ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    ЦСКП: Стенограмма совместного заседания Центра социально-консервативной политики и Союза молодых консерваторов на тему: "Молодежь: семья или карьера"

    [08.06.2011]

    Председательствует   Л.В. Шувалова 

    Шувалова Л.В. Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня на «круглом столе» мы хотим обсудить тему «Молодежь: семья или карьера». Существует в обществе такой стереотип, что молодежь должна выбрать либо одно, либо другое. Считается, что дети могут во многом помешать выстраиванию профессиональной жизни, и наоборот, профессиональная карьера несовместима с семьей.

             Когда мы готовили это мероприятие, мы с ребятами обсуждали, я привела один пример. Один мой коллега говорит: «Я как работодатель с большим удовольствием возьму женщину с ребенком, а лучше – с двумя, так как они более целеустремленные, более точные, пунктуальные и, скорее всего, не так сразу уйдут в декрет, как молодые девушки». Меня ребята поддержали и говорили, что есть сейчас уже такая молодежь, которая воспринимает семью как стимул для развития в целом. Действительно, когда появляется семья – появляется ответственность и появляется необходимость выстраивания жизненного плана, а так молодежь живет в свое удовольствие.

             Поэтому я предлагаю сегодня поговорить об этом и прошу высказать вас свои мнения. А сейчас предлагаю выступить Сергию Волобуеву, чтобы он обозначил свою позицию. Мы, в общем-то, вместе обсуждали эту подготовку. Пожалуйста, Сергей.

             Волобуев С.Г. Уважаемые коллеги, мне хотелось бы начать все-таки издалека, с самого общего уровня. Семья является фундаментальной базовой ценностью россиян. Это самая первая ценность, которую при всех опросах, при всех исследованиях выделяют у нас люди. При всем кризисе семьи в России она остается единственной бесспорной сегодня ценностью, и это свидетельствует о том, что у нас существует некое нормальное, здоровое большинство общества, которое, однако, испытывает множество проблем. Семья является конституционной ценностью. У нас есть статья в Конституции, в соответствии с которой семья, материнство, отцовство и детство – так сказано в Конституции – являются предметом заботы и поддержки государства. Наконец, семья является одной из высших ценностей традиционных конфессий России.

    Недавно состоялся Всемирный Русский Народный Собор, на котором был принят общенациональный документ о базисных ценностях, среди которых выделяется семья. Но характер кризисов нашей эпохи накладывает отпечаток уже на эту формулировку. Мы вынуждены говорить, что семья – это союз мужчины и женщины, в котором воспитываются дети. К сожалению, эти вещи озвученные уже приходится проговаривать, хотя, по идее, это подразумевается само собой. И также в этом документе указывается на необходимость поддержки семьи через социальную политику, образование и культуру. И вот на этом мне хотелось бы сосредоточиться особо сейчас.

    Часто протест людей, вопросы людей по семейной политике сводятся к тому, что якобы люди просят дать больше денег, больше пособий. Однако это не так, этот стереотип нужно ломать, наряду с тем стереотипом, о котором Людмила Вячеславовна только что сказал, что есть стереотип о том, что семья и дети затрудняют развитие человека. Есть другой стереотип – раз семьи что-то просят и говорят о семье, значит, просят денег. На самом деле, и тут-то как раз главное, прежде всего не деньги. Основные проблемы семьи сегодня, на мой взгляд, связаны с тем, что бурное развитие страны в последние 20 лет, формирование новых институтов, в том числе рыночных институтов, не адаптировались к реальным жизненным потребностям людей. Мы провели исследования достаточно подробные – исследования родительских форумов, различных сайтов в интернете. Мы систематизировали те запросы, которые сегодня семьи предъявляют обществу. Так вот действительно эти запросы в значительной степени сводятся не к требованию денег, а к изменению среды существования. Иными словами, нашим российским семьям нужно не столько помогать, сколько не мешать. И когда говорится о создании условий, это опять-таки не значит, что нужно финансировать что-то специально, а создать условия для самостоятельного развития людей, для самостоятельного развития семей и для воспитания детей. То есть все-таки основная проблема – это не мешать и создавать некие базисные рамочные условия для существования семей.

    Я приведу некоторые примеры, которые нам удалось отобрать, чтобы не быть голословным.

             Одним из запросов является обустройство торговых точек – площадок. Например, бизнесменам ничего не будет стоить, если у нас появятся отдельные кассы для покупателей с детьми в гипермаркетах. Парковочные места для семей с детьми – это ничего не стоит, это можно сделать, это можно пропагандировать. Этого у нас практически нигде нет. Разрешение заходить с колясками в магазины, где это позволяет планировка. В большинство магазинов родителей с колясками не пускают, на них смотрят косо, как будто бы родители с детьми – это уже какие-то заведомо разрушители. На самом деле, если мать заходит с ребенком без коляски, вреда для имущества магазина может быть намного больше, чем если он спокойно сидит в своей коляске. Это элементарная вещь, которую нужно пропагандировать среди бизнес-сообщества, потому что это ничего не стоящие меры, которые нужны. Где-то есть игровые комнаты, где-то нет, где-то есть столы с бумагой и карандашами для детей. На самом деле они могут быть везде, это вопрос культуры отношения к людям.

    Отдельная проблема – это обустройство детских площадок. Они практически везде есть, их много сейчас. Вопрос в том, что у нас нет культуры их содержания, поддержания. Нужно добиваться каких-то модельных мер, когда площадка ограждается, закрывается и у родителей есть ключи. Это очень просто, нужно внедрять эти вещи через муниципалитеты, через какие-то районные управы и т.д., это все возможно.

    Таких примеров, прежде всего касающихся среды, их много, я сейчас все это не буду перечислять, это много времени займет. Но включиться в эту работу, создать какой-то единый документ родительских требований и повсеместно это насаждать – это однозначно нужно.

             Другую проблему составляют вопросы воспитания, духовно-нравственного просвещения детей. И здесь опять основной запрос родителей не в том, чтобы государство сегодня взяло на себя роль некоего строгого воспитателя и попечителя детей. Нет, самое главное, чтобы государство ограждало детей от некоторых вредных вещей. И мне кажется, что это вещи, которые мы можем сегодня тоже ставить.

             Я, с вашего позволения, продолжу участие в дискуссии.

             Шувалова Л.В. Спасибо.

             Артур Александрович, пожалуйста.

             Реан А.А. Я хотел бы поблагодарить вас, Людмила Вячеславовна, что пригласили на этот «круглый стол». Сергея Григорьевича поблагодарить за то, что в выступлении он сказал некоторые вещи, которые как раз и я хотел сказать.

             Я тогда сразу на некоторых вопросах в продолжение сосредоточусь.

             Все-таки повторяю, сейчас просто появляются дискуссии на тему семьи, и тема – «Молодежь: семья или карьера?». А тут была недавно на канале «Культура» дискуссия у Швыдкого – а вообще семья является главной ячейкой общества или вообще основной общества или нет? Такая дискуссия была, на серьезном уровне отстаивалась позиция, что нет. Я полагаю, что если не говорить оценки жесткие вроде того, что это бред, скажу, что это совершенно несправедливая позиция, не имеющая никаких оснований. Семья, конечно, остается основной ячейкой общества. Есть такое понятие в психологии «семья как модель жизненного тренинга». То есть основные навыки существования в этой жизни вообще ребенок и взрослеющий молодой человек получают в семье.

             Так как я представляю проект Партии «Единая Россия» «Крепкая семья», у нас в Партии такой проект существует уже не первый год, и это говорит о том, что Партия «Единая Россия» уделяет большое внимание проблемам семьи, раз выделила это направление в отдельный проект. Я хочу сказать, что, конечно, много проблем здесь у нас есть. По различным экспертным оценкам на сегодняшний день число безнадзорных и беспризорных составляет очень большую цифру, кто-то говорит – до миллиона, кто-то меньше. Здесь, правда, надо понимать, чтобы не спекулировать на этих цифрах, что на самом деле настоящих беспризорных очень мало в этой цифре, очень небольшое количество, а основная масса – это так называемые безнадзорные. Многие путают, думают, что это одно и то же, а это существенно различные категории, потому что безнадзорные – это те дети, которые имеют семью, но большую часть времени проводят на улице и на развитие которых улица оказывает основополагающее влияние. Кроме того, это уже официальные цифры, у нас более 700 тысяч официально зарегистрированных детей-сирот, 740 тысяч. Это очень большая цифра. Но трагедия состоит в том, что 90% из этих более чем 700 тысяч на самом деле имеют родителей, и часто обоих, то есть они сироты при живых родителях, однако родители были лишены родительских прав. Вот вам проблема распада семьи по причине абсолютного пренебрежения своими детьми, а в основе чаще всего лежит, конечно, пьянство и алкоголизм родителей.

             Но я бы хотел эти известные достаточные факты еще прокомментировать и обратить внимание на то, что эта группа детей, подростков, юношей, это все группа, для которых характерна особая молодежная субкультура и особая чувствительность, особая готовность к различного рода асоциальному поведению, в том числе и к социальному экстремизму.

             Кроме того, надо заметить, что вот такое значительное число распада семей – это следствие определенного менталитета, я бы даже сильнее сказал, порочной практики в работе социальных служб, социальных органов, которая сложилась в нашей стране. То есть стало привычно лишать родительских прав, разрушать семью. Мотивом тут является как будто бы – спасаем ребенка. А при этом особо не задумываются, а что, если приложить силы и спасти саму семью, тогда и ребенок автоматически спасается. Но понятно, что лишать родительских прав всегда легче, чем упорно и методично работать с кризисной семьей. Вот в проекте Партии «Крепкая семья» сразу был поставлен принципиально иной подход. Лишение родительских прав должно стать исключительной мерой, совершенно редкой, а главный упор в работе всех социальных служб, и общества, и «Молодой гвардии» как структуры Партии «Единая Россия» должен быть направлен на работу именно с самóй кризисной семьей с целью ее сохранения.

             Еще несколько фактов на эту тему. Совсем недавно, 31 мая этого года, в Москве прошла Всероссийская конференция, которая называлась «Семья и профилактика молодежной преступности». Она была организована как раз проектом Партии «Единая Россия» «Крепкая семья» совместно с МВД России и прошла на базе Московского университета МВД Росси. И все на этой конференции, и юристы-криминологи, и психологи, и педагоги констатировали одно – семья является и основным фактором профилактики молодежной преступности, но, с другой стороны, она же при определенных условиях, наоборот, является важнейшим фактором риска молодежной преступности. И было отмечено, кстати, это достаточно удивительные вещи, что в настоящее время четко просматривается тенденция увеличения количества правонарушений, совершенных детьми и подростками, проживающими в полных семьях, хотя раньше всегда говорили: вот, неполная семья, и тогда преступление, и тогда асоциальность. И все это, конечно, еще раз убеждает, что укрепление семейных ценностей, укрепление духовного, нравственного и психологического здоровья семьи – это важнейшая задача, и причем задача не только государственная, но и всего общества.

             И последнее, о чем я хотел бы сказать. В 2010 году по инициативе Владимира Владимировича Путина, лидера Партии «Единая Россия», Премьер-министра страны, стартовала общенациональная кампания, она называлась «Информационная кампания по противодействию жестокому обращению с детьми». Как всегда, известно же, любое благое дело можно превратить и в неблагое. Были попытки эту общенациональную кампанию использовать для вторжения в семью и не укрепление семьи, а даже ее разрушения. Типа, давайте будем выявлять случаи, когда родители жестоко обращаются с детьми, и через это общественное вмешательство или даже государственное вмешательство.

             Проект «Крепкая семья» сразу в эту кампанию включился, но наш лозунг в процессе этой кампании был сразу принципиально иной. Мы говорили: да, конечно, хорошо создавать всякого рода специальные службы, телефоны доверия рекламировались, центры психологического консультирования, подразделения милиции по делам несовершеннолетних нужны. Но, с нашей точки зрения, и в этой Общенациональной кампании мы эту позицию и проводили, в жизни ее отстаивали, наше кредо состоит в том, что семья – вот лучшая защита ребенка от жесткости и насилия. Именно наличие семьи, и не просто семьи, а крепкой семьи, проникнутой чувством взаимозаботы, взаимопомощи и взаимоответственности, позволяет защитить ребенка. Лучше такой семьи никакие государственные или другие институты защитить ребенка от опасностей внешних не смогут. Поэтому, уделяя вот это внимание вопросам семьи, мы защищаем ребенка от всех тех вопросов, которые стали актуальными, насущными, и которые так активно обсуждают СМИ.

             Лично я хочу ответить на ваш вопрос, который вы поставили вначале, Людмила Вячеславовна, «семья или карьера?». Для меня ответ однозначный: семья, потому что это залог успешной карьеры.

             Шувалова Л.В. У нас на «круглом столе» присутствуют многодетные матери. Я хочу предоставить слово Елене Дорофеевой, матери девятерых детей.

             Дорофеева Е.О. Я – мама девятерых детей, президент Фонда поддержки многодетных семей, депутат муниципального образования.

    По последнему выступающему хотела бы поддержать, что семья на самом деле не мешает карьере, могу сказать на своем личном опыте.

    А по поводу первого выступающего я хочу возразить. Вы говорите, что материальные ценности – это не главное. Могу вас заверить, что это сейчас именно главное, потому что без материальных ценностей мы не можем сдвинуться с места. Почему? Школы, сады и т.д., все упирается в материальные ценности. Почему у мам изымают этих детей? Не от того, что это нехорошая мама, а от того, что эта мама просто в силу своих материальных возможностей не может дать того, что она хочет ему дать. Почему не может это дать? Потому что у нее просто не хватает средств. Папа работает, мама работает. Мама не может быть загружена настолько, насколько можно заработать денег, потому что мама водит своих детей по кружкам и различным мероприятиям.

    Вы выходили тоже с проектом на правительство Москвы и вносили свои предложения на тот же «материнский капитал», на то же обучение родителей и детей. Это, конечно, не работает, потому что не знают статьи, по которым они будут отчислять эти деньги. Это что касается «материнского капитала». Вносили предложение по поводу молочных кухонь, что люди не могут посещать молочные кухни и не могут получать денежные пособия и покупать это же питание ровно таким же образом. Это касается и школьного питания, и всего остального. То есть, конечно, поддержка нужна. И в качестве также наград матерей. Не всех подряд, но чтобы не было так, что ты бегаешь и награждаешь себя сам этой же наградой, которая, в общем-то, тебе положена.

    Во времена СССР, начиная с 1944 года по 1991 год многодетные родители, начиная от пяти детей, и воспитывающие их определенное время, были достойны получить награду за пятого, шестого, седьмого, восьмого и т.д.

    Я хочу Людмилу Вячеславовну поддержать, что очень правильный путь, и нужны такие люди, которые болеют за нас, за матерей, за детей, которые хотят хоть как-то с места сдвинуть вот это безобразие, что сейчас творится.

    Даже вот этот Проект 2030. Это вообще о чем? Это получается, что мы рожаем наших детей, наших малышей, и если мне не хватает в холодильнике элементарно яблока, у меня заберут ребенка. Да я глотку перегрызу за своего же ребенка, которого я родила! Как это у меня его забрать? Или не хватает у меня, допустим, жилья. Это моя вина? Нет, конечно. Это вина правительства. Они ставят на очереди, люди с 1984 года до сих пор стоят в этих очередях. У них замечательные дети, вот сидит мама Барега – замечательная семья, трое детей, дети – музыканты, скрипачи, танцуют, награжденные. Она живет в однокомнатной квартире. Это как вообще? При чем тут вина родителей по новому Проекту 2043, который хотят утвердить? Конечно же, нам надо его остановить любым образом, плашмя лечь у Мосгордумы и где там можно еще лечь.

    Очень хороший пример, посмотрите все фильм «Однажды двадцать лет спустя» с Гундаревой. Просто замечательный, великолепный фильм. Он говорит о том, как замечательно быть многодетной мамой – и карьера, и дети. Это очень хорошо. Я думаю, что Церковь нас поддерживает в этом плане. И выходили даже с пикетированием по поводу абортов. Это все замечательно и все здорово. Но для того, чтобы мы ходили и выдвигали какие-то требования, мы должны хотя бы предложить или дать хотя бы тем же самым мамам какие-то гарантии, что, ребята, мы стараемся и будет так. А не то, что – вы родите, а дальше мы посмотрим.

    Я могу говорить долго, но, в принципе, все. Я думаю, что мой проект здесь был услышан, его читали, видели, и меня поддержали. Поэтому я хочу тоже вас поддержать.

    Шувалова Л.В. Спасибо.

    Пожалуйста, отец Селивестр.

    Архимандрит Селивестр (Лукашенко) Добрый день! Важная тема семьи, потому что молодежи не бывает, если нет семьи, но и семья без молодежи – это тоже не семья. Вопросы и материальные, и нравственные, и социальные, но и духовные. Я бы хотел остановиться на духовном аспекте темы, которая сегодня поднимается.

    Что создает и объединяет семью? Это любовь. Любовь родителей друг к другу, любовь матери к ребенку, отца к ребенку, то есть то, что цементирует – любовь. Любовь не является синонимом страсти, какого-то сиюминутного чувства. Любовь – это то, что объединяет, а не разъединяет, то, что не завидует, не обижается, не разражается. Любовь, она жертвенна. И не зря в Евангелии говорится о том, что гораздо приятнее давать, чем брать. Вот любовь – это давать. Конечно, мы здесь рассматриваем вопрос о том, чтобы и нам давали, то есть материально поддерживали, это тоже важный момент. Конечно, ребенка надо одевать, обувать, кормить, надо и матерям иметь свободное время, они должны иметь средства – это важный тоже момент. Но если в семье не будет атмосферы любви, не только уважения, но любви, ребенок будет воспитываться вне этого. Значит, что из ребенка может получиться? Совершенно не то, о чем вы говорим. У алкоголиков, конечно, не может воспитываться ребенок. Хотя иногда и получаются дети «от противного». Почему? У них возникает неприязнь не к родителям, а неприязнь к вину. Это чудо Божье, когда ребенок любит мать, любит отца, мать алкоголик, дочь заботится о них, ухаживает, кормит, но ненавидит вино на всю жизнь.

    Но мы как раз должны исходить из        того, что прежде всего – любовь. И красота этой жизни будет изменять и образ ребенка, внутреннее состояние ребенка и самого, и тех, кто будет рядом. Смотреть на семью, где царит любовь, это ты приходишь в нечто такое, что привносит совершенно другой дух.

    Я сегодня рассказывал такой пример, это реальный пример из жизни старцев, монахов. Три старца сидели, лето, солнышко, и мимо них проходит прекрасная девушка. Лето, прекрасно видно фигуру, лицо прекрасно. Два старца поникли, головы опустили, а один, который считался преподобным, смотрит на нее с удивлением, с восхищением, и продолжает смотреть, пока она не скрылась. Когда она скрылась, два других старца подняли головы и обратились к нему: «Как же тебе не стыдно? Ты почему смотрел с таким бесстыдством на эту девушку?». Он отвечает: «Я не мог не смотреть. Я видел красоту, созданную Богом». Понимаете, он видел красоту, а они видели женщину. Это разные вещи. И мы должны понимать, что в обществе, в семье мы должны как-то подразделять вот эту духовную составляющую, которая позволяет в человеке видеть прекрасное, доброе, красивое. И на этой базе может уже создаваться не только одна семья, но и другая, которая видит это в качестве примера.

    Хотелось бы, чтобы на нашем сегодняшнем «круглом столе» тема любви все-таки прозвучала. Потому что любовь изменяет все. Мы с вами имеем примеры из своей жизни, когда мы не отвечаем злом на зло и раздражением на раздражение. Но наше терпение – это тоже проявление любви, наше смирение – тоже проявление любви. Не попустительство, а терпение. Мы понимаем, что человек немощный, он чем-то обижен, он раздражен. Надо претерпеть. Если мы начинам отвечать злом на зло…

    И так же родители, когда со своими ребенком общаются, они видят, что он не понимает. Его же не надо сразу лупить, ему надо по-доброму объяснить.

    Вот это тема любви, если коротко.

    Шувалова Л.В. Спасибо.

    Виктор Калинин, пожалуйста.

    Калинин В.В. Добрый день! Я, наверное, скажу в продолжение того, что сказал отец Селивестр. На самом деле, мне кажется, что для Союза молодых консерваторов, который является основным организатором сегодняшнего «круглого стола», не должен пройти незамеченным день 8 июля. То есть мы говорим о новом государственном празднике общественным, который идет своими корнями в традиционную для России религию, и, наверное, на этом фоне Союз молодых консерваторов правильнее было бы назвать союзом молодых традиционалистов, в том числе и для того, чтобы креатив со словом «консервы» оставался где-то на уровне PR. О чем в данном случае я говорю? О том, что действительно это День семьи, любви и верности, о чем и сказал батюшка. Здесь есть три составляющие, которые заложат основу традиции в обществе. Это семья, не только как союз мужчины и женщины, а как союз мужчины и женщины, результатом которого является рождение детей. Любовь – как то самое возвышенное и духовное, которое их объединило. И верность – как то самое терпение, прощение, как то, что дается, и то, принимается.

    Я думаю, что здесь очень важным будет следующий переход. На сегодняшний день, я думаю, в обществе не должна складываться при традиция, когда мужчина является кормильцем, женщина является домохозяйкой, имею в виду рождение детей. Вопросы гендерного равенства сейчас являются также очень важными. Поэтому женщина, даже многодетная мать, должна иметь возможность реализовываться в обществе, строить свою карьеру. И одним из предложений, многократно обсуждавшихся в том числе и на ЦСКП, это все-таки логическое завершение идеи, связанной с обеспечение женщине права на трудовой стаж. Женщина – многодетная мать должна иметь право на трудовой стаж. Все время, что она воспитывает детей, она выполняет трудовую функцию, по сути. И в ряде случаев эти женщины приобретают куда больший педагогический опыт, особенно в общении с малолетними детьми, чем многие выпускники и выпускницы педагогических училищ. Почему бы не дать возможность этим женщинам не просто приобрести трудовой стаж, а приобрести тот стаж, который давал бы им в будущем право на те же самые семейные детские сады. В конце концов, воспитывая трех, четырех, пятерых своих детей, она может воспитать еще не меньшее количество тех детей, которые живут по соседству. И тогда решается вопрос с жильем, по большому счету.

    Ведь почему в западной культуре, в урбанистической культуре не распространен пример многодетных семей? Потому что все-таки урбанистическое общество не предполагает такое большое количество свободного пространства для расселения семей. Поэтому воспринять положительный опыт, о котором говорили не так давно про молодежные жилые комплексы, необходимо давать возможность молодым людям на этапе принятия решения о том, что они создают семью, давать также возможность реализоваться в следующей ипостаси – не только родить сына, но и построить дом. И, безусловно, такие площади должны выделяться для застройки не где-то на неудобьях, а в первую очередь там, где создается возможность использования уже существующей инфраструктуры. То есть то, что у нас сейчас застраивается как элитное жилье в Подмосковье, то есть в пределах 1-10 км от МКАД, в пределах, по сути, городских поселений, наверное, надо ставить вопрос, чтобы это предоставлялось как жилье для возможности реализации многодетных семей, впоследствии строящих свою судьбу именно в пределах этой коммуникации.

    Если же говорить о примере фильма «Однажды двадцать лет спустя», героиня Гундаревой на вопрос, кем она работает, отвечала: «Я работаю мамой». То есть мы должны повысить статус матери не просто как женщины, рожающей и воспитывающей своих детей, а как приобретающей соответствующий статус в обществе, не только уважение, но и преемственность, передача того опыта, который она выстрадала, воспитывая свое многочисленное семейство.

    И, завершая тему традиционализма, я бы хотел сказать, что на сегодняшний день необходимо, безусловно, поддержать инициативу, долгое время реализуемую Артуром Александровичем вместе с Сергеем Павловичем, потому что, я думаю, что «Крепкая семья» - это тот пример, как общественная инициатива позволяет создать систему сопровождения семьи. На сегодняшний день у нас есть только одна альтернатива, к сожалению, сопровождения семей, это так называемая ювенальная юстиция. На сегодняшний день, к сожалению, в сфере ювенальной юстиции есть разные взгляды, и это очень дискуссионный вопрос. Но если общественность, и особенно сообщество многодетных родителей покажут правильный пример, как в своем сообществе оказать поддержку многодетным матерям в социально-бытовом плане, в материальном плане, в культурном плане, чтобы дети действительно не оказывались брошенными, и тем более у органов опеки и попечительства не возникало желания из многодетных семей забирать детей, потому что социально-бытовые условия не удовлетворяют каким-то критериям или стандартам, то, безусловно, я думаю, только общественная инициатива, аналогичная той, о которой говорила Елена Дорофеева, то есть это общественные организации многодетных родителей, они могли бы стать достойной альтернативой той деятельности, которая, к сожалению, не всегда законно и не всегда правомерно ведется органами опеки и попечительства по изъятию детей из семей.

    В завершение своего выступления я бы хотел подчеркнуть, что ценность вот в этой постановке, как ее обозначила Людмила Вячеславовна, - «молодежь: семья, карьера», она все-таки стоит не на слове «карьера», а на слове «семья». Потому что именно в семье человек может реализоваться даже тогда, когда у него нет возможности заработать достаточного количества денег, когда у него нет возможности достичь той высоты социального статуса, которой ему хотелось бы достичь как выпускнику вуза, молодому специалисту на этапе своего становления профессионального. Поэтому очень важно на сегодняшний день по итогам этого «круглого стола» все-таки обозначить, что такое семья как ценность для молодого человека, и не ограничиваться лишь только вопросами, мешает семья в построении карьеры или помогает, какая альтернатива. Здесь не может быть альтернативы. Здесь, наверное, все-таки вопрос ценностный в первую очередь.

    Дорофеева Е.О. Я хотела вас немножко поправить по поводу детских садов. Это существует. При поддержке правительства Москвы и Партии «Единая Россия» домашние детские садики существуют, и они оплачиваются мамам, которые формируют эти детские садики не менее трех детей. Просто у вас, может быть, не совсем верная информация.

    Калинин В.В. Я, по-моему, не выражал сомнения, что их нет. Я просто сказал, что эта инициатива должна быть развита. Москвой Россия не ограничивается.

    Шувалова Л.В. Галина Васильевна, пожалуйста.

    Ананьина Г.В. Уважаемые участники «круглого стола», уважаемые отцы! Я являюсь сопредседателем Союза православных женщин России, созданном по благословению Патриарха Кирилла, и организации, которая работает под его попечительством.

    Во-первых, я благодарна за то, что такая тема вынесена на такую молодежную аудиторию. Я хочу сказать, что если бы так все было хорошо, можно было бы говорить и о том, что с колясками входить в магазин, детские площадки и т.д. Ситуация, думаю, сегодня намного хуже. Я думаю, если бы не было той ситуации по той же ювенальной юстиции, если бы общественность не выходила и не набирала по 2 и 3 тысячи человек на Болотной площади, если бы нравственность не упала до такого состояния, когда теряется инстинкт материнства, когда дети мешают идти в клуб, их выбрасывают, когда утрачены последние какие-то последние вот такие моменты, естественно, что со стороны и общественных организаций, и особенно со стороны Церкви в последнее время очень много выступлений, которые звучат уже в защиту. Не просто «и карьера», а в защиту семьи, семейных ценностей, материнства и т.д.

    Я хочу сказать, что среди личных инициатив Патриарха Кирилла в январе этого года было его личное письмо и обращение к Президенту Медведеву по совершенствованию национальной политики в сфере семье и детства в области законотворческой работы, связанной с защитой семьи и детства. Патриарх надеялся на то, что это будет с возможным рассмотрением Государственного совета вопрос о государственной политике поддержки семьи, материнства и детства в Российской Федерации. Там много в этом документе содержится более резкого, чем мы сегодня об этом говорим, более правильного. Потому что та статистика по абортам, по семье, она зашкаливает. Мы везде на первом месте.

    Уже говорилось о Всемирном Русском Народном Соборе. Я была там соведущей секции, на мой взгляд, одной из самых важных – «Историческая память России, моя семья, мой род, моя Родина и мой народ». Именно вот та тревога за те семейные ценности, традиционные семейные ценности, их потеря, что среди всех ценностей потеря семейных ценностей, потеря своего рода, своей семьи, исторической памяти, она, наверное, будет наиболее разрушительной.

    И хочу сказать (документы я вам оставлю, там много полезного), что хорошо было бы иметь некий общественный срез того, что происходит. Вот молодой человек выступал и говорил абсолютно правильные вещи, что надо тем мамочкам, у которых девять детей и т.д., мамочкам-домохозяйкам включать это в трудовой стаж. Могу сказать, что такая инициатива от фонда «Святость материнства» Якунина пошла уже в государственные органы, она была выдвинута. Мало того, что уже инициатива о том, что те мамы, которые ухаживают за детьми-инвалидами, статус социального работника должны иметь. Потому что эта ситуация, она сегодня сложная, и со стороны общественности это идет. И я думаю, что только зная всю общую ситуацию, абсолютно согласна с Форсайтом 2030, то есть ситуация у нас здесь сложная. В молодежной аудитории хочу сказать. Если наше более старшее поколение, которое жило и выросло в советский период, когда были детские сады, школы и т.д., то сегодня мы видим – это гражданские браки, чуть ли уже не институт гражданских браков считается закономерным, стараются не заключать браков. Дети – опять проблема: а на что? И правильно было сказано: а на что кормить? А пойдут в школу, мы постоянно сейчас слышим, что деньги за школу и т.д. Берем жилье. Сегодня молодежь не может себе позволить, это тоже надо понимать. Нужно понимать, что то обременение, которое сегодня есть, то ли карьеру выбирать, то ли детей, то ли рожать, то ли еще что-то делать, то есть самое жуткое и страшное, думаю, вы со мной согласитесь, понятие завтрашнего дня, понятие стабильности государства, которое будет обеспечивать, сегодня этого, к сожалению, нет. И, может быть, создание широкого Народного фронта и вливание не столько новых идей, сколько подведение тех итогов, то, что мы наблюдаем, даст возможность все-таки посмотреть на это другими глазами.

    И еще хочу сказать и пожелать, особенно молодым. Нас перекосило еще в другую сторону, это как раз вопросы нравственности и морали. Такого плохого отношения к старшему поколению, как вчера или позавчера все блоги взорвались, когда старушек убрать, которые мешают на «Ягуаре» ездить и т.д., не было вообще никогда. Когда у нас молодежь убивает бабушек и дедушек, маму и папу для того, чтобы остаться в квартире жить, которые мешают. Никогда такого не было! Это тоже проблема, и очень большая проблема.

    И в заключение хочу сказать следующее. Что такое семья, в моем понимании. Это когда в одной семье шарканье тапочек и плачь ребенка. Вот только тогда это полная, настоящая семья. Спасибо.

    Шувалова Л.В. Я хочу предоставить слово молодежи. Андрей Винокуров, пожалуйста.

    Винокуров А.В. Винокуров Андрей, Союз молодых консерваторов. Вот вы упомянули общественный срез, и я со своей стороны хотел бы дать общественный срез молодежи. Вот тут упоминали социологию, психологию, данные статистические. Я в свой жизни очень часто провожу такое понятие, как качественное интервью с людьми моего возраста. Мы общаемся по проблемам семьи, брака, детей.

    И я начал бы свой рассказ с двух мнений двух людей.

    Мнение первого молодого человека, который был против ранней семьи в целом. Он мне сказал: «Ну, а как? У меня сейчас и так мало времени, я учусь, работаю, а его будет еще меньше. Когда я буду делать карьеру? Когда я буду развлекаться?». То есть «семья-карьера» - это альтернатива, которую не мы здесь ставим на «круглом столе», а которая уже существует в сознании молодежи. Вот в чем проблема. Кстати, насчет того молодого человека. Когда я его спросил, а что же ты делаешь в свободное время, ничего внятного он мне ответить не смог. Получилось, что ничего. Вот оно есть и есть.

    И другой пример, моего хорошего друга, у которого появилось двое детей в 18 лет, ни много ни мало, и свободное время, возможно, у него пропало. Но что он делал в это время в итоге, по итогам того краткого периода, который он прожил. Он говорит: «Получилось так, что я за это время сделал отличную карьеру». А почему? А потому, что понял, что ему нужно семью прокормить. Потому что для него семья была всего дороже. Семья стала для него мотивацией. И сейчас у него есть любящая семья – жена, двое детей, при этом успешная карьера, которой могли бы позавидовать очень многие в его возрасте. При этом тот человек, который говорил – а как же мое время? – оно у него проходит и проходит.

    Но надо поставить вопрос, а почему же ставится вот эта альтернатива в обществе? Почему мы, молодые люди, ставим перед собой альтернативу – семья или карьера? Надо объяснить людям, что не надо ставить эту альтернативу. Что есть возможности, что человек вполне может добиться успеха в жизни в обеих областях – в семье и карьере. Не надо ему говорить, что ну ладно, карьера у тебя не удастся, зато в семье самореализуешься. Он может и там, и там. Это нормальный процесс.

    Мне очень понравилось, что сакцентировано было именно на любви. Потому что, что такое любовь? Если мы берем исследовать человека даже с точки зрения науки, психологии, для любого человека важно общение. Не может быть полноценной личности, если его не любят. Что такое любовь? Можно очень много говорить, но даже уже психологи пытаются дать определение этому понятию. Но пока понятно одно, что без любви человек нормально жить не может, он несчастлив. А другой молодой отец дал такое определение своей семьи. Он сказал: «Да это место, где меня любят, куда я приходу и где я всех люблю». И вот этого уже достаточно. И в такой ситуации человек и будет саморазвиваться. И я уверен, такой человек сделает успешную карьеру, потому что если у человека все хорошо, то что же ему ее не сделать. Тут альтернативы на самом деле нет.

    Я считаю, что задача Союза молодых консерваторов – это работать с молодежью, объяснять им, что альтернатива есть. В ходе нашего пикета одним из лозунгов у нас был: «Аборт – это не лучший выход». Это действительно не лучший выход. Да, я понимаю, может быть, есть какие-то ситуации, например, по медицинским показателям, когда мы не может осуждать мать за то, что она сделала аборт. Но надо понимать, что в большинстве случаев, в 98% есть гораздо более лучшие выходы. И нужно объяснить человеку, что если он не сделает аборт, он не потеряет, а только приобретет. Мне кажется, что это наша задача – взаимодействовать именно на уровне сознания с молодежью.

    Надеюсь, я дал небольшой срез молодежного общественного мнения. Затронул и ту, и другую сторону в своем выступлении. Но вы сами понимаете, что да, я за молодую семью, да, за любовь. Почему я за любовь и за семью? Да чтобы мы просто были счастливыми, вот и все.

    Шувалова Л.В. Кто еще хочет выступить? Пожалуйста.

    Табаков В.В. У меня возникло несколько вопросов и параллельных предложений по поводу нравственного состояния семьи, по поводу общих подходов к воспитанию детей, семьи, каким образом они формируются. Сейчас в основном они идут из средств массовой информации. Родители тоже берут по максимуму информацию в основном из средств массовой информации. Но там изначально заложена неверная модель воспитания семьи. Поэтому нужно создать институт, который будет заниматься воспитанием родителей, начиная с того момента, когда… Я бы даже сказал так, мне кажется, должно быть какое-то количество общественных организаций, которые смогли бы брать на контроль какие-то определенные вопросы. Допустим, есть мать, у нее, к примеру, четверо детей и нет мужа. Она вынуждена каким-то образом сама себе зарабатывать на жизнь. И, допустим, есть другая такая же мать четверых детей, и они могли бы вместе объединиться и добиться уже большего. Я понимаю, что сейчас это, конечно, тоже все работает, все есть.

    Единственное, что хотелось бы еще отметить, по поводу алкоголя и боязни девочек в основном мужчин, которые употребляют алкоголь, связанных с определенными семейными положениями. Насколько я знаю, есть информация, что раньше кодированием зависимых от алкоголя занималась Церковь, и они давали обет, что они не будут пить алкоголь в течение года. Это можно делать абсолютно бесплатно. И многие зависимые сейчас, я как врач знаю, к сожалению, не идут кодироваться потому, что не доверяют. Зачастую действительно попадаются шарлатаны. А Церковь – это такой институт, которому в основном доверяют все. Таким образом, можно было бы больше внедрить Церковь непосредственно в семью.

    Архимандрит Селивестр (Лукашенко) Я вот как раз хотел по теме сказать. Андрей очень хорошие слова сказал. Хоть он сам молодой, но заметил один момент. Сложности, трудности, которые ставит жизнь перед человеком, Господь, они дают человеку возможность вырасти.

    Вот правильно, два ребенка 18-ти лет. У него появилась задача – прокормить семью, и чтобы у нее не было каких-то проблем. Что для этого надо делать? Трудиться. И он начал работать головой, он стал думать, учиться, работать, поднимать либо бизнес, либо создавать свое какое-то дело. Такой человек начинает жить раньше, чем все остальные.

    Мы пытаемся уберечь молодых людей от проблем. Мы просто из них делаем каких-то пушистых мальчиков и девочек, которые не знают проблем, не понимают их. Мы их бережем, мы их сохраняем. Поэтому и проблема эта от раннего брака. Скажем, очень рано, конечно, нет, и вопроса не ставим. Мы говорим о другом, когда приходит молодая девушка и спрашивает, рожать мне или не рожать? Конечно, рожать. Но у меня же трудности, говорит, вот что мне делать, я хочу учиться. Но тебе это не мешает, учись, самое главное, что у тебя еще будет ребенок, который заставит тебя задуматься о тех проблемах. Не просто выучить учебники, а подумать о жизни, ради чего ты учишься, ради чего ты все это делаешь. И главное, что если ты чем-то жертвуешь, тогда ты действительно христианка. Ты родила ребенка, жертвуешь своим свободным временем, потому что надо чем-то жертвовать, и воспитываешь ребенка. Знаете, какие дети получаются удивительные?

    У меня уже несколько семей по шесть, по семь детей. Конечно, они не получают этой помощи. У одной семьи даже дом сгорел, его пришлось пробивать, помогать, чтобы им выстроили дом. Многодетная семья. Но знаете, безропотные. Почему? Видимо, это уже внутреннее состояние. Они привыкли не просить или требовать, они сами взяли стали делать. В конце концов, конечно, им губерния помогла – выделила деньги на бóльшую часть строительных работ. Но вот любовь. Пока они будут там что-то требовать, выискивать, это наша задача. Мы тоже здесь собрались, потому что мы любим своих близких, любим тех людей, о которых мы сегодня говорим – это многодетные семьи и молодежь. Ради них мы собрались. Не потому, что мы жертвуем временем – мы их любим. Мы хотим что-то лучшее.

    Правильный вопрос поднимался. Мама, у которой шесть детей, она их воспитывает, но трудовой-то стаж ей нужен. Это же необходимо. А у нас сколько многодетных матерей без стажа. И потом приходит пенсионный возраст. Да и зарплату ей надо платить, она же занимается, воспитывает. Не детский сад, а многодетная семья. И вот мы и собрались по этому поводу.

    Я еще раз хотел поблагодарить и Андрея за то, что он поднял вопрос – ставить проблемы молодежи, чтобы они их разрешали. Когда ставятся проблемы, не ограничивать молодежь, не удалять молодежь от проблем, а дать возможность и включать голову и сердце для разрешения тех проблем.

    В мое время, мне 60, у нас были стройотряды, много чего было. Я оканчивал университет, я сам математик, но уже почти 30 лет как священник. Знаете, мы не искали легких путей. И родители у многих были обеспеченные, но в то же время все ездили по стройотрядам, формировались как личности. Была какая-то романтика – поднимать целину. Может быть, это дело и пустое было, но формирование личности у тех, кто поехал, это большое дело. Кто-то на Байкало-Амурскую магистраль, кто-то на Север. Формирование личности, которые потом стали прекрасными руководителями, прекрасными деятелями. Мы формировать должны и семью, и ту молодежь, будущих отцов, которые должны будут заботиться о своем предприятии, о тех людях, которые будут у них в подчинении, а может, о целом государстве. Не лишать их возможности решать трудные задачи, а помогать, но не решать за них.

    Шувалова Л.В. Пожалуйста, Любовь Георгиевна. Мама четырех детей, и пять внуков.

    Власова Л.Г. Я со многими согласна. Но я не согласна вот в чем. Рожая ребенка, мы не жертвуем. Это ни я не приношу жертву, ни близкие мои. Хотя когда родился ребенок – это бессонные ночи. Но когда ребенок рождается от любви – этого нет. Есть огромное-огромное счастье!

    Архимандрит Селивестр (Лукашенко) Так это и есть жертвенность. Когда вы жертвуете на храм, вы печалитесь? Вы же радуетесь. Или жертвуете человеку немощному, больному? Вы же радуетесь. Жертвенность – это и есть любовь.

    Власова Л.Г. Я хочу сказать, что просто молодежь не думала, что если я рожу ребенка, то я пожертвую сном, отпуском, поездкой куда-то. При современной жизни молодежь может ездить куда угодно, посещать что угодно, потому что у них есть возможности. Сейчас спокойно можно с маленьким ребенком везде ходить. Когда мы растили детей, то нам было гораздо труднее, у нас не было вот этих маленьких колясок, не было специальных переносок. У меня трое детей росло, было всегда очень тяжело выезжать куда-либо, потому что это огромные затраты и материальные были, и физические. Сейчас это гораздо проще, сейчас другая ситуация.

    Почему-то сейчас когда молодые люди говорят, что они из многодетных семей, то на них смотрят – как в лупу разглядывают. Как это так? Из многодетной семьи, с высшим образованием, с хорошей речью, воспитан. Как так?

    Почему у нас в стране такое отношение к многодетным семьям, что если многодетная семья, то это почти 90% - дети, не получившие любви, воспитания, заботы и т.д.? Это говорит о том, что сначала мы должны обозначить, что многодетная семья – это не изгои, это наш лучший фонд. Это матери и отцы, которые посвятили себя, в независимости от того, какую должность они занимают, они посвятили себя детям.

    Я всегда привожу пример из своей жизни. Когда мы с мужем поженились, мне было 18 лет, муж был чуть постарше меня. Мы начали с ноля, у нас ничего не было. И двигались по карьерной лестнице не из-за того, чтобы занимать какой-то пост или какую-то должность. Мы хотели, чтобы наши дети нами гордились, не просто как родителями, но и как гражданами этой огромной, прекрасной страны. Поэтому у нас все шло хорошо.

    Но я хочу сказать, что и государство нам помогало. Когда родилось трое детей, возник вопрос с квартирой, потому что дети маленькие, им надо где-то играть, развиваться. И государство пошло на уступку. Вспомните, в советские времена, когда можно было самим строить дома. Государство выделяло материалы, и принимали участие люди, строили себе дома. Это на заметку. Многие родители и те люди, которые боятся иметь детей, если они будут знать, что вот у них родится ребенок и будет у них возможность своими руками возвести дом, жилье, будут спокойнее люди рожать своих детей.

    Еще – образование. Я хочу сказать, что в советские времена все-таки было легко поступить в институт умному. У меня трое старших детей закончили институты. Они учились в обыкновенной школе, но в школе работали люди, которые хотели работать и учили моих детей. Сейчас, к сожалению, в школе не всегда может наш ребенок получить те знания достойные, с которыми он может поступить в институт.

    То есть начинать нужно с малого – со школы, с той возможности, чтобы человек мог себе крышу над головой своими руками соорудить, чтобы детеныш мог пойти в детский сад. Пусть он идет в детский сад, как мы раньше ходили – чтобы устроить ребенка в детский сад, мама шла туда работать. И это тоже сейчас надо практиковать.

    Я хочу сказать, что государство должно помогать родителям, но молодежь должна знать, что она все равно сильна сама. И всегда, как говорят, Бог на каждого ребенка дает, каких бы трудностей вам это ни стоило, Бог дает.

    Тоже из своей жизни. В 1991 году, у меня младшая дочка родилась в 1989, перестройка, семья из четырех человек, все дети учатся в институтах, младшая еще совсем маленькая, некуда было деваться. Мы думали – все, не выживем! Все равно находилась работа, мы, правда, брались за любую работу. Поэтому, молодежь, не бойтесь, не пугайтесь. Но знайте, что это самое прекрасное, что есть на Божьем свете, - это дети, которые в дальнейшем, как говорит моя младшая дочь: тебе хорошо, тебе на праздники столько дают подарков! (Смех в зале.). Я говорю, ну это сейчас подарки, а до этого были горшки, бессонные ночи, десятые классы выпускные, поступления в институт. Поэтому это, конечно, с одной стороны, тяжкий труд, но и огромное удовольствие! (Аплодисменты.)

    Борщук Н.Е. Буквально пару слов. Во-первых, в поддержку слов Любови Георгиевны по поводу того, что неполноценность детей в многодетной семье – это во многом миф. Я сама росла в многодетной семье. Да, родителям было сложно, во многом материально им было сложно нас поднимать, они очень много работали, работали круглосуточно. Но при этом мои друзья, приходя ко мне в семью, видя ту атмосферу, которая царит у нас дома, они восхищались, по-хорошему завидовали, с удовольствием приходили к нам, потому что это на самом деле атмосфера любви. И все мы получили образование, все мы выросли, все мы сейчас замечательно двигаемся дальше, строим свои семьи и карьеры и т.д.

    Вообще, мне кажется, сам вопрос «семья или карьера?» - это продолжение какого-то вечного противопоставления материального и нематериального. Наверное, эти вещи не стоит противопоставлять, потому что ну как мы можем сравнить: большое или красивое? Нужно и то, и другое. Нужна и материальная какая-то основа минимальная, нужно и нематериальное. И наша задача как молодых консерваторов – это и самим в своей жизни соблюдать вот этот баланс, и учить этому окружающих.

    И еще один момент. К сожалению, Елена ушла. У нас, у Союза молодых консерваторов, есть для нее небольшой подарок в качестве небольшой материальной поддержки. Это депозитная страховка для того, чтобы если, не дай бог, что-то произойдет, она могла получить некое материальное возмещение, а если нет, то через некоторый промежуток времени ей выплатят единовременно некоторую сумму денег. (Аплодисменты.)

    Щербакова М.Т. Я тоже немного многодетная мать, у меня всего трое, и я хотела бы поддержать Любовь Георгиевну, и хотела бы заметить, что нужен пример. Я сейчас общаюсь с Леной, и когда мне говорят: «Трое детей!». Я говорю: «Да вы что, я знаю девушку, у которой девять! У меня в три раза меньше».

    Приведу пример опять-таки из своей жизни. Встретила в музыкальной школе подругу, одноклассницу, она говорит: «Трое! Как?». Я говорю: «Ты посмотри, в музыкальной школе – тут все многодетные, у этой четверо, у этой семеро, у этой трое». Через год подруга родила третьего. То есть, мне кажется, важен очень пример, когда люди видят, что есть многодетные семьи. Конечно, материальное важно. Но справляемся как-то своими силами и с помощью государства, по-разному. Но люди должны видеть в многодетных семьях положительное. Должна быть не пропаганды карьерного роста, а в том числе семейных ценностей, что это не маргиналы какие-то, не те, кто рожают, потому что предохраняться не могут, а те, кто любят детей. И что дети в любящих семьях, даже если они не очень большого достатка, они все равно вырастут людьми хорошими. А уж будут они с суперкарьерным ростом или просто хорошим специалистом в своей области, это уже не так важно.

    Поэтому, мне кажется, основная задача – показать людям, что многодетные семьи – это не что-то странное, а что это семьи, где любовь рождает поколения тех, кто тоже будет давать любовь своим детям.

    Шувалова Л.В. Мне кажется, сейчас вообще очень важно говорить нам о престиже многодетной семьи, потому что многодетная семья – это образец для подражания.

    Щербакова М.Т. Абсолютно согласна.

    И еще у меня вопрос к Артуру Александровичу как к представителю «Единой России», поскольку «Единая Россия» является у нас партией власти, как вообще Проект 2030 мог появиться в таком виде?

    Реан А.А. Это не ко мне вопрос.

    Волобуев С.Г. Официальная позиция по Проекту 2030 – «Единая Россия» отвергла Проект 2030. Это просто не так широко тиражировалось, но на официальном сайте была жесткая реакция, на главной странице. Журова сказала, что Проект 2030 не соответствует программным положениям Партии «Единая Россия», которая за крепкую традиционную семью, и это есть в программе. Собственно говоря, Проект 2030 достаточно провокативный в этом смысле, тревожный.

             Чудинова В.П. Я представляю здесь библиотечную сферу, и одновременно я в Российском обществе социологов в Комитете по социологии детства. Поэтому мы отслеживаем то, что происходит вообще в семье, и особенно для меня важен вопрос применительно к тому, как информационное пространство, которое сегодня существует, насколько оно благоприятно с точки зрения семейных и детских ценностей, и как оно их поддерживает. Поэтому о нескольких ракурсах мне бы хотелось сказать вам. Недавно я была в Институте семьи и воспитания, где был «круглый стол» по семейной политике, это Российская Академия образования. Там выступали демографы. И если бы у нас здесь был хоть один демограф, он бы нам сказал следующее, что малодетность становится нормой, что эта норма во всех развитых странах, что сюда смещается и Азия, и Восточная Азия, и просвещенная Африка смещается в сторону малодетности. И обычная семья европейская – это нуклеарная семья, один-два ребенка. Она не дает воспроизводства населения. И часть европейских стран, которые хотят, чтобы у них был человеческий капитал, а это сейчас самое главное, они стремятся сделать такую политику, чтобы увеличить количество детей в семье. Но и у нас в России тоже есть области, в которых тоже это есть. Например, я могу привести пример Голландии, где стараются, чтобы было четыре ребенка в семье. Причем это социальная политика, и регуляция идет с помощью налогов. То есть семья, где четыре ребенка, она практически не платит вообще никаких налогов, совсем. И более того, даются специальные деньги на дополнительное образование детей. И в зависимости от того, чем больше детей, тем меньше налог на семью. Вот один из инструментов социальной политики. Я знаю, что у нас, например, в Белгородской области была очень грамотная социальная политика, и там количество семей с детьми выросло, там детность увеличилась.

    В условиях того, что общемировой процесс идет в сторону малодетности, если государство ставит такую цель и задачу, то тогда с помощью регуляторов, с помощью того, чтобы сделать семью большой ценностью, чтобы средства массовой информации увеличивали эту ценность. Вот с помощью целого комплекса мер, безусловно, можно и повернуть эту тенденцию в другую сторону. Вот сейчас это все очень сильно зависит от того, как выстроены приоритеты. И поэтому я полностью согласна с теми, кто выступал, что если у нас многодетная семья – ценность, если у нас дети – ценность, и в этом, конечно, я являюсь полным критиком проекта Детство 2030, так вот если у нас семья и дети являются ценностью, то можно создать регулятивные механизмы, можно посмотреть мировой опыт, можно посмотреть лучший российский опыт. Можно перестроить этот приоритет в сторону того, чтобы у нас было больше детей. Потому что, с моей точки зрения, дети являются главной ценностью. Дети и семья – это главная ценность вообще человека в жизни.

    Хотя, конечно, всем понятно, что молодым хочется реализоваться. Но на самом деле здесь уже сегодня прекрасно говорили о том, что семья – это тот самый тыл для самореализации, который тебя всегда поддержит. Если ты изменишь работу, а сейчас мир нестабильный, все быстро меняется, надо все время учиться, надо иметь надежную базу и вот этот тыл за собой, и ваша семья и является этим самым тылом, который поможет вам в любой критической и сложной ситуации.

    Я работаю в Российской государственной детской библиотеке. В 2008 году был Год семьи, и мы собирали огромное количество информации, что делают детские библиотеки, которые помогают семьям. Мы с вами сейчас находимся в Москве, Москва – богатый город, отдельная песня. А там, в провинции, чем меньше народ зарабатываем, чем беднее регион, тем больше нужна поддержка. И вот естественная поддержка для малообеспеченных семей информационная – это библиотеки. И для села главное, чтобы была школа, чтобы была больница и чтобы была библиотека. Вот библиотеки выравнивают неравный старт. И когда у человека мало возможностей, допустим для получения образования, то он может пойти и получить вот это образование, информационную помощь в библиотеке. В Америке 100% библиотек подключено к интернету, уже давно. Причем самое главное, что там подключены для семей сельские библиотеки все. И любой человек с любым уровнем образования может прийти и получить вот эту информацию, тот, у кого нет компьютера, а у бедного населения часто нет компьютеров. Любой может прийти в эту точку равного доступа и получить информацию и повысить свой уровень образования.

    Должны поддерживаться социальные институты поддержки. Один из социальных институтов поддержки – это библиотека. Причем у нас очень большая сеть библиотек, но за последние 20 лет у нас было 4,5 тыс. детских библиотек, а сейчас 4 тыс. Мы теряем их. Мы теряем социальные институты. И я очень благодарна Премьер-министру, который вообще сказал о том, что необходимо поддерживать детские библиотеки и библиотеки, и вообще культуру. Я рада, что слово «культура» прозвучало, потому что у нас огромное количество программ ведется с самыми разными семьями. С детьми, у которых есть проблемы, с семьями из разных культур. Например, программа по толерантности, семейный праздник, приглашают разных детей из разных семей и родителей, все стряпают свое угощение и друг друга угощают, рассказывают свои национальные сказки, танцуют, показывают свои обычаи.

    Еще одна работа, что делают библиотеки в помощь семье. Полная информация о том, что здесь делается для детей. Какие книги по воспитанию, информация о том, какие здесь медицинские учреждения и кружки, то есть сбор социально значимой информации по детству, любая информационная помощь семье. Огромное количество всяких кружков. И вот малообеспеченные семьи, а мы с вами знаем, что чем больше детей, тем больший риск у семьи попасть в категорию малообеспенных. Вообще говоря, это отдельная проблема, о которой частично говорили, но она действительно очень важная: чем больше детей в семье, тем меньше, как правило, доход на человека. И это очень сильно ударяет по тем, у кого много детей. Поэтому у этих семей, естественно, как правило, меньше возможностей. И поэтому необходимо думать о том, чтобы помогающая инфраструктура и социальные институты, которые могут помочь таким семьям, обязательно развивались.

    Пожалуйста, говоря о том, что нам необходимо поддерживать рождение детей, необходимо поддерживать семейные ценности, давайте мы будем помнить о том, что в семьях, где читают, почти нет скандалов. Там дети не шатаются на улице и не увлекаются наркотиками. Давайте мы подумаем о том, что семьям тоже необходимо просвещение, потому что если мы с вами походим по Москве, по бульварам, где детские площадки, и посмотрим, как мамы – молодежь обращаются с детьми, вы увидите, что очень часто с детьми обращаются резко, детей дергают как взрослых, к детям относятся очень часто агрессивно, часто на детях вымещают свои проблемы. Семью надо просвещать, нам нужны просвещенные, грамотные семьи, которые дадут нам просвещенных и грамотных детей. И именно они будут строить Россию. Потому что если мы с вами двигаемся в сторону общества знания, общества с высокими технологиями, то нам нужно всячески поддерживать и развивать вот этот образовательный и интеллектуальный капитал семьи. И поэтому я за то, чтобы этот ракурс тоже был виден. Давайте и в том числе поддержим библиотеки как социальные институты, которые могут и делают очень многое для поддержки семьи.

    Еще мне очень хотелось бы сказать о телевидении. Частично это прозвучало. Я была в свое время в проекте «Дети и насилие на телеэкране», который проводило ЮНЕСКО. Я просто хочу сказать, что если мы с вами хотим менять сознание, то не забудем про средства массовой информации. Может быть, нужен специальный общероссийский канал для семьи, который вот эти ценности как раз будет поддерживать. Потому что сериал «Бригада» эти ценности не поддерживает.

    Шувалова Л.В. Спасибо большое, Вера Петровна. По поводу телеэкрана, в любом случае это масс-медиа. Мы с вами говорили по поводу фильмов. Не хватает, не хватает сейчас примеров. Естественно, телевидение влияет достаточно сильно сейчас на общество, к сожалению, меньше читают. Мы вчера как раз были в Городской библиотеке имени Гайдара, действительно достаточно серьезная работа ведется библиотекой в плане работы с подрастающим поколением, очень интересные программы. И здесь мы тоже готовы, конечно, подключаться к этому направлению по возможности.

    Я бы хотела Павлу предоставить слово, а потом, ребята, вы тогда.

    Фадеичев П. Я хотел бы остановиться на нескольких аспектах. Пока идет обсуждение, я также вел твиттер-трансляцию нашего обсуждения, и конечно большое количество вопросов, комментарии самой разной направленности были и от представителей тех, кто поддерживает власть, и от оппозиции.

    Хотелось бы в своем выступлении остановиться на двух моментах. Первый момент более моральный, связанный с нашими ценностями – с семейными ценностями, ценностями воспитания. Всегда исхожу из того, что когда мы с супругой узнали о том, что у нас будет ребенок, мы были к этому не готовы, я тоже как молодой человек к чему-то стремился, хотел иметь что-то свое, какую-то стабильность, жилплощадь, зарплату хорошую и т.д. Тем не менее, Бог такую возможность дал, естественно, мы этой возможностью воспользовались, и во славу Божию сейчас ожидаем уже третьего ребенка. То есть моральный аспект важен, и, наверное, это все-таки зависит от воспитания. Я тоже третий ребенок в семье, и у нас в семье я видел взаимопомощь, естественно, мне тоже хочется иметь большое количество детей, которые также друг другу смогут впоследствии помогать. И как правильно отметила Галина Васильевна, когда в семье шарканье тапок и плач ребенка, наверное, эти слова отражают ценность понятия семьи. Хотя в твиттере мне пишут, что лучше бы разную жилплощадь, и шарканье тапок будет, если ты привел ребенка, отдал, и это было бы лучше. Ну, для кого как. Может быть, это тоже вариант.

    С одной стороны, мы понимаем, что это определенные моральные ценности, которые должны быть, а с другой стороны, это определенные возможности, которые со стороны власти, со стороны государства, со стороны общественных институтов, при помощи этих институтов могло быть что-то изменено.

    Вот сейчас мы ждем третьего ребенка, жена говорит, каким образом мы будем передвигаться? Мне, говорит, будет тяжело, когда ты часто на работе находишься или где-то, и очень бы хотелось иметь машину. То есть мы понимаем, что на сегодняшний момент машину мы купить не можем, но у нас есть «материнский капитал», который действительно облегчил бы возможности передвижения, покупок в магазинах и всего остального, но его мы на настоящий момент потратить не можем. Совсем недавно я закончил учебу. Энную сумму денег пришлось отдать, причем я этой суммой не совсем располагал, поэтому пришлось сделать определенный заем. Но учеба подошла к концу, за учебу нужно было заплатить. Опять же, у нас есть «материнский капитал», но на образование родителей, на образование жены сейчас, если не ошибаюсь, сейчас, вроде, уже можно, но чем отцы хуже матерей? Особенно если жены эту инициативу поддерживают. То есть мы вынуждены взять заем со стороны семьи, потому что со стороны семьи мы этот заем и будем отдавать. Поэтому вот такие предложения.

    Я вот видел в письме, которое раздали, частично ряд предложений есть. На мой взгляд, действительно хорошие и нужные вещи здесь написаны. Первый момент – моральный аспект, ценности, которые есть, их необходимо прививать. Второй момент, я поддержал бы здесь большое количество предложений относительно возможности использования сферы «материнского капитала» в силу того, что он дается на семью. Соответственно надо создать все условия, чтобы семья его могла максимально использовать.

    У меня все, спасибо.

    Шарыкин А.К. Честно говоря, не собирался сегодня выступать, но о наболевшем, как молодой папа тоже хочу сказать. По поводу тезиса «семья и карьера», дело в том, что я выпускник МГУ, политология, мне 27 лет, я работаю сейчас на двух работах. У меня маленькая дочка, ей всего 11 месяцев. Жена начинающий пластический хирург. Будучи беременной, она закончила аспирантуру, защитилась уже на последнем месяце беременности. Когда мы узнали, что она беременна, она очень сильно переживала. Но я хочу сказать, что ребенок, он подстегивает, постоянно думаешь, а что нужно еще сделать. Сейчас я работаю на двух работах, моя жена устроилась в частную клинику. На самом деле не надо бояться. Мы сейчас снимаем двухкомнатную квартиру, и полдня у нас дома сидит нянечка, и еще на жизнь, в принципе, хватает.

    Но это хорошо, что мы своими усилиями можем и себя содержать, и маленького ребенка. Но есть много вопросов, к сожалению, к нашему государству. Например, мы как иногородние, для нас программа «Молодая семья» и квартира ни о чем, на самом деле. В данном случае мы не можем ни на что рассчитывать, приходится как-то решать этот вопрос самостоятельно, зарабатывать как можно больше денег.

    Потом молочная кухня, например. Всем известно, что она работает до 10 утра, а в нашем случае нам один час надо только идти пешком в одну сторону. С маленьким ребенком это сделать практически невозможно.

    Проблема детских садов. Понятно, огромная очередь. Или общеизвестный факт, что надо дать взятку. То есть мы уже решили, что вообще отдадим в платный детский садик, мы считаем, что так сделать проще.

    Ну и в далекой перспективе ЕГЭ, образование тоже не внушают вдохновения.

    Климов П.Е. Пара соображений по поводу заявленной темы. Вопрос «семья или карьера?», и вообще почему такой вопрос возникает, хотя если просто разумно подумать, он различается немножко с позиции девушек и юношей, там немножко различаются причины.

    Допустим, для юношей проблемы вообще не возникает, потому что это как средство содержания семьи получается. Если же это выступает на первый план, то, как правило, здесь просто нежелание нести ответственность.

    Для девушек возникает такой момент, что да, действительно, при создании семьи и рождении детей надо значительное время свое уделять детям, поэтому возникает некий страх того, что те годы, которые были затрачены на обучение, они не могут быть использованы. То есть человек получал какое-то образование, а оно вроде как ему и не нужно в какой-то степени, или не в той степени, в которой он хотел бы. Часто воспринимается семья как некое ограничение.

    Здесь понятно, что основная проблема – это проблема ценностей. И мне кажется, зачастую важная проблема, что человек просто не понимает и не может для себя найти ответ на вопрос, а для чего семья нужна? Потому что сейчас с учетом того, что пропагандируется и очень плотный информационный фон висит, что во взаимоотношениях между молодыми людьми самое главное – это интимные отношения, все остальное вообще не рассматривается, навязывается такой образ. И люди часто воспринимают это. И тогда у человека возникают вопросы, а зачем это нужно – брак? Как правило, этот человек ищет более легких путей.

    И по поводу вопроса «семья или карьера?», что часто происходит? Человек учится в школе, ему говорят, что надо учиться, потом в институте. И внутри семьи часто нет примера действительно крепкой семьи, и чаще всего ребенка настраивают постоянно на то, что надо постоянно учиться, чтобы найти работу, чтобы зарабатывать много денег. А для чего все это нужно? Не говорится цель самая главная, что карьера не может быть самоцелью, она только как некое средство для чего-то большего, допустим, для обеспечения своей семьи. Человек не может ответить на вопрос, для чего семья ему нужна. Для чего нужна карьера, на этот вопрос пытаются ответить везде – это возможность получать деньги, свободное время тратить на какие-то свои удовольствия, возможность самореализации. А семья что? Это препятствие для самореализации человека, человек не может себя вполне раскрыть. Хотя на самом деле семья как раз и позволяет вполне себя раскрыть, потому что, наоборот, вне семьи человек не может этого сделать. Но так как молодой человек зачастую не имеет опыта, он пытается найти ответ, и более доступны те источники информации, которые ему дают неправильную позицию, информационный фон достаточно сильный висит.

    Как повлиять, вопрос сложный. С одной стороны, действительно с точки зрения государства нужно реально создавать условия определенные, пытаться создать. С точки зрения всего остального, как мне кажется, очень много должны делать сами люди, которые поднимают этот вопрос.

    Как пример, насколько это реализуемо или нереализуемо, не знаю. Вот сейчас очень популярное средство массовой информации – это блоги различные. И, как правило, блоги часто используются для того, чтобы тиражировать определенную информацию, направленную на определенные цели, в том числе ту же информацию, зачем семья, давайте делайте карьеру. Противодействие в том, что люди среди своего круга знакомых и друзей, перед которыми стоит такой вопрос, если ты можешь постараться ответить на него, а зачем семья нужна, привести какие-то аргументы в пользу того, что семья – это более ценно, чем карьера, потому что семья на всю жизнь, а если мы берем позицию христианства, то и дальше, а карьера – это определенный узкий период времени.

    Шувалова Л.В. Спасибо, Павел. Я просто хочу небольшой вывод сделать. Меня ваше выступление натолкнуло на определенную мысль. Вопрос действительно некоего стереотипа. Мы учимся. Первая задача, которая ставится детям, - нужно хорошо учиться, чтобы поступить в институт, дальше профессиональный рост и т.д. Недостаточно уделяется внимания именно вопросу семейных ценностей даже на уровне школы, пониманию этого.

    И второй момент. Мы с вами обсуждаем – все за семью, все понимают, что это более глубокая ценность. Но вопрос: когда семья – сегодня или потом, через какое-то время? И здесь встает вопрос трудоустройства, который стоит достаточно остро. В любом случае вам нужно куда-то устроиться, и желательно с соответствующим образованием, с соответствующей специальностью, чтобы не устраиваться на более низкооплачиваемую работу, иметь некие перспективы. И в данной ситуации меры, которые могли бы поддержать и косвенно стимулировать именно семейные ценности, это то, что мы могли бы предложить, например, получение опыта работы по специальности во время обучения в вузе. Может быть, другие какие-то способы вы предложите сейчас. Здесь эта мера сама по себе будет косвенно стимулировать все-таки выстраивание семьи в том смысле, что не откладывать это на потом.

    Блинов Е.А. Будучи руководителем организации, в которой порядка 30-40 сотрудников являются именно представителями молодежи, я бы хотел сделать предложение, которое бы мне лично как руководителю и моим сотрудникам помогло бы создать семьи.

    Первый момент, это введение прогрессивной шкалы по снижению налога для физлиц по двум событиям – это рождение ребенка (неважно – первого, второго, третьего) и снижение на постоянной основе при вхождении в многодетную семью. Это, представьте, порядка 13% к заработной плате. Только обязательно не возврат и компенсация, а именно на уровне оплаты. Потому что возвращать и компенсировать, по своему опыту, просто бегать за бумажками – это себе дороже.

    И второй момент. По психологии руководителя. Во-первых, инновационный бизнес подразумевает, что я в первую очередь привлекаю молодежь, потому что все равно воспитывать заново. И момент такой, что когда мы берем девушек, всегда есть некая боязнь у любого работодателя, что декрет – и все на этом. Давайте проработаем здесь налоговую базу именно с точки зрения еще и работодателя. Тогда я как работодатель буду защищен, я буду радоваться так же, как и мои сотрудники, появлению детей. Не только по-человечески, но и как работодатель. Иначе меня государство загоняет во всякого рода неприятные условия, в которых, с одной стороны, я должен заботиться о развитии своего предприятия, а с другой стороны, параллельно бороться с общечеловеческими чувствами – с радостью приобретения ребенка.

    Поэтому давайте вот эти моменты, если будет вестись какой-то протокол, как предложения занесем для проработки, пользуясь тем, что законотворцы здесь присутствуют.

    Горшков Н.В. Я бы хотел сделать пару выводов. Первое, что возникает, это борьба за умы. Если в голове и сердце нет ничего, то бесполезно какие-то меры предпринимать, давать квартиры, денежные средства, налоги. Человек всегда будет говорить: мало! Мне нужно то-то и то-то, третьего не хочу, потому что мне мала жилплощадь. Будет жилая площадь, скажет, ну, не знаю, вот мне не нравится чего-то, зарплаты не хватает.

    И второй момент, если говорить о защите прав семьи, ребенка, вот сейчас достаточно часто обсуждается закон о ювенальной юстиции. Это страшное слово вместе с этим законом, который хотят внедрить. Нужно менять понимание: не права ребенка, а права семьи, потому что она должна стоять во главе угла. Тогда уже да, тут стоить говорить о защите семьи, детей.

    Александрова А.А. Я бы хотела затронуть еще один важный вопрос: расширить рамки семьи – не только мама, папа, бабушка, дедушка, а понятие семьи, которое было до революции и в советские времена, но которое сейчас полностью утеряно. К сожалению, у нас все ограничивается в рамках семьи. У меня много примеров, когда друзья создают семьи молодые, у них маленькие дети, но они сталкиваются с тем, что они не видят будущего своих детей в нашей стране. Потому что когда мы едем в метро, яркий пример недавно был, вошла беременная девушка, я уступила ей место. Рядом сидели четыре мужчины вокруг меня, и молодой человек повернулся и спросил эту девушку: «Тебе что, плохо? Почему ты села?». То есть у нас нет какого-то единства и любви к окружающим нас людям. Это очень важный момент, который нельзя упускать, потому что мы каждый можем помочь нуждающейся многодетной семье или неполной семье, где только один родитель, и финансово, и временем. Но мы об этом не думаем. И вот в этом смысле очень важна пропаганда, как, например, в советские времена фильм «Однажды двадцать лет спустя». Эти фильмы заранее планировались, сценарии утверждались, все фильмы, которые мы очень любим, они все были утверждены именно для того, чтобы была определенная идеология. Слова, которое мы не любим, «пропаганда», «идеология», но они строились именно на ценностях православия, то, что было до революции. И нам сейчас надо это возрождать, потому что, к сожалению, все мои друзья, которые имеют возможность уехать за границу, они все для этого делают.

    Делать это можно через социальные сети, мои друзья пытаются, но и в рамках кино, телевидения делать больше передач, которые бы призывали людей задуматься о том, что нужно думать не только о себе, но и об окружающих своих соседей, которых мы, к сожалению, сейчас даже не знаем в лицо.

    Шувалова Л.В. По поводу уступить место беременной, у меня старшему ребенку уже 10 лет, 11 будет в этом году, я это еще 11 лет назад здесь в Москве испытала.

    Вообще можно говорить об общем уровне культуры, но, мне кажется, что в Москву очень много людей приезжает именно делать карьеру, о чем мы и говорим, зарабатывать деньги. И эта цель стоит во главе, люди не замечают других событий, которые происходят. Другие ценности отходят очень сильно на второй план, и этот маленький пример как раз подтверждение. Вот этот стереотип пока существует, к сожалению, и мы, конечно, будем прилагать усилия, чтобы разрушить и изменить это общественное отношение к этому вопросу.

    Спасибо большое всем участникам заседания. Мне кажется, у нас очень хороший, конструктивный диалог получился. Отец Селивестр, вы что-нибудь скажете в завершение?

    Архимандрит Селивестр (Лукашенко) В завершение хотелось бы тоже всех поблагодарить и отметить, что каждый выступающий отмечал вопрос любви, потому что семья без любви – это не семья, это сожительство неких граждан. Объединяет-то их любовь, и эта любовь создает будущее этой семьи, тех детей, которые там воспитываются. И то, что та забота государства, это тоже должна быть любовь наших государственных деятелей, ведь если у них нет любви к своему народу, то что может быть? Они же думают, заботятся и проявляют любовь. Пускай через какие-то организации общественные и государственные в том числе, но любовь, заботу. И в когда в обществе каждый будет заботиться, иметь расположение и любовь к другим жителям, вот как хороший пример о метро, когда человек удивился, что проявилось чувство любви, заботы о беременной женщине. А нас не должно это удивлять, мы должны всегда чем-то жертвовать. Жертвенность это любовь. Это не есть оторвать от себя что-то, нет. Когда человек жертвует, он готов отдать все. Он не делится, а жертвует. Поэтому жертвенность – это проявление любви. Просто мы в последнее время перестали понимать эти слова, понятие любви, жертвенности.

    А так очень даже хорошо, если мы действительно свое сегодняшнее начинание, этот «круглый стол» сможем выразить в какой-то документ, а потом в какое-то действие, было бы хорошо. Не вот эти проекты 2030, а какие-то серьезные проекты, где действительно будут наши мамы многодетные. Она и воспитывает своих детей, и воспитывает будущих граждан нашего Отечества, и она является воспитателем, у которого есть своя трудовая книжка, она получает свои деньги, которые ей не дают, а она их зарабатывает – она для нашего государства воспитывает граждан, это свой малый детский дом. И тогда воспитание этих больших семей не будет пугать, по крайней мере, а те проблемы, которые будут стоять перед молодыми людьми, которые создают семьи, будут, наоборот, двигателем их развития, их карьерного роста. Лентяй никогда не поднимется. Для того, чтобы чего-то достигнуть, надо встать и пойти. Но должна быть мотивация. У человека, у которого есть семья, у которого есть дети, у него мотивация – надо их одеть, накормить, чтобы мои дети были не хуже, чем у других семей, и он будет трудиться, работать. Но все равно, приоритет любви в семье. Мы не просто воспитываем тех, кто должен работать на заводе, в институте, а граждан, у которых есть понятие Родины, патриотизма. Чтобы эти дети, которые нами воспитаны, пошли бы и защищали свое Отечество. Сейчас ведь мы не зря стали вспоминать, в свое время был такой Совет солдатских матерей, которые думали о том, чтобы дети были избавлены от армии, придумывали все способы возможные и невозможные, чтобы ребенка освободить. Но мы-то должны понимать, кто будет защищать наше Отечество? Мы же не наймем со стороны армию, мы же не будем платить деньги людям со стороны, чтобы они защищали нашу Мать-Родину. Наши дети должны защищать нас, это тоже в семье воспитывается. Это любовь, жертвенность.

    Ананьина Г.В. В дополнение к словам батюшки хочу сказать, семья – это малая церковь.

    Шувалова Л.В. Спасибо большое! (Аплодисменты.)

    Версия для печати