У нас есть фонд венчурный, так называемый. То есть идея возникла, ее помогли оформить, вот образовался новый субъект, и дальше можно получить венчурное инвестирование.

    У нас есть фонд кредитования малого бизнеса, который выдает поручительства перед нашими банками за субъекты малого предпринимательства, привлекающие кредиты. При этом процент возмещения для малых производственных предприятий, он самый большой для тех, кто осуществляет свою деятельность в сфере производства.

    У нас есть фонд микрокредитования, когда мы можем получить до 600 тысяч под 12% годовых, за три дня принимается решение, и этим тоже очень многие пользуются.

    У нас создан центр проектирования, который тоже способствует развитию малого бизнеса в сфере инноваций и производства.

    То есть мы видим структурное развитие, и этим очень даже пользуются представители нашего малого бизнеса.

    Для того, чтобы хоть как-то облегчить их жизнь есть наши региональные программы. Мы субсидируем также работы, связанные с присоединением к сетям электроэнергии, потому что это львиная доля затрат. Мы субсидируем до 10%(?) документально подтвержденных затрат. Также мы пытаемся поддерживать наших экспортоориентированных субъектов малого предпринимательства, у нас идет такая соответствующая программа.

    Более того, поскольку Санкт-Петербург – это, будем говорить, такой российский Детройт, мы все знаем, что у нас много (неразборчиво) сейчас открылось в Санкт-Петербурге. Сейчас мы активно ускоряем наших представителей малого бизнеса именно в плане того, чтобы все-таки какие-то запчасти производились на нашей территории. У нас есть уже определенные достижения в этом плане.

    (в конце выступления сильные помехи связи)

    Шувалов Ю.Е. Спасибо большое, очень рады вас видеть. Но сейчас вынуждены переключиться на Свердловскую область.

    Приветствуем вас, коллеги! Пожалуйста, Абакумов Михаил Новомирович.

    Абакумов М.Н. Добрый день, коллеги! Чтобы не затягивать, пока связь работает нормально, передам слово нашему докладчику – Владимиру Михайловичу Лобову, президенту Фонда развития предпринимательства, члену регионального политического совета партии «Единая Россия». Передаю слово, Владимир Михайлович.

    Лобов В.М. Добрый день, добрый вечер, уважаемые коллеги! Конечно, я отчасти буду повторяться. Что касается развития малого и среднего предпринимательства в Свердловской области, то доля занятых в малом бизнесе в Свердловской области составляет более 31% процента, тем более (неразборчиво) региональные продукты тоже выше 31%. Это очень неплохие показатели, это выше общероссийских. При этом в условиях кризиса в Свердловской области произошла просто колоссальная активизация деятельности по содействию развитию предпринимательства. В 2010 году увеличен объем привлеченных средств до 766 млн. рублей, появились гранты на создание инновационных предприятий, производилась компенсация затрат действующих инновационных предприятий, стимулировалось приобретение предприятиями оборудования, создана система поддержки экспортоориентированных предприятий, реализовывалась программа содействия повышению энергоэффективности, реализовывалась массовая программа обучения и т.д. И в 2010 году была введена программа развития субъектов малого и среднего бизнеса на 2011-2015 годы с общим финансированием больше 1,5 млрд. рублей. Таких сумм никогда в Свердловской области не выделялось, это совершенно однозначно и абсолютно точно.

    Но что при этом получается? Что действительно начало года для большинства бизнеса неожиданно оказалось хуже, и, по некоторым экспертным оценкам, аудиторы говорят, что такого удара по бизнесу за 20 лет их деятельности как страховые взносы не было. Одновременно рост энергоносителей. Причем цены на энергоносители в отдельных регионах увеличились в три раза. При этом уже на конец января начали появляться тенденции, то есть я буду говорить о белой и серой экономике. О белых тенденциях. К тому, что планирование и снижение фонда оплаты труда и поиск вариантов неофициальных выплат, вариантов диверсификации с тем, чтобы подставиться под отдельную категорию плательщиков страховых взносов в переходный период, то есть под 26%. По нашим наблюдениям, активизация криминала или каких-то серых доходов произошла очевидная в этих условиях. Это и дешевые деньги появились на рынке, и какие-то сферы работ и т.д.

    Причем парадокс еще в чем состоит? Вот этот обозначенный льготный период 26% для отдельных категорий налогоплательщиков, подставиться под этот льготный период было легко. До сих пор не утвержден Правительством Российской Федерации порядок подтверждения основного вида деятельности, и Минздравсоцразвития, и Пенсионный фонд Российской Федерации не выработали необходимых подзаконных актов, без которых невозможно переходить. (неразборчиво)

    Теперь там опять происходит тот же самый процесс, что был раньше. Те, кто относится к категории добросовестных налогоплательщиков, теряют персонал, потому что сейчас людей не интересует, какая заработная плата – белая или серая, было бы ее побольше, тем более возрастная категория, которой до пенсии еще далеко – 20, 30, 40 лет. И на самом деле получается, что и пенсионеры не выигрывают, и мы проиграем. И в первую очередь опять пострадали из-за вот этих вот вещей те, кто ввели инвестиции в 2010 году. Произошло серьезное оживление, и пошли на кредиты, на лизинг и т.д. И то, что с января прошлого года оказалось (неразборчиво). На фоне причем декабрьской эйфории вот этого объема рынка. Причем произошел как бы эффект принципа домино, и спекулянты начали разогреваться, и тут уже говорили, что у нас в несколько раз поднялись налоги, из-за этого мы цены поднимаем. Кто-то просто на этом спекулирует.

    Причем подняли, это понятно, что не хватает средств для пенсий, и Пенсионный фонд является дотационным. Но вместе с тем у нас постоянно возникает вопрос: а почему не хватает? По нашему пониманию, что не хватает по той простой причине, что не все платят налоги. Вот и все. Если бы у нас была система государственного стимулирования добросовестных налогоплательщиков, как я неоднократно говорил и говорю, если бы добросовестным налогоплательщикам по каким-то причинам было выгодно платить полностью налоги… А у нас же все наоборот, потому что даже вот этот пресловутый 94-ый Федеральный закон, о котором говорил уже Президент Российской Федерации, что нужна новая редакция и т.д., а ничего не происходит. Кто выигрывает конкурсы? Выигрывает конкурсы серая экономика, у кого неофициальная заработная плата, это все понятно и очевидно.

    Перейти в систему государственной поддержки предпринимательства, выделить в нашем законодательстве критерий, согласно которому просто невозможно получается. И при этом, если мы берем мировой опыт, во многих странах, где 70%, 80% занятых в малом бизнесе, экономика другая, там и в значительной степени на вопрос, который задается: «А как вы уклоняетесь от уплаты налогов?», они не понимают этого вопроса, потому что там принято соблюдать законодательство. Если бы у нас к этой проблеме подходили нормальным образом, может быть, дешевле было бы для государства озаботиться вот этой частью и простимулировать добросовестных, чтобы все платили налоги, тогда налоговая нагрузка будет падать, не надо будет повышать.

    Причем еще два-три года назад была очень жесткая, четкая тенденция к выходу из теневого оборота. Все обратно схлопнулось. Самое страшное происходит в том, что молодой бизнес, молодой предприниматель, он сразу же на автомате начинает планировать, как не платить налоги, как не соблюдать законодательство. Стало это нормой, это стало общепринятым. Вот это мне кажется страшным.

    Что происходит в последнее время в отношении малого и среднего бизнеса? С одной стороны, принимается важнейший документ, ограничивающий (неразборчиво) проверяющих органов, известный вот этот закон о государственном муниципальном контроле. Начинается (неразборчиво) потому что именно из-за дыр в федеральном законодательстве это все происходило в большой степени. Причем декларации эти два года о необходимости развития малого и среднего бизнеса благодаря кризису в значительной степени начали превращаться в материальное выражение – финансировании программ, финансировании инноваций. Кстати, в Свердловской области очень активно идет именно выведение инновационного сектора экономики, не менее 20-30% всех денег должны тратиться на развитие инновационного бизнеса, это очень важно. И при подавляющем большинстве (неразборчиво) несколько лет назад происходить, при федеральных органах государственной власти, органах государственной власти, главах муниципальных образований создается сумасшедшее количество советов по развитию малого и среднего предпринимательства. И в этот же период принимаются такие малопопулярные решения в отношении тех же взносов, и дальше по принципу домино все вот это пошло. Причем, получается, грош цена этим нашим советам по малому бизнесу, если мы их насоздавали, но они не сыграли роль обратной какой-то информации очень важной, обратной связи с бизнесом, которая позволила бы грамотно отследить и зондировать развитие событий.

    Мне кажется, сейчас очень важно в рамках как раз площадок партии «Единая Россия», в рамках внутрипартийной дискуссии действительно признать ошибкой повышение страховых взносов, и ошибкой с серьезными экономическими последствиями.

    Дальше. Нужно на самом деле разработать систему, при которой произошло бы государственное стимулирование добросовестных налогоплательщиков. И, например, взаимоотношения партии «Единая Россия» с малым и средним предпринимательством. Партия «Единая Россия» просто обязана, на мой взгляд, тем более многие инициативы шли по модернизации и по удержанию страны в этот период именно от партии, взять на себя роль консолидирующего центра развития малого и среднего бизнеса. Более того, может быть, тут нужен специальный партийный проект содействия развитию легитимного бизнеса, социально ответственных отношений.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо.

    У нас на связи Красноярск.

    Красноярск Добрый день, добрый вечер, уважаемые коллеги! Тема нашего сегодняшнего доклада – «Роль институтов гражданского общества в развитии малого и среднего бизнеса в Красноярском крае». В рамках сегодняшней модели представляется, что развитие и существование малого и среднего бизнеса неразрывно связано с существованием гражданского общества. Бизнес является базисом существования гражданских институтов, а общество задает для бизнеса правила существования. А государство в свою очередь нанимается для осуществления регулирования и управления, решения споров и отстаивания национальных интересов.

    С этой точки зрения в Красноярском крае, на мой взгляд, происходит переходный период. После хаоса 90-х годов основной движущей силой развития малого и среднего бизнеса является государство. В частности, пару слов о том, что происходит на сегодняшний день в крае.

    В Красноярском крае существует долгосрочная целевая программа поддержки малого и среднего бизнеса, которая предусматривает различные формы поддержки. Хотелось бы отметить, что она развивается и из года в год совершенствуется. Созданы центры поддержки малого и среднего бизнеса городские и краевые, которые дают микрозаймы, госгарантии и работают по принципу одного окна. Существует городской инновационный технологический бизнес-инкубатор, создан краевой инновационный технологический бизнес-инкубатор, в крае создается промышленный парк. При органах государственной власти созданы общественные советы. Проводится «неделя предпринимательства» ежегодно, в рамках которой проходит масса мероприятий, направленных на популяризацию предпринимательства. Регулярно собирается общественный совет по предпринимательству при губернаторе. Все это свидетельствует о том, что в Красноярском крае действительно существует система государственной поддержки малого и среднего бизнеса.

    Но теперь хочется поговорить о том, почему этот период называют переходным. Необходимо, чтобы не государство поддерживало бизнес, а бизнес поддерживал государство. Для этого бизнес должен получить общественную поддержку, но через институты гражданского общества. Речь идет об общественных организациях, об общественных палатах, о формах взаимной поддержки предприятий, об ассоциациях, позволяющих отстаивать интересы того или иного бизнеса в органах государственной власти, судебных органах, правоохранительных органах, о создании системы досудебного и внесудебного разрешения споров. На сегодняшний день наиболее актуальным видится вопрос о передаче части государственных функций общественным организациям, объединяющим предпринимателей. В таком случае понятно, что такие организации должны отвечать определенным требованиям, ведь передача прав подразумевает передачу ответственности. И такой процесс уже идет, например, создание саморегулируемых организаций как раз является примером.

                    Хотелось бы отметить инновационные общественные институты, которые на сегодняшний день также созданы и создаются. В Красноярском крае это биомедицинский и машиностроительный кластеры, которые были созданы в рамках реализации проекта партии «Единая Россия» «Национальная инновационная система» на территории Красноярского края.

                    Все вышеперечисленное имеет отношение, скорее, к гражданским институтам внутри бизнес-сообщества. Основная проблема – это патерналистская и иждивенческая позиция, живущая в наших головах. Взгляд на то, что благосостояние зависит не от бизнеса, а от государства очень широко распространен, и это затрудняет развитие малого и среднего бизнеса. Это как раз к вопросу о популяризации бизнеса в обществе. Поэтому в идеологическом плане стоит задача эту ситуацию изменить. Понятно, что вышесказанное требует адаптации к сегодняшним российским реалиям, так что вопрос остается открытым.

    Пару слов хотелось бы сказать о том, что было упомянуто в начале нашей сегодняшней дискуссии. В крае много машиностроительных предприятий, что является хорошей предпосылкой для создания благоприятной среды для развития инновационно-технологических предприятий. Здесь как задачу (мы сейчас с коллегами обсуждали) мы обозначаем, что необходимо научиться удешевлять мелкое и среднее серийное производство, интегрироваться в этом смысле с другими регионами.

    Безусловно, также актуальными, сложными и острыми являются вопросы страховых взносов, роста тарифов на электроэнергию. Конечно, эти вопросы стали большой проблемой для малого и среднего бизнеса.

    Спасибо за внимание.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо!

    Ростов-на-Дону на связи.

    Ростов-на-Дону Добрый день, добрый вечер, уважаемые коллеги! Начальник управления инновационной деятельности Южного федерального университета Кучинский Леонид Федорович. Мы находимся на площадке Южного федерального университета, и я бы хотел поделиться своей практикой, то есть практикой Южного федерального университета, в создании малых инновационных предприятий. Сразу говорю, что я услышал многие предложения и мнения коллег других регионов, мы полностью их поддерживаем, но есть у нас свои небольшие проблемы, которыми мы хотели бы поделиться.

                    Да, в соответствии с Федеральным законом 217-ым бюджетные и научно-образовательные учреждения получили право создавать инновационные предприятия. Южный федеральный университет в 2009 году создал координационный совет, создал систему создания малых инновационных предприятий, разработаны документы, и мы приступили в 2010 году к созданию малых инновационных предприятий. До июня 2010 года было создано семь инновационных предприятий. По плану более 20 мы планировали создать в 2010 году хозяйственных обществ с участием университета, но с переходом 16 июня университета в автономное учреждение мы были лишены этого права. И лишь только 18 января 2011 года, когда был собран первый наблюдательный совет, на нем было вынесено предложение создать 14 предприятий, наблюдательный совет поддержал, и шесть предприятий на сегодняшний день уже создано. Федеральный закон Российской Федерации внес существенные изменения в законодательные акты по вопросам малого и среднего бизнеса, и соответственно, что касается вузов. Однако же вот эти семь предприятий, которые мы создали в 2009 году, они будут иметь право на налоговые льготы, а те предприятия, которые мы создаем, мы, конечно, рискуем. Мы создаем предприятия, но эти предприятия будут лишены возможности иметь право на налоговые льготы. То есть вот это пресловутая фраза в 217-ом Федеральном законе: «бюджетные образовательные учреждения», она нам не дает этого права. Федеральным законом № 22 2011 года вузы получили право заключать договоры аренды без проведения конкурсов или аукционов, в порядке, условия которого будут определяться постановлением Правительства, очевидно. И если Правительство опять в своем постановлении укажет ссылку на 217-ый Федеральный закон, наши хозяйственные общества, создаваемые с участием Южного федерального университета, они будут лишены тех предполагаемых льгот по аренде.

    Мы предлагаем еще раз, мы уже направляли свои предложения в Министерство образования и науки, и на этом форуме говорили, что мы предлагаем внести изменения в 217-ый Федеральный закон и добавить фразу: «бюджетные и автономные учреждения». Ведь поймите правильно, вот Красноярск находится на связи, Сибирский федеральный университет тоже лишен этого права, и все федеральные вузы, которые перешли в 2010 году в автономные.

    Южный федеральный университет обладает мощным научным инновационным потенциалом: 11 научно-исследовательских институтов, 6 конструкторских бюро. У нас в локальных технопарках только в Таганроге и в Ростове размещено более 80 малых инновационных предприятий. Да, мы гордимся этим. У нас есть более 20 центров коллективного пользования. Но вот проблема технопарковых структур остается у нас более ощутимой. У нас нет ни одного административного здания ни в Таганроге, ни в Ростове, где можно выделять офисные помещения под малые инновационные предприятия. Собрать их хотя бы на двух площадках – в Таганроге и в Ростове, предоставить им возможность получения консалтинговых услуг, юридических, инженерных и других услуг. Нужно строительство технопарка. Есть прекрасный проект Минэкономразвития, который дает возможность субъектам Российской Федерации на развитие технопарков, строительство технопарков. Но, поймите правильно, не каждый субъект Федерации, в том числе Ростовская область, может позволить себе субсидировать, софинансировать большие проекты.

    И мы предлагаем еще одно предложение, может быть, оно пройдет с помощью сегодняшнего кворума. Предложение дать возможность федеральным университетам хотя бы выходить на конкурс, который, предполагается, в марте месяце будет объявлен, конкурс Минэкономразвития, выходить на конкурс без субъектов Российской Федерации. То есть мы будем выходить без Ростовской области, будем сами осуществлять это финансирование. Тогда бы мы могли построить эти здания технопарков. Это существенное развитие технопарковой структуры.

    В прошлом году наш вуз в одном конкурсе выиграл гранты, это по 219-му постановлению, по 218-му. Мы работаем над созданием девяти инновационных технологических центров, в которых фактически будет выпускаться экспериментальная продукция, то есть постепенный переход от фундаментальных научных исследований к экспериментальным. На завершающем этапе это создание и выпуск экспериментальной продукции, это нам даст возможность даже в технопарковых структурах создать уже производственные цепочки.

    Южный федеральный университет тесно взаимодействует с другими вузами Ростовской области, вносит существенный вклад в развитие инновационной среды Ростовской области. Это и развитие малого бизнеса, и создание центров кластерного развития. Имеется достаточное количество инновационных проектов, есть поддержка администрации области. Большую помощь оказывает у нас представитель оргкомитета движения участников организации «Наш выпускник» Таганрогского радиотехнического университета, депутат Государственной Думы Попов Александр Васильевич. Постоянно участвует в наших кворумах, он все это знает. Я думаю, он доведет до кворума наши проблемы.

    Подвижки есть. Проблема одна – инвестиции. (помехи связи) Мы предлагаем, чтобы каким-то образом решить этот вопрос, чтобы государственная поддержка была. Да, в 2010 году мы получили существенный сдвиг в этом направлении: вот эти три постановления Правительства – 218-ое, 219-ое, 220-ое. Но этого все-таки недостаточно.

    Благодарю за внимание.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо!

    У нас на связи Нижний Новгород.

    Нижний Новгород Добрый день! С вами на связи технопарк «Система-Саров», и у нас проходит молодежная научно-практическая конференция «Инновационные процессы в наукоградах и технопарки как площадки для реализации проектов модернизации экономики». Я передаю слово председателю совета директоров технопарка «Система-Саров» Шпиленко Андрею Викторовичу.

    Шпиленко А.В. Добрый день, участники «круглого стола»! Сегодня на территории технопарка «Система-Саров» собрались люди, поддерживающие идеи модернизации. Здесь находятся представители Федерального ядерного центра, руководство города Сарова, студенты Нижегородского государственного университета.

    Сегодня в рамках нашего «круглого стола», в рамках нашей секции мы обсуждали вопросы, связанные с поддержкой среднего и малого предпринимательства. Мы обсудили вопросы, которые сдерживают рост данных компаний, а также конкретно обсудили вопросы, которые могли дать толчок и поддержать малый и средний бизнес.

    Прежде всего, мы не будем заниматься самопиаром, мы поговорим о серьезных насущных проблемах. Все присутствующие отметили, что рост малого и среднего предпринимательства, компаний сдерживает большая коррупционная составляющая. Мы готовы вам сейчас рассказать о том механизме, который мы выработали и готовы представить на ваш суд. Мы считаем, что развитие и вообще проявление малых инновационных компаний сдерживает некая боязнь молодых инноваторов организовывать такие компании. Наша идея (помехи связи) утверждение связано с тем, что молодые люди боятся кредитоваться, боятся брать кредиты, заемные средства, так как инновационный бизнес априори рискованный. Поэтому мы предлагаем разработать и ввести механизм страхования, страховой ответственности инновационных (помехи связи) где государство могло поддержать молодых инноваторов и дать некую гарантию, поддержать его, чтобы кредит, который он взял, не привел его к банкротству. Уважаемые коллеги, это одно из предложений, которое я высказал. Я бы хотел сейчас микрофон передать главе администрации города Сарова, у которого есть также конкретные предложения по поддержке предприятий.

    Глава администрации Сарова Добрый день, уважаемые участники «круглого стола»! Действительно, тема очень актуальная и важная, тем более, что мы находимся в городе Сарове, в технопарке, и с момента создания Российского федерального ядерного центра иначе как инновациями то, что здесь происходило не назовешь. Но при этом мы видели, что инновации без поддержки государства на начальной стадии, ну, мы не знаем таких примеров, где бы они были реализованы. Или, если они реализованы, то, как правило, носят частный и единичный характер. Поэтому однозначно для развития инноваций на таких территориях как город Саров, как технопарк «Система-Саров» необходима форма государственной поддержки.

    И вот с учетом темы, которую мы сегодня слышали, это повышение социального налога, которое очень серьезно, конечно, ударяет по малому и среднему бизнесу, мы увидели, что преференции, которые сегодня существуют для особых экономических зон, если бы их возможно было распространить на технопарки, на закрытые административно-территориальные образования, где созданы достаточно мощные структуры поддержки развития инновационного бизнеса, это было бы очень своевременно и, уверяю вас, повлекло бы за собой очень серьезное увеличение налоговых платежей.

    Я могу привести пример по городу Сарову. У нас на сегодняшний день порядка 25 предприятий малого и среднего бизнеса работает в городе Сарове, и порядка 2 млрд. рублей выручка этих частных предприятий. Соответственно, все налоги, включая налоги с заработной платы (это абсолютно белая заработная плата), они выплачивают в бюджет города и субъекта. Вот такая поддержка привлекла бы в этот бизнес дополнительных людей, дополнительные идеи, и мы могли бы, конечно, предположить очень серьезный рост таких предприятий.

    Кроме этого мы считаем, и, кстати, я могу выразить мнение десяти городов ЗАТО, буквально месяц назад на территории Сарова проходила конференция ЗАТО, где был подготовлен проект изменений к закону о ЗАТО, который на многие вопросы, которые сегодня обсуждались, дает ответы. Поэтому, я вот вижу представителей Государственной Думы, и просил бы наше предложение по изменению такого закона и закреплению законодательных основ, в том числе инновационных, поддержать и в кратчайшие сроки такие изменения принять.

    Спасибо.

    Нижний Новгород Уважаемые Юрий Евгеньевич и Валерий Афонасьевич, мы в результате работы сформулировали несколько конкретных предложений и просим вас их учесть при рассмотрении проектов этих документов.

    Первое. Скорейшее принятие федерального закона об инновационной деятельности в Российской Федерации.

    Второе. Целесообразность разработки отдельной федеральной целевой программы «Молодежь России», включающей раздел по организации участия молодежи в инновационных процессах.

    И третье. Поддержать создание молодежного инновационного центра национального уровня на базе технопарка «Система-Саров».

    Спасибо огромное.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо!

    Переходим в студию нашу. Я предоставляю слово Машкову Владимиру Николаевичу, председателю Комитета по промышленности областной думы Свердловской области.

    Машков В.Н. Много уже сказано. Действительно, тема, как говорят классики, актуальна и злободневна. Дело в том, что цифры сегодня звучали – 25%, 31%, но если посмотреть реально, мы неделю назад были в Татарстане, в Казани. Специалисты Комитета по малому и среднему бизнесу подсчитали де-факто тех людей, кто официально идет по статистике, плюс индивидуальные предприниматели, плюс те, кто нанимает рабочую силу. В Татарстане де-факто, эта цифра прозвучала у нас на совещании там, 40% жителей занимаются малым и средним бизнесом сегодня. И это уже и вопросы макроэкономики, и вопросы социальной политики, и просто очень большой политики. Это первое.

    Второе. Действительно, пережив за 20 лет в том числе две волны кризиса, предприниматели сегодня получили удар от государства, и это сегодня звучало, нравится нам это или не нравится. За счет ЕСН соответствующих процентов и за счет резкого повышения тарифов. И если мы посмотрим сегодня спамы, каждый день идут всякие методики, как уйти от ЕСН, схемы кривые и т.д. Сегодня еще звучали в рамках уже создания Единого таможенного пространства, это уход и в другие субъекты. Хотя со стороны некоторых государственных чиновников звучали фразы: да пусть уезжают! Никто никуда не собирается уезжать, просто их разозлили, потому что люди уже 20 лет работают, и они хотят жить и работать в одном государстве. И в этом плане, если мы ставим задачу перейти от индустриального к постиндустриальному обществу и выйти на те самые 70-80%, о которых говорили сегодня и Валерий Афонасьевич, и Юрий Евгеньевич, естественно, необходимо принимать решения по всей цепочке.

    С одной стороны, актуальная тема в целом малого и среднего бизнеса, поэтому, начиная с базовых законов о собственности, в том числе звучало сегодня о банках и банковской деятельности, потому что есть опыт банков, которые действительно работают, и активно работают в этой сфере, по 139-му закону, по 217-му закону, по другим законодательным актам федеральным, в том числе и которые отсутствуют. Закон об инновационной деятельности, к сожалению, до сих пор еще не вышел. И мы вынуждены в субъектах принимать, вот Свердловская область приняла свой закон, но он рамочный, потому что мы ждем федерального закона. Поэтому весь блок законодательства. Конечно, это очень серьезная тема.

    Но в этом блоке отдельно сегодня звучала тема инновационного бизнеса. То есть в целом, поддерживая все направления в законодательном плане и наработанный опыт, отдельно, видимо, необходимо выделить инновационный бизнес и здесь отдельно посмотреть.

    И третья тема, которая звучала, злободневная, это ЕСН и пресловутые 34%. Предложения есть. С одной стороны, есть кардинальное предложение все-таки вернуться к изначальной точке, с другой стороны, скажем, вот у меня предложения предпринимателей крупнейшего города Нижнего Тагила. Они предлагают предусмотреть в качестве компенсации снижение ставки налоговой базы по доходам с 6% до 2-3%, снизить ставку НДС до 10-12%, снизить ставку налога на прибыль до 10-15% и т.д. Но это уже детали неких вещей, связанных с очень аккуратной, но реформой самой налоговой системы. Сегодня звучат цифры, буквально вчера, может быть, Валерий Афонасьевич поправит, не было бы счастья, да несчастье помогло. С одной стороны, маятник по энергетическим ресурсам качнулся на Восток, в том числе Китай и т.д., исходя из тех кризисных явлений, которые сегодня есть, и тех цен, которые будут на энергоносители, очевидно, расти, в этом году получат допдоходов порядка 100 млрд. долларов, это около 7% ВВП. Поэтому необходимо оперативно принимать управленческие решения.

    А здесь действительно, как сказал Валерий Афонасьевич в своем докладе, да, не хватало средств на Пенсионный фонд, это главная проблема. И озвучивались два предложения. Первое, повысить Пенсионный фонд (чего не было сделано). И второе, повысили для всех ставку ЕСН до 34%. Поэтому выход один – повышать производительность труда, и, естественно, нужны соответствующие решения.

    Поэтому конкретное предложение. Юрий Евгеньевич, решение, в принципе, и оно было принято, Борис Вячеславович принял решение, что будет создаваться совет по малому и среднему бизнесу при Председателе Государственной Думы, и мы такие предложения получали в совет. Поскольку те предложения, которые звучали здесь, которые звучали на тех форумах, которые сегодня параллельно с нами идут, которые вырабатывает «Деловая Россия», «ОПОРА России», не говоря уже о конкретных структурах наших, они должны концентрироваться в оперативном порядке, может быть, раз в месяц, и оперативно выдаваться управленческие решения по реформированию законодательства, исходя из реально существующих вещей. Потому что очень много говорится, примерно говорится одно и то же, но воз и ныне там, и нужна политическая воля, чтобы сдвинуть в том числе и очень крутых, извините, экономистов, а может быть, и псевдоэкономистов, чтобы принимали очень гибкие управленческие решения. В конце концов, речь идет о том, что это сегодня уже средний слой, это основа, мы их поддерживаем, это основа и нашей консервативной политики, не буду эту тему дальше развивать, вы все прекрасно понимаете, о чем идет речь.

    Спасибо.

    Шувалов Ю.Е. Я бы хотел попросить сделать короткое выступление наших выпускников Школы российской политики, которые занимаются малым бизнесом. Агарков Валентин Вячеславович.

    Агарков В.В. Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за возможность выступить. Хотелось бы представиться в данном случае от Ассоциации молодых предпринимателей. Мы достаточно давно уже существуем – три года, и полностью посвятили себя молодому и начинающему бизнесу.

    В продолжение нашего разговора о состоянии и перспективах развития малого и среднего бизнеса хотелось бы обратить внимание ваше на бизнес не тот, который уже есть сегодня, а на бизнес, которого еще нет, который только будет создаваться в ближайшие годы, и бизнес, который в ближайшее время перестанет существовать, из того, который был.

    Мы провели два исследования в рамках Ассоциации молодых предпринимателей, одно уже закончили, а второе буквально скоро подойдет к концу, и мы опубликуем цифры. Но там есть две интересные тенденции. Среди студенческого сообщества (в прошлом году мы проводили такой опрос) порядка 6-7% выпускников наших вузов вообще в принципе задумываются об открытии собственного дела. Эта цифра, конечно, может корректироваться, и студенческое сообщество – это не вся молодежь, там может что-то изменяться, но тенденция объективная, что молодежь не связывает в целом свою жизнь с малым и средним бизнесом, и сегодня это можно констатировать. И напротив, то исследование, которое мы проводим сегодня, оно по уже существующим предприятиям, это мы оцениваем индексы оптимизма и прочие вещи. Так вот одна такая цифра, она тоже во многом обусловлена, ее можно обыгрывать, но тем не менее 25% опрошенных респондентов, а на сегодняшний день это порядка 2 тысяч, задумываются о закрытии собственных предприятий и о переходе на наемную работу, о каком-то видоизменении своей жизнедеятельности. Условно говоря, получается так, что создавать бизнес никто, условно, не собирается, а то, что есть, собирается закрыть свои предприятия. В общем, печально, хотя не смертельно.

    И в этой связи хотелось бы еще охарактеризовать ситуацию. Мы буквально недавно проводили «круглый стол» на тему доступности кредитных ресурсов и ресурсов вообще системы, которая сегодня уже существует государственной и муниципальной поддержки малого бизнеса. Так вот все пришли к следующим выводам. Условно говоря, банковское сообщество сегодня, как уже было сказано правильно, во многом декларативно заявляет о том, что оно готово помогать малому и среднему бизнесу, каким-то образом кредитовать, плюс здесь еще есть проблемы налоговой «петли», если это начинающий бизнес, и как там кредитовать начинающий бизнес, если он еще, собственно, и не бизнес вовсе. И в этом смысле банковское сообщество говорит, что мы ограничены и отдельными постановлениями, и отдельными нормами и Центробанка, и в целом федерального законодательства, но тем не менее благожелательный тон у них как бы есть, у банковского сообщества. Они говорят: мы готовы, но хотелось бы справедливо разделить и распределить риски между нами, как банковским сообществом, и, условно говоря, государством. Государство в свою очередь, в лице представителей Министерства экономического развития, они заявили о том, что инфраструктура практически готова и по гарантийным фондам, и по организации микрокредитования, и в целом все хорошо, но эффективность пока низкая. И вот если к этому еще и присовокупить низкую предпринимательскую активность граждан, вот у нас с вами ситуация, при которой надо что-то кардинально широкое, грандиозное придумать для того, чтобы все эти три – и народ, и власть, и капитал – объединились бы в стремлении улучшить нашу с вами жизнь и поднять уровень малого и среднего бизнеса.

    У Ассоциации молодых предпринимателей есть предложение такое, называется «Государственный франчайзинг». Это некий правовой инструмент и последующие практические действия, которые бы позволили по отдельным отраслям стратегически важным и государству, и необходимым, чтобы там присутствовал малый и средний бизнес, обусловить точки роста. В этой связи просто предлагаю на площадке ЦСКП…

    Шувалов Ю.Е. Передайте эти предложения, если можно, нам, мы их обсудим.

    Агарков В.В. Спасибо. Вот, собственно, и все предложения.

    Язев В.А. Буквально несколько слов. Очень интересное обсуждение. Некоторые высказывания для меня абсолютно совпадают по духу, по моим представлениям, некоторые дискуссионные. Несколько комментариев буквально.

    По НДПИ здесь звучала тема в числе набора предложений, я бы предостерег такие конкретные предложения вбрасывать. Дело в том, что если говорить об идеологии налогообложения нефтянки и добиваться понижения цен на бензин и на дизельное топливо, на моторное топливо, то НДПИ нужно понижать. Здесь предлагалось повышать. Вот если ту массу налогов, которую мы получаем, а это порядка 70% от нефтянки, от объема реализованной ими продукции, разделить условно, то нужно понижать НДПИ, при этом дифференциация вполне нужна и необходима. Но нужно повышать экспортные пошлины на экспорт сырой нефти и уменьшать при этом экспортные пошлины на экспорт светлых нефтепродуктов для того, чтобы создать мотивацию для углубленной переработки внутри страны, увеличить давление предложения над спросом. Только это может привести к понижению цен внутри страны. А если мы повышаем НДПИ, неважно, на какую величину, мы удорожаем сырую нефть, которая идет на НПЗ, и дальше по цепочке все удорожается. Поэтому здесь бы при конкретике я просил бы в рекомендациях, если будут, то надо эти вещи тоже учитывать.

    На мой взгляд, пример с Казахстаном очень характерный такой звонок. Создаем Таможенный союз, Единое экономическое пространство, и у нас условия для ведения бизнеса выпукло становятся хуже, чем в смежных государствах. Мало нам примера Китая, который динамически развивается, сейчас еще Казахстан нас будет обходить, и наш бизнес туда будет утекать. Мне кажется, это один из аргументов в споре с противниками ослабления налогового бремени, административного, теми, кто не дает создавать экономическую среду для бизнеса вообще в России, не говоря о малом и среднем, надо бы его использовать.

    Очень приятное представление Российского банка развития было, в том числе лизинговой программы для малого и среднего бизнеса. Если вы готовы ему давать технику на лизинговых условиях под 6-7%, это очень серьезный шаг вперед.

    Одним из элементов создания среды инновационной, о чем говорили, я согласен, дело инноватора, дело изобретателя идею вбросить, остальное – должна сработать за него среда, которая в стране создана усилиями государства, всеми нами. Вот Лизинговое агентство, Банк развития как одни из элементов вот этой структуры должны пользоваться всесторонней поддержке.

    Поэтому я говорю о бизнес-среде как фундаментальнейшей задаче, которую решить нужно всем миром для того, чтобы страна модернизировалась, и инновационное развитие получило какой-то дополнительный импульс.

    Текущая задача – 34%, я условно называю, это, на мой взгляд, исправление глобальной макроэкономической ошибки, которая была сделана при принятии этого закона. Это два очень упертых твердолобых экономиста у нас и финансиста – Кудрин и Голикова. Голикова со времен, когда она замминистра была, сегодня в новом качестве давит всех и вся. Это серьезнейшая фундаментальная экономическая ошибка, которая в политическую ошибку переходит, политического руководства, ее нужно исправлять. Это и фундаментальная, и тактическая сегодняшняя задача.

    Ну и конкретное предложение. Юрий Евгеньевич, конечно, наше дело – дискуссионный клуб. Но если мы наполним свою работу конкретным решением проблемы, вот от регионов прозвучало очень много предложений интересных, но одно вопиющее, это по Ростову, когда всеми уважаемый Ростов-на-Дону не имеет технопарка, не имеет бизнес-инкубатора, и не создается там на этом уровне среда для развития инноваций. Надо бы по линии партии «Единая Россия», по линии Госдумы, я тоже тут предприму определенные шаги, и по линии исполнительной власти. Они нарушают уже все принятые политические решения, руководство области, руководство города, не решая таких конкретных задач. Поэтому просьба учитывать в нашей работе такие конкретные предложения.

    Шувалов Ю.Е. Спасибо, обязательно будем учитывать.

    Язев В.А. А в целом большое спасибо за предложения прозвучавшие. Нужно их все анализировать и готовить итоговые рекомендации.

    Шувалов Ю.Е. Мы обязательно будем готовить рекомендации и вам предоставим.

    Хохлова М.Н. Вы знаете, это, может быть, даже инновационное предложение, которое хотелось бы тоже обсудить.

    На сегодняшний день только сегодня упомянули несколько площадок, где идет один и тот же разговор. А сколько таких площадок по стране и в регионах одновременно происходит? Везде обсуждаются проблемы, но они все фрагментарны. Мы все фрагментарно говорим об одном и том же, и, к сожалению, целостной единой картины до сих пор не создается.

    Первое, что мы предлагаем, в рамках Национальной инновационной системы прототип некоей инфраструктуры. Это не просто отдельные сайты, а создать некую информационную среду, информационную систему сбора от всех регионов, территориально распределенную на всю страну, сбора всех предложений по усовершенствования вот этой среды для малого и среднего предпринимательства.

    В настоящее время она у нас уже создана, и в ближайшее время будет инсталлирована. По ней уже созданы все руководства пользователя, она сделана в дружественном интерфейсе, с ней можно работать на iPad, на смартфоне, на компьютере. В ближайшее время мы будем где-то к лету запускать в Национальной инновационной системе данный продукт. Поэтому милости просим вот в такую инновационную среду, чтобы вот это все не ушло опять в песок, наше с вами обсуждение. Это первое.

    Второй аспект, который мне бы хотелось сказать в упрек нашим всем финансистам, которые «сидят» на деньгах, и несомненно, мы должны честно сказать, что финансируют они крупный бизнес. А в крупном бизнесе мелкие предприятия. И пока до конкретного мелкого предприятия, чтобы дойти человеку до финансирования конкретного, нужно пройти столько шагов до каждого банка, чтобы получить какой-то рубль. Это невозможно сегодня в Российской Федерации. Мы проанализировали требования банков. Предположить, что сегодняшний инноватор или тот, кто создал и придумал инновационную идею, мне очень понравилось выступление Агаркова Валентина Вячеславовича, тот человек, который, несмотря на текущую ситуацию, захотел создавать свой бизнес, поверьте, никакой проблемы ему упаковать свой бизнес нет. Это вы нам, к сожалению, я бы сказала, развешиваете лапшу на уши, что не умеют наши специалисты упаковать. А вы посмотрите, каждый банк придумывает свои методы упаковки, свои бантики, свои принципы составления бизнес-планов, формирования SWOT-анализов. Это просто безобразие, что творится! С одними и теми же документами невозможно прийти из одного банка в другой, из одного фонда в другой, потому что тебе скажут: ребята, вы собираетесь заработать деньги, мы должны вам заплатить за то, чтобы вы упаковали нас для себя, а это значит, что одну цифру по горизонтали переписали в цифру по вертикали, нашу же цифру. Извините, ни один упаковщик не делает это сам. Он делает это силами самого же инноватора. Этот самый инноватор пашет и пишет бизнес-план слева направо, проводит анализ маркетинговый и т.д. И должен заплатить десятки тысяч долларов за конечную презентацию в десять слайдов, сделав сам эту всю работу.

    Поэтому мне бы хотелось перейти от некоторой не совсем практической работы к практической работе, опустить на землю, дать возможность инноватору самому не только зарегистрировать свой результат научно-технической деятельности, но и заложить весь бизнес-план, то есть ответить на вопросы системе, сформировать SWOT-анализ, описать своих конкурентов, описать, чем он лучше и его инновационную конкурентоспособность, отвечая на вопросы в стандартном варианте. И чтобы этот проект проанализировали различные посевные инвестиционные фонды, различные банки, а возможно, и партия «Единая Россия» посмотрела, а почему не финансируются наши российские разработки.

    Шувалов Ю.Е. Я прошу прощения, давайте мы продолжим это в следующем уже нашем обсуждении. Я думаю, то, что мы сегодня провели, это только начало действительно системной работы, которую мы будем делать в рамках проекта «Модернизация России», который сейчас запущен, и уже мы видим, что он состоялся, уже есть люди, которые участвуют в этом процессе, и мы будем дальше это делать.

    Спасибо большое всем!

    Версия для печати