ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    СКК: Стенограмма заседания Социально-консервативного клуба партии «Единая Россия» «Гражданская платформа» на тему: «Необходимость правовой детализации "ПОНЯТОГО" в УПК - как один из этапов построения правового государства в России»

    [01.06.2011]

    Председательствует И.В. Янцукевич

    И.В. Янцукевич

    Добрый день уважаемые коллеги!

    Тема нашего сегодняшнего заседания «Необходимость правовой детализации "ПОНЯТОГО" в УПК - как один из этапов построения правового государства в России», инициатором выступил член Президиума Межрегиональной коллегии адвокатов г.Москвы Юрий Лысенко.

    Он нам доложит о поправках, которые были разработаны им в УПК, как раз по данной теме и предложит их на суд нашим депутатам, которые оценят их.

    И еще у нас дополнительный вопрос возник, это недавно внесенное оппонентами Единой России Постановление Государственной Думы об объявлении амнистии в связи с 20-ти летием объявления независимости России, надо бы конечно высказаться и на эту тему.

    Юрий Андреевич, Вам слово.

    После Юрия Андреевича Ирина Николаевна, я думаю, минут по 10 выступления. И нам бы хотелось услышать некоторую системность этого вопроса.

    Ю.А. Лысенко

    Спасибо

    У нас мало кто задумывался, что в современном законодательстве в УПК уже существует институт гражданского контроля за деятельностью государственных органов, которые выполняют функции государственных участников в расследовании уголовных дел этот институт понятых он существовал тогда, когда были еще первые уголовно-процессуальные нормы. Ведение уголовного дела.

    В настоящее время вот та ситуация, которая сложилась в этой сфере говорит о том, что вот эти нормы, касающиеся привлечения понятых в процесс, так как УПК предусматривает обязательное участие понятых, так вот эти нормы необходимо корректировать и детализировать, чтобы эта коррупционная составляющая о которой мы говорим, чтобы она так не проходила, что бы поставить какие «препоны», «завесу». Необходимо создать закон, который был бы универсален во всех случаях жизни. Всегда закон диктует, что эти правила должны применяться. Как раз на мой взгляд возник тот момент и пришло то время. Когда необходимо внести изменения в УПК по этой части.

    Яркий пример иллюстрации того, как не должно быть.

    Я позволю себе небольшой комментарий.

    Уголовное дело, в отношении Куденко. Это уголовное дело уже было рассмотрено, человек был осужден, бизнес разрушили, жизни сломали. Сейчас уже человек находится на свободе, так как по части статей его оправдали. Это дело экономической направленности.

    Многие понятые участвовали много раз в следственных действиях. Причем очень интересно, что следственные действия проводились всегда, практически в одно и тоже время, а место следственных действий, то Московская область и Москва и одни и те же понятые этого в принципе быть не может.

    Вот Хорошин Борис Соломонович, понятой в дальнейшем при выяснений обстоятельств и ведения следственных действий, которые он должен был подтвердить (он участвовал 3 раза), он засомневался в своей подписи.

    Марков Эдуард Викторович – понятой. Его вообще установить не представилась возможность.

    Шерова Александра Ивановна, это понятая, с ее слов, которая тоже сомневалась в своих подписях поставленных на протоколах, с ее слов, она технических работник МВД и она привлекалась к ведению следственных действий 34 раза.

    Малыш Раиса Максимовна, тоже понятая. Бывшая уборщица МВД, которая так же сомневается в своих подписях поставленных на протоколах, привлекалась 16 раз.

    Стан Василиса Петровна ее установить не представилась возможным, а со слов ее дочери, она тоже уборщица в МВД, привлекалась к следственным действия 18 раз.

    И вот интересно, среди понятых, я позволю себе называть фамилии Минженков, два брата вот как говорят, их привлекли к производству следственных действий: «Идем мы по улице Москвы, их останавливают сотрудники милиции, и приглашают поучаствовать в качестве понятых». И они поехали, совершенно случайно и так порядка 8 раз, их останавливали и проводили следственные действия.

    Вот интересный показатель Тян Кирилл Евгеньевич, привлекался многократно по этому делу в качестве понятого, не смотря на то, что с 2005 года сам находился в розыске по части ст.159 (мошенничество).

    В настоящее время дело возбуждено по нему. Мало того, сотрудники следствия изъяты имущество, я могу сказать машину, передали одному лицу, а он ее продал.

    Некрасов, некий понятой. Который указал, что он проживает по ул. 3-го Ямского поля, д.13, кв. 8, а на поверхности данная квартира находится в офисе.

    Вот такая проблема.

    Вот рассмотрев это, чтобы понимать всю серьезность, можно на примере дела, которым я занимаюсь. Нужно посмотреть судебный состав тех лиц, которые принимаются в качестве понятых. Я предлагаю исключить возможность участия они помимо указанных в ст. 60 УПК, так же работников, которые состоят в трудовых отношения в органах и лиц. Которые заканчивают высшие заведения так же привлекают в качестве понятых, так же лица, которые сотрудничают с органами внутренних дел. Так же исключить возможность участия таких лиц.

    И важно очень, не могут принимать участие в качестве понятых, лица, личность которых невозможно установить, то есть должны предоставляться документы, по которым можно установить личность где он проживает, так же лица не являющиеся гражданами РФ и лицами без гражданства не могут привлекаться в качестве понятых.

    Вообще многие понятые, о которых мы говорили, не «мертвая» ли это душа.

    Далее, повысить ответственность понятых. УПК среди участников процесса указывает, что есть такие участники процесса, как «понятой», но никак не детализирует и не говорит о том, как нужно проводить допрос этого понятого. Следователь очень просто вышли из этой ситуации, поскольку есть некий «вакуум», прореха. Они проводят таким образом следственные действия, спустя некоторое время допрашивают понятых, допрос оформляется в качестве свидетеля. Я подчеркну, что понятой, это не свидетель, ибо свидетель – это лицо, которому известны какие-то обстоятельства дела. Когда удается в суд вызвать понятого и опросить его о том было ли такое следственное действие, может ли он подтвердить. Как правило, он говорит, что: «я ничего не помню», судья заносит это в протокол и поэтому ничего не остается делать, как сказать что: «да, я все помню», вот так и закрывается этот проект.

    Поэтому, этой части я предлагаю в ст. 87 УПК так же внести изменения в части проверки доказательств судом, следственных действий и если невозможно будет найти понятого, либо понятого нашли, но он не может подтвердить, что такие следственные действия проводились, то это доказательство следует трактовать как доказательство, полученное с нарушением закона.

    Предлагаю так же внести новую статью 278 со значком 2, это детализация допроса понятых. Я подчеркиваю, не в период следственного действия, а в суде детализировать эту процедуру, по каким правилам допрашивается понятой, за исключением того, показания понятого на предварительном следствии, которую избрали прокуроры, либо данные ранее в суде не подлежат оглашению. То есть если человек участвовал в судебном процессе, то он вживую должен подтвердить это.

    Вот такие изменения.

    И.В. Янцукевич

    Ирина Николаевна, можно я предоставлю слово Александру Евсеевичу, а потом Вы выступите.

    А.Е. Хинштейн

    Сначала пусть Андрей Геннадьевич прокомментирует.

    А.Г. Назаров

    Уважаемые коллеги, что касается этого вопроса, по понятым, на мой взгляд многие ряд оснований для того чтобы быть поддержанными. Конечно, есть некие сомнения, что понятого будут приравнивать к свидетелям. Как вызванный понятой в суд будет, как свидетель нести наказание за дачу ложных показаний.

    Поэтому, есть здесь над чем дорабатывать ваше предложение, но в целом создание ответственности понятого за свои действия, они логичны, потому что это будет стартовое начало доказательной базы. Вы ставите под сомнение, но на самом деле участвовали те лица, которых вряд ли можно назвать незаинтересованными, и в этой части ваше предложения бесспорно поддерживается.

    Еще мы будет обсуждать эти вопросы.

    Я хотел сказать, что по понятым у нас на самом деле позиция, что нужно поддержать, но мы будем продолжать работу.

    По второму вопросу повестки нашего сегодняшнего заседания, по проекту постановления ГД «О введение амнистии, в связи с 20-ти летием амнистии России».

    Наш комитет профильный по уголовному, арбитражному, процессуальному законодательству поступил данный документ и его изучение говори о том, что наши коллеги из Справедливой России, не просто поспешили, а не поняли, что они делают. Могу сказать, что если взять и приять такой документ государственной Думой, то всю гуманизационную политику которую мы ведем, можно перечеркнуть. И мы получим явный протест со стороны предпринимателей, и предпринимательство скорей получит проблему, а не поддержку в виде такого шага.

    Если говорить о некоторых деталях, то можно сказать о том, что его хотят вот так приурочить к такому празднику, как независимость России, то непонятно почему послабления должны получить предприниматели, тогда нужно говорить о всех гражданах нашей страны. Наверно просто подгоняются к срокам, чтобы получить какие-то дополнительные голоса, хотя, это сомнительно.

    Суть пояснительной запиской обосновывается одно, хотя, на самом деле по факту, абсолютно другое.

    Наш профильный документ однозначно будет против этого документа, но я думаю, что в целом «Единая Россия» будет голосовать против этого постановления.

    По перечню экономических статей, которые упоминаются, ч.1 ст. 185 УК «Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг», в котором наказание в виде лишение свободы не предусмотрено. При этом говорится, что примите амнистию по тем статьям, где предусмотрено лишение свободы, притом ст. 185 прим.2, предусматривающая максимальный срок лишения свободы до 6 лет, это нарушение порядка учета прав на основные бумаги не включена в этот перечень. Странно, это технические какие-то накладки или просто документ с «закрытыми» глазами готовился.

    Включены статьи антирейдерской направленности. Два года назад мы этим вопросом начали заниматься, для того чтобы остановить рейдерские захваты. У нас еще не сложилась практика, а уже предлагают амнистировать тех, кого мы начинаем привлекать к ответственности.

    Далее, не понятно, почему фиктивное банкротство ст. 197 УК, лучше или хуже преднамеренного банкротства ст. 196, не вошедший в проект. Одна статья включена, другая нет.

    Настораживает то, что авторы внесли в проект ст. 315 «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта», за неисполнение суда амнистировать, странно.

    Может быть, это какой-то персональный интерес.

    Далее, пункт 3 проекта. Освободить от наказания в виде лишения свободы впервые осужденных лишением свободы на срок до 1 года включительно.

    На самом деле по статистике практически до 1 года лишением свободы не осуждают. Есть статистика ограничения свободы на время следствия. Поэтому и освобождать то некого.

    Далее, есть количество лиц 14 тысяч персон, которые якобы подпадают под амнистию и будут освобождены, на самом деле по нашим подсчетам, если эту амнистию провести, то это будет около 200 тысяч, это минимум 2/3 людей которые совершили преступления и сомнений в этом нет, потому что только по 159 статье в год осуждается 50 тысяч человек, как здесь 14 тысяч 500, если 159 статья здесь тоже есть.

    По сути, мы говорим о том, что предлагается повторить 1953 год. Выпустили людей, а потом думали, как опять этих людей прогнать.

    В этом случае мы предлагаем отнестись к этому предложению и просто обсуждать техническую сторону и что такие популистские шаги могут просто остановить гуманизацию общества и предприниматели вообще будут считаться людьми, которые претендуют на какую то безнаказанность.

    Поэтому, еще раз подтверждаю, что от профильного комитета и от «Единой России» не будет поддержан.

    Ну, можно выслушать Александра Евсеевича, как противника гуманизации.

    А.Е. Хинштейн

    Я не противник гуманизации.

    Ну, давайте пойдем справа на лево.

    По поводу амнистии, я разделяю то, что озвучивал Андрей Геннадьевич, потому что действительно сам проект написан поверхностно, видны недостатки и недоработки, но если говорить об идеологической составляющей, я категорический противник таких подходов, потому что мы всякий раз заботясь о правах тех лиц кто осужден по экономическим составам, почему то, забываем о пострадавших.

    Что касается второго вопроса, я так же разделяю вашу обеспокоенность, действительно ситуация с понятыми сложилась крайне неприятная практика.

    Все знают, что есть так называемые «штатные» понятые, как правило, это лица, с которыми есть какие-то взаимоотношения или же просто пользуются утеренымы паспортами, так как от понятого не требуется дальнейшего подтверждения.

    У нас было громкое дело, так называемые «оборотни из МУРа», в ходе следствия было выяснено, что они, как вы помните, одной и противоправной деятельностью заключалась фальсификация доказательств. Когда задерживали невиновных граждан путем подброса им оружия, наркотиков, создавали искусственную видимость доказательств, у них работала целая бригада штатных понятых, как правило, это были сотрудники частного охранного предприятия. Было несколько забавных случаев, когда эти понятые потом аттестовывались и приходили к ним на службу.

    Конечно этот «конвейер» надо разрывать и я конечно в этом приветствую ваше предложение.

    К сожалению те предложения, которые вы вносите, не решают ту проблему, о которой мы говорим. Вы просто вносите ограничения для определенных категорий лиц, а именно:

    1) работники,   осуществляющие деятельность   на   основании   трудовых договоров   с органами исполнительной власти, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность и (или) предварительное расследование.

    Исполнительную власть нужно выбрасывать, потому что он не является исполнительной властью и не является органом, осуществляющим ОРД, так же и Прокуратура не является органом исполнительной власти;

    2) вторая категория, это практикант, стажер, достаточно распространенная тема;

    3) агенты;

    4) лица, не имеющие при себе документов, удостоверяющих личность и место жительства, а также иностранные граждане и лица без гражданства.

    Ну что касается иностранцев и лиц без гражданства понятно, хотя, на практике таких проблем не возникает. Что касается лиц без документов, тоже правильно, хотя, опять же в практике этой проблемы нет, потому что при существовании штатных понятых, записали ли они с паспорта у присутствующего или взяли данные с записной книжки, определить мы не сможем.

    Это основные три категории, те, кто работает в органах, практиканты и стажеры и агенты, вот имею виде ваши примеры, г-н Тян не подпадет под эту категорию, если он никак не оформлен или уборщица из ГУВД. Здесь нужно думать, я сейчас не готов сразу предложить какой-то алгоритм, нужно думать, проблема есть.

    Второй момент, я не вижу особой проблемы в определении процессуального статуса понятого, в рамках процесса, потому что сегодня понятой может допрашиваться судом и допрашивается судами в качестве свидетеля, потому что в другом статусе он не может быть допрошен, потому что «понятой» не является участником уголовного судопроизводства. Понятой у нас удостоверяет следственные действия произведенные. У нас допрашиваются свидетели не только те, которые были очевидцами преступления, а те которые могу дать какие то характеристики подозреваемого, обстоятельства подготовки преступления, обстоятельства иного характера так или иначе сопряженный с этим. Понятой не имеет никаких проблем с точки зрения как предварительного следствия, так и в суде, допроса того что он видел или не видел. Но очевидно, что здесь нам нужно сделать упор на другое, нам нужно подумать и установить механизм ответственности понятого, но не в части как вы предлагаете сделать через 307-308 статей УПК (ответственность за дачу ложных показаний), они у нас и так под 307,308, подпадают, если мы с вами пригласим понятого на допрос, он так или иначе распишется, в чем проблема то.

    Нам нужно более четко и внятно закрепить статус понятого, чтобы избежать вот той фальсификации, которая наблюдается. А для этого нам нужно, например, прописать ответственность понятого за его подпись, надо подумать, как эту ответственность прописать. Например, делается экспертиза, а потом он расписывается, когда мы допрашиваем свидетеля в суде, мы у него расписку получаем. У понятого, который ставит свою подпись на протоколе и который, безусловно, играет важную роль, в противном случае, адвокаты меня сейчас хорошо понимают, я сразу хочу предупредить, что мы с вами, что касается депутатов, находимся над схваткой защиты и обвинения, то что адвокаты будут расшатывать конструкцию с понятыми, это понятно, потому что на практике, пусть уж не обижаются на меня коллеги, это один из приемов размытия уголовного дела. Вытаскиваешь понятого, доказываешь, что в момент обыска понятой не присутствовал, все, это недопустимые доказательства, хотя, мы даже, может, с вами понимаем, что это скорей действительно изымалось, но это процессуальные вещи.

    В данном случае важно, не впасть не в одну, не в другую крайность, прописать ответственность понятого, за подпись, которую он ставит, и если в последствии мы установим что понятой не подписывал, раз, второе, в момент составления протокола его не было, вот тогда это будет действенно. Мы должны идти от позиции понятого, создав действующий механизм, при котором понятой будет понимать, что подписал, потом будешь отвечать. Мы, правда, таким образом, создадим сложности для следствия, что люди будут отказываться – ерунда, надо хорошо просить. Ведь очень часто, они берет практикантов и уборщиц или каких-то строителей во дворе, не потому что никто не хочет идти понятыми, а просто от лени своей, извините от нежелания оторваться от стула.

    В принципе для основы работы, те предложения, которые есть, они годятся, но совершенно очевидно, что это лишь начало пути.

    Все, спасибо.

    И.В. Янцукевич

    Спасибо большое, Александр Евсеевич.

    Александр Борисович, Ваш комментарий.

    А.Б. Коган

    Спасибо большое, у меня будет очень короткое выступление, связанное с тем, что на самом деле, вот все вопросы которые мы поднимаем, они касаются такого понятного, здорового климата предпринимательской среды РФ.

    Вопрос об экономической амнистии, он принимался не раз, было несколько попыток решить этот вопрос, но так или иначе достаточно много сделали.

    Первое, ограничено количество проверок, то так или иначе это работает. Так просто уже не зайдешь.

    То, что касается милиции, они не всё могут проверять, у них четко ограниченные возможности, что они могут проверять.

    В этом направлении можно и нужно совершенствоваться, а заниматься популизмом и принимать постановления Государственной Думой, которые ни к чему не приведут, мне кажется, что это не правильно.

    Что касается внесений изменений в Уголовный кодекс, я в этом не профиль, сразу могу сказать, поэтому, реально могут сказать, то есть дальнейшие ваши предложения будут совершенствовать институт уголовного процессуального кодекса, то мне кажется, что это будет хорошо. С точки зрения предпринимательского сообщества все это нужно развивать.

    Я.В. Яковлева

    Пока депутаты не ушли, я бы хотела задать вопрос, по понятым, получается, что мы, пытаясь изменить законодательство, в некотором смысле пытаемся совершенствовать работу суда. Если понятой не уборщица и так далее, суд должен определить эту взаимосвязь в деле и сам по себе этого понятого отбраковать.

    Мне кажется, что в законодательстве не совсем можно совершенствовать этот процесс. Мне кажется ,суд должен в этом разбираться и это доказательство снять. Поэтому я не понимаю, зачем закон менять.

    А.Е. Хинштейн

    Можно, я.

    Как вы наверно не хуже меня знаете, суд это созидательный процесс и равные стороны защиты и обвинения. Сторона защита, в связи с этими поправками должна получив этот инструментарий представить суду доказательства, что понятой таковым и не являлся, а дальше суд уже по своему усмотрению относит это доказательство, полученное ненадлежащим образом и все.

    Это для чего нужно сделать. Вот давайте с Вами Яна Викторовна берем абстрактную ситуацию, кого-то задерживают, есть два понятых, которые по факту таковыми не являются, их вообще не было в Москве и в это время они вообще отдыхали на пляже. Вот адвокат Лысенко говорит: «не было в этот день понятых». Суд говорит: «во-первых, они были, во-вторых, у нас не ставится под сомнение протокол задержания». Можно вызвать. Но у меня в практике были ситуации, когда не то что вызвать понятых, а были ситуации, когда исчезали потерпевшие, когда не могли найти тех, кто передавал наркотики или деньги, на чем задерживали, это сплошь и рядом.

    Суд не обязан проверять достоверность, а понятой не несет никакой ответственности за подпись. Даже если мы докажем в конечном счете, что этот протокол сфальсифицирован или в моменте допроса и обыска, не было понятых, какая ответственность наступает для понятого – никакой. Какая ответственность поступает на следователя – никакой.

    Я.В. Яковлева

    Я согласна про ответственность.

    А.Е. Хинштейн

    Я когда сегодня сидел и слушал, если мы дальше эту тему будем дорабатывать, для того чтобы у людей не возникало потом проблем, у понятых, которые будут говорить, что они не понимали под чем подписывались. Просто нужно изменить типовые бланки и четко вписать во все типовые бланки те документы, которые подписывают понятые, что подпись понятого влечет к таким то ответственностям.

    Ю.А. Лысенко

    Два слова.

    Вы предлагаете проблему переложить на конкретное физическое лицо, лицо которое привлекается понятым. Человека могут как-то убедить, обмануть, в зависимости от ситуации, а дальше что? Оценивать доказательство, суд должен устанавливать.

    А.Е. Хинштейн

    Вы наверно не правильно поняли, я не говорю, что то, что Вы говорите – не правильно, я говорю о том, что вот эти ограничения, которые вы вводите, он правильный, но не исчерпывающий

    Ю.А. Лысенко

    Да, Вы правы, нельзя один перечень употреблять, суд должен оценивать доказательство.

    А.Е. Хинштейн

    То есть Вы предлагаете установить обязательность допроса понятого в процессе?

    Ю.А. Лысенко

    Не обязательность, а если есть сомнения. В том случае, если в суде понятой не может подтвердить то следственное действие, то нельзя оглашать показания и не к понятому нужно какие-то санкции применять, а к следователю, за проведение следственных действий с нарушением, вот на ком должна быть ответственность.

    А.Г. Назаров

    Юрий Андреевич, у нас для свидетелей есть примечания и есть свидетель, потом признает то, что он дал ложные показания, он освобождается от ответственности, тогда это и на понятого распространяется.

    И.Н. Колесникова

    Я дико извиняюсь, пока не ушли депутаты.

    Мы тоже оказались заложниками этой ситуации с понятыми, человек уже по 5 раз принимает участие во всех следственных действиях, причем у нас в течение часа можно подписаться в одном следственном действии и через час уже оказался в городе Сочи на другом следственном действии. Так не бывает.

    Вообще, для всех известно, что территория города Краснодара – это территория РФ и это не коем образом не относится ни к расовым, ни к национальным розням. Но когда на протяжении всех следственных действий выступают армяне.

    А.Е. Хинштейн

    У вас пол края армян.

    И.Н. Колесникова

    Я хотела бы сказать вот о чем, мы все говорим, что в Москве происходит, то же самое еще в других населенных пунктах Российской Федерации, получается у нас идет как «эпидемия» и «лечить» нужно всю систему.

    Раз следователь написал, значит, так и было. Но ведь это не правильно.

    Я хотела бы обратить внимание на то, что у нас такая же система сложилась и в нашем уголовном деле, по которому проходит мой муж. У нас одни и те же понятые выступают. Причем они каждый раз объясняют одно и то же, что шел мимо, причем они путаются в показаниях. Суд каждый раз идет на поводу и принимает эти доказательства, как допустимые, а на самом деле, это действительно штатные люди, фактически не состоят, но 5 раз человек проходит мимо.

    Мы сделали радиограмму и только в нашем и только в нашем уголовном деле, один понятой участвовал 5 раз, несколько других по 3 раза принимали участие, то есть это все расписано.

    И.В. Янцукевич

    Это то, о чем говорил Юрий Андреевич?

    И.Н. Колесникова

    Да, это не частности конкретного уголовного дела, это носит системный характер.

    Я много сейчас общаюсь с людьми, у которых проблемы с правоохранительными органами и у всех все одно и то же, одни и те же понятые.

    И.В. Янцукевич

    Ирина Николаевна, все понятно.

    У меня тогда к Вам будет вопрос, с Юрием Андреевичем поделиться своими соображениями на этот счет.

    И я хочу предоставить слово Борис Львовичу Резнику

    Б.Л. Резник

    По поручению «гражданского контроля» я занимаюсь этим делом, направил целый ряд запросов, получил ответы, состою в переписке с этим Куденко, но он какой-то странный товарищ, просит меня устроить ему встречу с Бастрыкиным. Я вышел на следственный комитет РФ, с Пескаревым Василием Ивановичем переговорил, они поручили начальнику Московского следственного комитета лично его принять, немедленно причем, разобраться во всех обстоятельствах дела. На всех документах, которые я получаю без адреса. Если вы как то заинтересованы в этом деле, то, как то выведете его на меня. Это первое.

    Второе, что касается института понятых, то я согласен, что он находится под своим бременем несовершенства, и примеры можно множить и множить.

    Я недавно занимался этой проблемой в Хабаровском крае, изъяли 37 тонн осетровых приняли совершенно идиотское решение, вместо того чтобы направить эту рыбу (совершенно свежую) в сады, детские дома, дома престарелых – уничтожить.

    Приезжает следователь, с ним оператор ГУВД, который снимает это все на пленку и приводит 3х понятых, одного из Комсомольска на Амуре, двух из Хабаровска. Подогнали фуру, там, где то пол тонны, попытались сжечь, она не говорит, нам 70% воды, гари много, картинка хорошая. А все остальное погрузили и увезли.

    У нас уголовное дело по факту кражи этой рыбы. Оказывается, что остаток этой рыбы загрузили в самолет, и отправили в Москву, в рестораны.

    Что за понятые – один дважды был судим, два других – это постоянные люди, которые при этом главке участвуют в следственных действиях.

    Поэтому я думаю, что сегодня мы все эти вопросы не решим, это то что надо реформировать, менять как то институт, но это должно быть предметом очень глубокого исследования. Нужно подключать правоохранительный институт, юристов- практиков, депутатов.

    И два слова по поводу амнистии.

    Конечно это такое популистское предвыборное действие. Но однозначно в каждом случае нужно рассмотреть, что сегодня делается в нашей правоохранительной системе, потому что факты просто жуткие.

    Сажают невинных людей, механизма для противодействии этому нет.

    Буквально еще два слова. У нас посадили мужика бывшего начальника дальневосточной железной дороги. Иванов Анатолий Петрович. Потрясающий человек, интеллигент, доктор технических наук, профессор. После того, как уволился, пошел в Академию транспортную работать и все в шоке, в трансе, в прострации – убил студента, якобы столкнулся с ним в коридоре, он упал и смерть.

    Его отпустили под подписку о невыезде и родители влиятельные люди вывесили объявление по этой Академии, что: «За вознаграждение ищем свидетелей». Свидетели нашлись.

    Сначала ему дали 9 лет, потом Краевой суд «скостил» ему наказание до 6ти лет, сейчас в Верховном суде появляется еще один свидетель. Оказывается, этот потерпевший дрался, девочка побежала на помощь, привела еще одного на подмогу, тот ударил его головой в подбородок, он упал. Рядом проходил этот профессор и увидел, как все склонились над этим телом.

    Так что же вы думаете, когда я получил эту информацию, я естественно Прокурору края написал. Дальше вообще фантастика. Прокурор края по 144-145 ст. направляет провести проверку следственного комитета края, следственный комитет края направляет в комитет города, комитет города направляет в район Железнодорожный, который и проводил это расследование. Они пишут, что мы не можем его обнаружить, найти этого парня. Я нашел его за 7 минут, по телефону из Москвы.

    Это к тому, кто у нас сидит и какие у нас механизмы.

    И.В. Янцукевич

    Спасибо большое

    Я хочу предоставить слово Архипову Евгению Сергеевичу. Евгений Сергеевич, по амнистии сначала, потом про понятых.

    Е.С. Архипов

    Я вам скажу, что объявить амнистию, опять же дословно ко «дню независимости России», у нас нет такого дня, есть «День России».

    Я, конечно, считаю, что многие люди страдают от неправильно вынесенных решений, но объявление амнистии должно быть более детально проработано.

    Что касается предложений касательно изменений в УПК, я здесь сразу хочу ответить, что проблема с понятыми есть и, соответственно говоря, здесь очень хорошая информационная справка была, была расшифровка понятых.

    Мы сейчас видим, что вот этот институт, он не совсем соответствует тому понятию, которое здесь написано и собственно проблема в том, что зачастую правоохранительные органы привлекают в качестве понятых и сотрудников и работников этого ведомства и это, безусловно, разрушает разделение между правоохранительными органами и обществом. Поэтому речь идет не о гражданском контроле, а о государственном контроле за деятельностью органов власти.

    Здесь необходимо вносить четкие понятие разграничивающие именно гражданское общество и представителей государственной власти и нужно вводить запрет на привлечение в качестве понятых лиц которые имеют какое то отношение с органами государственной власти в первую очередь, касается и правоохранительные органы, я бы не стал ограниваться и добавил бы и исполнительные органы и органы местного самоуправления.

    Я бы хотел сказать, что касается привлечения к ответственности понятых. Я бы здесь подходил к этому осторожней, поэтому что, за деятельность самих правоохранительных органов несет сам следователь. И хотел бы здесь отметить, что необходимо конечно все-таки права и обязанности понятого в соответствии с действующим УПК более детально проработать и таким образом проработать, чтобы личность понятого проверялась, это одна из основных составляющих. И поощрение должно быть со стороны государства по отношению к понятым.

    Потому что у нас основная проблема, в том, что мы все помним что нет желающих участвовать в следственных действиях и искать, выбегать на улице, запугивать людей и в этом проблема есть, что люди не желают участвовать в следственных действиях. Тем более, если мы введем какую-то ответственность. Необходимо, безусловно, поощрение, за ним должны сохраняться и определенные заработные платы, если человека привлекают участвовать в следственных действиях, то есть он не может потерять работу, то есть какие-то социальные поощрения.

    И хотел бы здесь отметить, что касается фабрикации уголовных дел, я опять же соглашусь с Борисом Львовичем, здесь конечно мало изменений, конечно, проблема существует, когда предприниматели боятся огласке, боятся защищать свои права и безусловно институт понятых – понятие отражается на людях.

    Инициативу, конечно, нужно поддержать, инициатива своевременная, но требует доработки.

    И.В. Янцукевич

    Спасибо, Евгений Сергеевич, было бы хорошо, если бы Вы тоже приняли участие в доработке этой инициативы.

    Георгий Константинович, есть что сказать, прокомментировать по понятым и по амнистии.

    Г.К. Смирнов

    Да, спасибо.

    Не буду повторяться, хотел бы полностью поддержать высказанную позицию, высказанную Андреем Геннадьевичем, Александром Евсеевичем.

    Уголовное производство – это та сфера, где необходим взвешенный подход. Нам необходим баланс уголовного судопроизводства

    По поводу понятых, я бы сразу хотел сказать, что в принципе эти позиции, которые заложены, они уже существуют. Существует институт «привода», и когда понятой приобретает статус свидетеля, это приглашение для дачи показания, может быть подвергнут «приводу».

    Причем здесь предлагается ввести допрос, но в той же части первой, этой статьи, написано, что допрос может осуществляется в порядке предусмотренным для свидетелей.

    То есть никакой специфики не предусмотрено, это такая же процедура, как и свидетеля.

    Вызывает сомнение и статья 75 часть 4, где сказано о возможности признания доказательства недопустимыми, если понятой отказывается от показаний. Здесь создается очень большая коррупционная составляющая, когда понятого модно подкупить, чтобы он в дальнейшем отказался от показаний.

    И в плане ответственности понятого, она существует, естественно понятой не сам фальсифицирует доказательства, к этому его склоняют следователь или иное лицо, производившее расследование и через ответственность следователя понятой может быть привлечен в качестве пособника. Например, если следователя привлекают за незаконное лишения свободы, то понятого можно привлечь как пособника.

    Я считаю, что в целом механизм существует, да где то несовершенно, но существует. Проблема как всегда в исполнении закона.

    Заказные понятые конечно недопустимы. Если посмотреть тенденции развитии практики, то многие страны вообще отходят от понятых. Существуют уже такие средства, как например видеозапись. Очень часто следователь отказывается от видеозаписи и уже использует понятого, чтобы сфальсифицировать доказательство. Здесь может быть мы должны рассмотреть несколько направлений в совершенствовании и объективизации.

    И хотел бы поддержать Евгения Сергеевича в участии гражданского общества не приглашения понятых следователями, а возможность создания определенной коллегии на базе вот именно сейчас же у нас создается общественный контроль над полицией и вот эти общественные палаты могут формировать коллегию понятых, которые будут использоваться дл участия в следственных действиях.

    В принципе это тоже субъективистский способ фиксации оказательства. Потому что используется человек.

    Я бы больше склонялся на мировую практику, потому что сам институт понятого он был сформирован в прошлом веке, когда отсутствовали технические средства фиксации информации.

    Как я уже сказал, на первоначальном этапе может быт позиция о привлечения общественности к этому процессу, она имеет место быть в Российской правовой системе.

    По поводу второго вопроса, об амнистии.

    Хотелось бы поддержать еще раз Андрея Геннадьевича и Александра Евсеевича, когда ставится амнистия определенных социальных слоев, это может вызвать недовольства других социальных слое.

    Например, украл человек кусок хлеба, на нем сделали определенную статистику, и на него не будет распространяться амнистия. А лицо, которое осуществил рейдерский захват, экономическое преступление, на него будет.

    Здесь необходимо исходить из определенной государственной политики в этой области, нужен более взвешенный и продуманный подход.

    И.В. Янцукевич

    Спасибо, Георгий Константинович.

    Яна Викторовна - Руководитель некоммерческого партнерства "Бизнес солидарность"

    Я.В. Яковлева

    По первому вопросу, по понятым, хотелось бы прямо расцеловать Георгия Константиновича Смирнова. Действительно, я сижу и думаю, что нигде в мире нет такого института как понятой. Я с трудом представляю, как американский полицейский выходит на улицу и хватает прохожих за руки со словами «пройдемте». Я думаю, что это скорей вызовет неоднозначную реакцию людей

    Действительно есть современные средства фиксации и контроля за действиями следователей, прежде всего у развитого человечества этим средством является суд, помимо технических средств, суд должен разбираться в допустимости доказательств. Вот наш суд не разбирается, законодательством трудно это поправить. Закон должен быть достаточно простой, а уже дальше суд должен разбираться подставной это понятой или не подставной.

    Как промежуточное действие можно вносить поправки, но я не сторонник мелких правок УПК, потому что мы просто запутаем и хороших и плохих следователей. Нам нужно просто смотреть на проблему и пытаться работать над независимостью суда. Этот процесс не быстрый.

    Когда наши уголовные дела фабрикуются, мы массу примеров этому видим, порой человека просто невозможно вырвать из «лап» правосудия и получается, что в тюрьмах находится невиновные люди.

    Вот как разделить людей, невиновные же не должны находиться в тюрьмах, наша страна находится на 154 месте по коррупции. Это не просто слова, которые защищают свою собственность, отказываются платить, а потом оказываются в тюрьмах (в основном по экономическим преступлениям).

    Дальше мы идем, если мы объявляем амнистию, то выпускаем и виновных, но это такой акт гуманизма, на который иногда идет каждое государство. Мы не обсуждаем сейчас пойдет на это наше государство или не пойдет, мы должны признать, что у нас есть проблема нахождения невиновных людей в тюрьмах. Как мы ее будем решать, путем амнистии, гуманизации или даже модернизацией законодательства. Потому что если мы модернизируем ст. 159 и проясним и ее детализировали она же «резиновая» это признает и следствие и просто люди. Нам все таки нужно идти по пути совершенствования законодательства и это будет своеобразной амнистией для тех кто находится сейчас в тюрьмах, потому что состав поменяется и можно будет уже выходить на апелляцию.

    Поэтому мне кажется не стоит обсуждать конкретный законопроект, хотя конечно душой я за амнистию, хотя, конечно, если бы я была президентом, я бы думала, стоит ли на нее идти.

    И.В. Янцукевич

    Спасибо большое, Яна Викторовна.

    Назаров Сергей Анатольевич – Заместитель руководителя аппарата Комитета ГД по безопасности, прошу Вас, ваше мнение.

    С.А. Назаров

    Я прошу прощение, я в отличном от всех ключе выступлю.

    Я больше конечно с Георгием Константиновичем солидарен в том, что институт «понятого» нигде кроме как у нас не существует, и хотим мы или нет, но мы должны от него как от такого отказываться вообще.

    У нас в год возбуждается 2 десятка миллионов уголовных дел. Даже если по одному уголовному делу пройдет три следственных действия, у нас уже 6 понятых. Два и два мы умножаем на 6, получаем 12 миллионов участников уголовного процесса, помимо свидетелей.

    Сейчас все вы знаете что идет в Нальчике беспрецедентный процесс, по которому проходит 53 человека. Там сотни следственных действий, сотри проверок показаний на месте, протоколов осмотра места происшествий, показаний, это тысячи.

    Если мы будет подходить в том ключе, к которому мы пытаемся подвести УПК, защита имеет права каждого вызвать по одному следственному действию – 2 понятых, то есть каждого модно привести. Такими действиями мы сразу выходим на статью 210 организация преступных действий. Я вот соболезную всем, кто пострадал от фальсификации, но мы даже не представляем, что если мы введем эти изменения, мы понятого делаем ключевым в процессе. Понятые просто будут исчезать, в худшем случае их будут «убирать», в лучшем выпускать после процесса.

    Я понимаю озабоченность адвоката и в чем, как мне представляется, мы с Владимиром Абдуалиевичем проговаривали, что у нас на сегодняшний день тотальное недоверие общества к своим правоохранительным органам (полицейским, следователям, судьям).

    Все говорят, что фальсифицируют. Вопрос, почему? Потому что над ними стоит «палочная структура».

    Так давайте откажемся от статистики, ведь от сравнения обычно периода прошлого. Оценивается процент раскрываемости, он давит на опоров, опера вынуждены фальсифицировать.

    Плохо ли что понятой участвовал 34 раз? Может и не плохо, вот достоверно ли или не достоверно. Вот 34 раза уборщица была понятой, вот она достоверно то, что она подписала, это было или нет.

    Как мне представляется одним их направлением решения проблем фальсификации доказательств уголовного процесса, в целом, со стороны адвокатов тоже порой идет фальсификация доказательств, это все прекрасно знают, повышение уголовной ответственность участников уголовного судопроизводства перед правосудием у свидетелей. Что такое до 2х лет, если цена вопроса у обвиняемого пожизненно, что такое до 2х лет для свидетелей за дачу ложных показаний, эксперты, следователи. Так может быть приподнять планку ответственности за фальсификацию таким образом, чтобы следователю было бы легче уволиться из органов внутренних дел или следственного комитета, чем поддаться на давление и пойти на фальсификацию. То есть, чтобы цена вопроса стала несопоставимой.

    Институт понятых. Все хорошо, все правильно говорите. Понятой - это единственный участник уголовного процесса, по отношению к которому следователь не имеет нравственно-распорядительных полномочий. К свидетелю повестку прислал, не пришел – привод. К эксперту – привод. А к понятому как? Вот когда он подписал протокол, тогда уже включается механизм, но до того как он не вошел в процесс мы никаких полномочий не имеем. Соответственно, уголовный процесс зависит от доброй воли гражданина, пойду я подписывать или нет.

    Плохой признак находиться в багажнике машины в пригороде Грозного. Так вот где взять понятого в три часа в пригороде Грозного.

    Комбинация по делам наркотики/оружие, сразу после задержания допрашивают понятых. Почему потому что в этих делах суд проходит через год, полтора и понятой уже деталей не помнит. Поэтому тогда на него никто не откажет давление, потому что он уже был опрошен.

    Так вот, как мне представляется, для того чтобы решить проблему, которую Юрий Андреевич поднимает, это колоссальная проблема – это фальсификация в уголовном процессе, не сам факт, что понятой был оттуда или оттуда, вот достоверность того что он подтвердил, вот за что нужно повышать ответственность.

    Я заканчиваю, еще буквально минуту.

    С таким трудом шел закон «О полиции». Вот приняли такой закон, огромные деньги мы вкладываем и продолжаем доверять полицейскому. Так для чего проводится реформа полиции, если мы продолжаем не доверять. Так давайте доверим, давайте еще «кнут» введем – это отягчающие обстоятельства совершения преступления сотрудниками органов внутренних дел. Так давайте за фальсификацию приподнимем, и принуждение к фальсификации, то есть следователь сфальсифицировал доказательство, но мы ввели принуждение к фальсификации, чтобы и начальник уже думал. Что он делает.

    У меня все.

    Я.В. Яковлева

    Понятых отменим?

    С.А.Назаров

    Да, потому что есть технические средства. Ведь у нас есть в УПК, что в случаях, когда есть угроза для жизни понятых, труднодоступные местности, следственные действия могут проводиться без понятых с применением технических средств. Допускает уголовный процесс на сегодняшний день следственные действия, обыск, выемка, осмотр места происшествия без понятых в определенных случаях, не умирают же.

    Я.В. Яковлева

    А такие поправки поддержат, как Вы думаете?

    С.А. Назаров

    Так то, что сказал Георгий Константинович, я поскольку еще ученый, я своим ученикам говорил так: «видеозапись оно фиксирует объективно ваши положительные стороны, но оно и фиксирует ваши промахи, которые в ходе потом адвокаты будут использовать, поэтому думайте, что вы делаете, когда используете видеозапись». И тогда у него есть маневр и он хочет видео запись, хочет понятого, а если мы однозначно скажем видео запись, тогда какие то затраты на техническое обеспечение. Но мы уголовный процесс сделаем объективным.

    И.В. Янцукевич

    Спасибо, Сергей Анатольевич.

    Карабанов Александр Львович – управляющий партнер некоммерческой организации по защите и сопровождению бизнеса.

    А.Л. Карабанов

    Хотел поблагодарить в возможности выступить в качестве эксперта. Но, тем не менее, у меня есть соображения на этот счет, опыт работы следователем.

    Первое, во-первых, Юрий Андреевич, безусловно, Вам огромный респект за то, что подняли тематику, потому что она является гипер актуальным не только для позиции защиты, но и для следователей, для прокурорских работников, осуществляющих надзор за следствием и для судей. Потому что в данном случае процессуальная чистота она важна в данном случае всем участникам процесса.

    Хотелось отметить, что подчас сотрудникам следственного аппарата приходят такие материалы и вопросы о фальсификации могут у следователя возникнуть на каком-то этапе расследования уголовного дела. Материалы приходили от оперативников, которые вероятно лоббировали каких то своих понятых и что с этим делать следователь подчас не знает и он становится заложником этой ситуации. Безусловно, как один из выходов, как следователю нужно знать свое дело что бы не брать на себя ответственность по разрешению той или иной ситуации. То есть все заинтересованы за процессуальную чистоту данного факта. Исходя из позиции следователя, изучая ваши предложения по изменению законодательства, хочу сказать, что если теоретически заинтересован в процессе, потому что здесь очень размазано, нужно дорабатывать.

    Я вижу выход только в одном и у нас есть практика в данном случае не нудно изобретать велосипед. Практика заключается в следующем, что у нас есть целый институт присяжных заседателей и мне кажется, что при рассмотрении усовершенствовании аппарата понятых можно рассмотреть в качестве основы, в чем здесь плюсы, именно практически, не с позиции практика, а не теоретика.

    Во-первых, в рамках института присяжных заседателей формируется определенная база, истинно независимых людей в участиях данных следственных действий. Потом происходит проверка личности, кто участвует, в данном случае присяжные, мы рассматриваем кто будет участвовать в качестве понятых и здесь нужно рассматривать не только паспорт, чтобы удостоверить личность, но важно вообще понять образование человека, понять вменяемость, в выступлении Александра Евсеевича я услышал ключевые слова – главное понимать то, в чем человек участвует, вот именно их понимания формируется позиция ответственности и в данном случае, я с вами наверно не совсем соглашусь, что всю ответственность нужно возлагать на следователя, по той причине, что иногда сами становятся заложниками ситуации. В данном случае аболденным предложением было от Георгия Константиновича о том, что ответственность, безусловно, усилить, это одна из профилактических мер, которая вселяет чувства страха за те действия, которые ты совершишь.

    В данном случае 307,308 – это не рабочий инструмент, совершенно не правильно отметили, когда стоит вопрос о пожизненном заключении, хищении миллиона долларов, насколько я знаю по 308, настолько минимальный процент лишения свободы, что я даже такого не слышала, в худшем случае это какие-то условные наказания. То есть 308 статья в данном формате она не рабочая.

    Предложение Георгия Константиновича было в том, чтобы рассматривать ответственность понятого в качестве соучастников каких-то преступлений должностных. Там совершенно другие формы ответственности, сроки, я думаю, что это ряд людей останавливало.

    Я думаю, что нужна формирования независимой базы понятого и естественно ответственность.

    С точки зрения практики я хочу сказать, что здесь сложностей никаких не будет, потому что основная масса следственных действий на 90% носит весьма планированный характер, то есть следователь всегда примерно знает, когда он выносит постановления допросов, осмотров. Так же оперативники знают, когда они будут кого-то задерживать, в этом сложности нет, в этом плане нужно учесть практику. У адвокатов есть такой регламент, как журнал в адвокатской конторе, пишешь заявку на определенный день, имеешь использовать запись какого-то любого фактора допроса понятого.

    Бывают случаи, когда понятые когда срочно не могут быть участниками какого-то следственного действия и это нужно как то предусмотреть, но это такие крайние случаи, чтобы весь объем работы не подгоняли под эти исключения.

    И.В. Янцукевич

    Спасибо

    Вот, Валентину Михайловичу еще есть что-то сказать, я так понимаю, что-то по поводу амнистии.

    В.М. Богдан

    Я касается вопроса амнистии, все остальное уже достаточно подробно и хорошо сказали.

    За некоторым исключением все присутствующие высказались о том, что амнистия это популизм.

    Я бы не стал поддерживать эту позицию, потому что уже в словах Яны Викторовны и Бориса Львовича мы услышали, что достаточно много людей находится в местах не столь отдаленных, которые не заслуживают этого наказания. Естественно стоит вопрос о том, как быть с теми безвинно осужденными людьми, продолжать или дать им возможность исправить ошибку.

    Но у нас считают, что раз суд вынес решение о заключении под стражу, то значит что, что-то бесполезно делать, вот тут уже Борис Львович приводил примеры, парень сидит уже 9 лет, из 17, что якобы кто то за деньги, подтвердил, что это именно он убийца. При этом, было сделано заключении экспертов, психологов, что этот свидетель лгал, было проведено ряд дополнительных доказательств, что она никак не могла в 3 часа ночи (безлунной) увидеть этого человека, но при этом парень продолжает сидеть. Это страшные вещи.

    А.Г. Назаров

    Вы предлагаете еще 105 добавить?

    В.М. Богдан

    Нет, я в качестве примера.

    Еще пример, по 159 статье сидят несколько предпринимателей. Потерпевшими выступает Альфа Банк, при этом он не выставляет никаких претензий, потому что это было на столько «шито белыми нитками», что никаких 30 миллионов он не претерпел и так далее. Но вот постольку поскольку так дело сделано, человека оставили крайним, теперь будет продолжать сидеть. Точно так же сидит товарищ, который работал в команде Ельцина, занимал определенные посты и так же решил уйти в бизнес, будучи военнослужащим, но попался на так называемом рейдерском деле и его сделали крайним, при этом у него до сих пор есть документы – подлинники, куда деньги пришли, к кому. Даже потерпевший говорит о том, что он не имеет никаких претензий, но это не меняет дело, человек сидит уже 4,5 года, из назначенных 6ти лет.

    И.В. Янцукевич

    Тогда давайте наверно подводить итог.

    И.Н. Колесникова

    Можно мне два слова.

    Я хотела бы сказать, что введена такая норма, что мы в суде можем спокойно вести аудио запись, и то судья умудряется говорить: «Зачем вам это? и так далее». Почему если в судах все хорошо и все правильно, то почему они скрывают.

    Я сегодня уже пожаловалась Андрею Геннадьевичу, что Волговятский суд два раза уходил в совещательную комнату, затем через 10 минут вышли и объявили перерыв, это говорит о чем, о коррупционной составляющей. А вот если бы была видеозапись, представляете, выставляем в интернет и г-н Иванов рассказывает, что у нас бывают странные решения судов, вот как раз будет пример странного поведения судей.

    И.В. Янцукевич

    Тогда Андрей Геннадьевич, подведите итоги.

    А.Г. Назаров

    В подведение итогов скажу.

    По понятым.

    Еще раз осталось позиция, что позиция группы, которую Юрий Андреевич возглавлял, что поправка предложенная им вполне логична и требует поддержки.

    Заявление о том, что только в Российской Федерации существует институт понятого – это ошибочное мнение, существует Германия, Австралия, Франция и соответственно на постсоветском пространстве, мы далеко не одни, у нас это с 16 века действует.

    Что касается замены на видео запись, мне кажется это скорей больший размах для фальсификации, нежели помощь, потому что камеру можно направить в нужном ракурсе, и в общем показать только то, что нужно для следствия, а у понятого глаза побольше вращаются, чем камера.

    Видео может быть дополнительной мерой, но никак не заменит понятых. Это раз.

    Второе, мы сегодня конечно не сможем принять решение отменить институт понятых, а раз так, нужно совершенствовать закон.

    Так же нужно создать ответственность, чтобы человек не просто подписывал не понимая где он участвует, а чтобы понимал, что это процесс, за который нужно нести ответственность.

    Плюс я согласен, с Сергеем Анатольевичем, что нужно расширять ответственность за фальсификацию, в этом плане модернизация уголовного законодательства должна быть. Если человек наделен властью как правоприменитель и если он притрагивается к доказательствам, то он должен за это нести достаточно высокую уголовную ответственность. С этим надо согласиться.

    Поэтому я предлагаю этот вопрос доработать и в доработанном виде внести этот законопроект.

    Что касается по амнистии, я все-таки вернусь опять де в свою позицию, дело в том, что ее ни в коем случае невозможно поддержать. Конечно, есть масса случаев незаконно осужденных людей, но если вы выпустим 200 тысяч осужденных, но там 150 будет виновных, то есть 150 тысяч мошенников. Мы сегодня и так запретили их арестовывать.

    Амнистия, это как смертная казнь, отрубить голову и не искать причину, почему он пошел на это преступление.

    Что будет в итоге? Нам нудно шаг за шагом изменять законодательство. Я совершенно согласен по 159, по 160 где то по 20 тысяч в год преступлений зафиксировано, по ним всего 4 тысячи заявлений от потерпевших, давайте будет поправлять ст. 20 УПК и в частно - публичное обвинение переводить. Если есть потерпевший, то он виновный, почему мы должны его выпускать на свободу.

    Поэтому, амнистии не может быть поддержана, мы получим обратный эффект, все, что мы делали, она испортит. Хотим повторить 1953 года. Там тоже были уверенны, что большинство сидит невиновных и что, за 2 месяца всех вернули обратно.

    Поэтому уважаемые коллеги, это эмоции, все-таки мы в профильном Комитете владеем ситуации. Мы хотим сказать, что мы должны принимать законы так, что бы это приносило положительные плоды, именно поэтому сегодня мы говорим не о гуманизации, а о модернизации.

    Поэтому уважаемые коллеги, я считаю, что мы очень правильный разговор подняли, очень нужный.

    Спасибо большое.

    И.В. Янцукевич

    Все, всем спасибо большое 

    Список участников

    заседания Социально-консервативного клуба "Гражданская платформа" на тему: "Необходимость правовой детализации "Понятого" в УПК – как один из этапов построения правового государства в России".

     

    Депутаты

    Коган Александр Борисович – Заместитель председателя Комитета ГД по бюджету и налогам;

    Назаров Андрей Геннадьевич – Заместитель председателя Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству;

    Резник Борис Львович – Заместитель председателя Комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи;

    Хинштейн Александр Евсеевич – Член Комитета ГД по промышленности;

    Эксперты:

    Архипов Евгений Сергеевич – Председатель Ассоциации Адвокатов России за Права Человека;

    Богдан Валентин Михайлович – Член экспертного совета при уполномоченном по правам человека в Российской Федерации;

    Гусейнова Юлия Алиевна – пресс-секретарь Ассоциации Адвокатов России за права человека;

    Ионцев Максим Геннадьевич – управляющий партнер Московской Коллегии адвокатов "Ионцев, Ляховский и партнеры";

    Карабанов Александр Львович – управляющий партнер некоммерческой организации по защите и сопровождению бизнеса;

    Колесникова Ирина Николаевна – соучредитель и участник Межрегионального общественного движения "Все равны перед законом и судом" (Краснодар);

    Коробушина Надежда Владимировна – помощник депутата Груздева В.С.;

    Лысенко Юрий Андреевич – Заведующий адвокатской конторой "Барристер", член Призидиума Межрегиональной коллегии адвокатов г.Москвы;

    Назаров Сергей Анатольевич – Заместитель руководителя аппарата Комитета ГД по безопасности;

    Поликаркин Владислав Николаевич – адвокат московской коллегии адвокатов;

    Смирнов Георгий Константинович – Старший референт Главного организационно-инспекторского управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации;

    Яковлева Яна Викторовна – Руководитель некоммерческого партнерства "Бизнес солидарность".

    Версия для печати